On-line: Илья, гостей 0. Всего: 1 [подробнее..]
АвторСообщение





Сообщение: 107
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.07.12 00:12. Заголовок: 29-я стрелковая дивизия и 253 стрелк. полк Красных Орлов


В общем то о боевом пути дивизии много написано, и в частности о 253 сп., но есть определенные проблемы касающиеся ухода полка с позиций под Пермью и судьбы первого командира полка Подпорина. Не понятно чем было вызван его перевод в "другую часть" и что это была за часть. В истории ГВ его фамилия больше не упоминается. Может быть кто то имеет более укрупненные данные по эти двум эпизодам?

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 81 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]





Сообщение: 511
Зарегистрирован: 16.06.10
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.09.18 01:30. Заголовок: 29-я стрелковая диви..


29-я стрелковая дивизия - сформирована 23 июля 1918 года на Урале из отрядов красной гвардии, сформированных весной-осенью 1917 года как Восточная дивизия (с 25 августа – 1-я Уральская). 5 октября 1918 года, 1-я Уральская дивизия объединена с 2-й Уральской дивизией и получила наименование Сводная Уральская дивизия. 11 ноября 1918 года Сводная Уральская пехотная дивизия переименована в 29-ю стрелковую дивизию. Участвовала в Пермской, Екатеринбургской, Тобольской операциях, закончила бои под Омском в ноябре 1919 года. Затем была в составе 1-й Революционной Армии Труда, участвовала в подавлении восстаний, в 1920 году переброшена на Западный фронт. Здесь, 10 июня 1920 года, части дивизии были расформированы. Управление дивизии было использовано для формирования 3-й армии Западного фронта, а стрелковые полки — для пополнения дивизий этой армии. Бойцы дивизии сражались под Варшавой, затем отступали в боях против генерала Булак-Булаховича. В дальнейшем 3-я армия была объединена с 16-й армией, а потом её части вошли в состав Белорусского военного округа. 253-й Красных Орлов и 255-й Уральский полки были направлены на Юго-Западный фронт, сражались весной-летом 1920 года в Таврии, участвовали в октябре 1920 года в наступлении и освобождении Северной Таврии, в ноябре - в Перекопско-Чонгарской операции, освобождении Крыма, разгроме Крымской группировки Махно. Затем полки были расформированы. Полк Красных Орлов почти полностью полёг в Присивашье. Командовал 29-й дивизией кадровый офицер, бывший полковник и командир 56-го Сибирского полка Владислав Флорианович Грушецкий, в дальнейшем комдив, расстрелянный в 1938 году. В состав дивизии входили:
1-я бригада:
1) 253-й полк Красных Орлов - сформирован в июне 1918 года в с.Катайское как 1-й Крестьянский коммунистический полк из катайских и каменских отрядов Григорьева В.Ф, Кобякова А.И, Тарских П., Ослоповского И.А, камышловского отряда П.Н.Подпорина. 2-й батальон был сформирован из Каменского и Зыряновского отрядов. 3-й батальон был сформирован позже остальных на стан.Егоршино из отрядов Жукова В.Д., Павлова С.А, крестьян-добровольцев окрестных сел. 22 октября 1918 года, за бои под Кушвой полк был награжден Красным Знаменем ВЦИК и ему присвоено имя «Красные орлы», с 19.12.18 – 253-й, в 1920 г на Южном фронте переименован в 22-й полк 3-й стрелковой дивизии. Командовал им Малков.
2) 254-й Волынский полк – сформирован в Петрограде 5.03.1918 года как 5-й Волынский батальон, формировался на ходу о завершил свое формирование в Алапаевске, влиты Надеждинский и Сосвинский отряды, Петроградский батальон, с 6.08.1918 – Волынский полк, с 2.10.1918 – в составе 1-й Уральской дивизии, с 24.12.1918 – 258-й полк 29-й дивизии, с 12.05.1919 – 254-й, с 24.10.1920 – 23-й полк 3-й дивизии. Командовал им Фомин, комиссаром был Косарев.
3) 255-й Уральский полк – сформирован в марте 1918 года в г.Шадринске на базе 139-го запасного полка как Рабоче-Крестьянский полк из рабочих дружин Шадринска, Верхтеченского, Мехонского отрядов, отряда Водяниковской, Долматовской, Тамакульской волостей, добровольцев из Сухого Лога, с 15.04.1918 – 4-й Уральский полк, в г.Долматово влиты отряд Четверикова П.С, отряды Петропавловской и Песковской волостей, в ноябре 1918г в Верхней Туре влиты 176 мобилизованных, 29.11.18г влит отряд тагильских железнодорожников в 62 человека, с 3.02.1919 – 261-й полк 29-й дивизии, с 12.05.1919 – 255-й, в 1920г – переименован на Южном фронте в 24-й полк 3-й стрелковой дивизии. Командовал им Шумилов, комиссаром был Бочкарев.
2-я бригада в составе
4) 256-й Уральский Рабоче-Крестьянский полк – формировался в июле 1918 года в г.Арамиле из рабочих Сысертского завода и Арамильской суконной фабрики, крестьян д.д.Кашино, Абрамово, Конево, Щелкун, как 1-й Рабоче-крестьянский полк, в декабре 1918г в Перми влиты батальон Владимирского полка и две роты Пермского запасного полка, с 19.12.18 – 255-й, с мая 1919 – 256-й, 22.03.20 награжден Красным Знаменем ВЦИК, в 1920 – на Польском фронте в составе 5-й стрелковой дивизии как 40-й полк, в июле 1922 в г.Невель расформирован.
5) 257-й Камышловский полк – сформирован 10 августа 1918 года на Ирбитском заводе как 1-й Камышловский полк из отрядов Подпорина П.Н, Черных Н.Ф, Кангелари В.А, 1-го Петроградского, Ирбитского, Кочневской роты, в ноябре 1918г на Кыновском заводе влилось до 300 рабочих, с 1.01.1919 – 254-й полк 29-й дивизии, с 12.05.1919 – 257-й, в 1920 – на Польском фронте в составе 5-й стрелковой дивизии как 41-й полк.
6) 258-й Камский полк – сформирован14.09.1918г в с.Частых Оханского уезда Пермской губернии как 1-й Камский полк из мобилизованных Осинского и Оханского уездов, действовал в составе Особой Камской бригады, с 3.12.1918 – Сводно-Камский полк, так как составлен из остатков, разбитых трех полков Камской бригады, с весны 1919 – 259-й, с 18.04.19 – 258-й, в 1920 – на Польском фронте в составе 5-й стрелковой дивизии как 42-й полк
3-я бригада в составе:
7) 259-й Лесновско-Выборгский полк – сформирован в апреле 1918 года в Петрограде при штабе Красной Гвардии Выборгского района как 1-й революционный Московский полк из рабочих рот при заводах Металлическом, Айваза, Лесснера, Проммета, Феникса, Розенкранца и из солдат бывшего лейб-гвардии Московского полка и в казармах последнего, в мае 1918 – полк охранял финскую границу у Сестрорецка и белоострова, подавлял мятеж на стан.Званка, 16.09.18 - из него выделен и направлен на Восточный фронт 3-й батальон Выборгского района, в который влита добровольческая рота батальона Московско-заставского района, с 2.10.18 - 1-й Лесновско-Выборгский полк 3-й Уральской дивизии, чей 1-й батальон сформирован из 3-го батальона Выборгского района, 2-й батальон создан из разбитых 2-го Екатеринбургского (6-я рота) и 5-го Уральского (4-я и 5-я роты) полков, в 4-ю роту влит отряд Устьсылвицкого завода, 21.10.18 влиты две маршевые роты 1-го полка из Перми (7-я и 8-я роты), с 1.11.1918 – в составе Особой бригады, с 25.12.1918 – 256-й полк 29-й дивизии, к 1.01.1919 – полк почти полностью уничтожен в Мотовилихе, осталось 50 штыков, влиты 4-я железнодорожная рота, рота мотовилихинских коммунистов, рота пермской милиции, две роты батальона «Красных коммунаров», с 13.05.1919 – 259-й.
8) 260-й Петроградский полк – сформирован в марте 1918г в Петрограде как 1-й Красноармейский полк 3-й Петроградской дивизии, с 11.09.1918 – 17-й Петроградский полк, с 3.10.18 – в Сводной Уральской дивизии, с 3.03.1919 – 257-й Петроградский, с 12.05.1919 – 260-й.
9) 261-й Василеостровский полк – сформирован в Петрограде в Василеостровском районе как 4-й Василеостровский полк, с сентября 1918 – в 3-й Уральской дивизии, с 2.04.19 – в 29-й дивизии, с 16 июня 1919 года – 261-й.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 524
Зарегистрирован: 16.06.10
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.09.18 11:52. Заголовок: Путиловский Стальной..


Путиловский Стальной кавалерийский полк – сформирован 6.10.1918 в Кушве из Путиловского Стального кавэскадрона созданного из рабочих Петрограда, а также 6-го эскадрона Петроградского кавполка, кавотрядов Бекетова, Еремина, Костоусова, в апреле 1919г объединен с 2-м Акуловским кавполком.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 4867
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.01.19 12:05. Заголовок: ЖДАНОВ ЛАЗАРЬ ПАВЛОВ..


ЖДАНОВ ЛАЗАРЬ ПАВЛОВИЧ (ВОЗМОЖНО)
(1900, Пермская губ. — 13.03.1955, Ангарский ИТЛ). Родился в семье крестьянина. Русский. В КП с 11.18. Образование: сельская школа, с.Балуево; начальное училище, Балуево 1914; 2-классное земское училище 1914—1915. Подручный портного-кустаря Пепеляева, д.Раково Пермской губ. 12.15—05.16; работал в хозяйстве бабушки, Раково 05.16—09.16; чернорабочий на Балашихинском лесопильном з-де, Пермь 09.16—03.17; чернорабочий, станц. Пермь-2 Пермской ж. д. 03.17—05.17; работал в хозяйстве бабушки, Раково 05.17—10.17; на поденных работах у разных лиц, Раково 10.17—03.18; рядовой красногвард. отряда, с.Сепыч 03.18—11.18; зав. Сепычевским вол. политпросветом 05.18—09.18.
В РККА: рядовой уезд. военкомата, сотр. воен.-полевого контроля 29 стр. дивизии 09.18—01.19.
В органах ВЧК—ОГПУ—НКВД: нач. ОО 29 дивизии 01.19—03.20; под следствием, Пермь 03.20—06.20; секретарь партячейки, Сепыч 06.20—09.20; секретарь ОО 21 стр. дивизии 09.20—08.21; уполн. и нач. агентуры ОО 21 стр. дивизии 08.21—05.22; уполн. ОО Западно-Сибирского ВО 05.22—06.22; пом. нач. ОО 13 кав. дивизии06.22—08.22; секретарь СОЧ ОО Сибирского ВО 08.22—1923; уполн. ОО Сибирского ВО 1923—09.24; нач. ОО 12 дивизии 09.24—13.07.26; нач. ОО 18 стр. корпуса, Сибирский ВО 13.07.26—07.29; нач. ОО 35 стр. дивизии 01.07.27—07.29; нач. ОО Забайкальской группы войск ОКДВА 07.29—01.03.30; нач. 1 отд-я ОО ОГПУ ОКДВА 01.03.30—1930; нач. 3 отд-я ОО ОГПУ ОКДВА 1930—06.08.31; пом. нач. ОО ПП ОГПУ по
Дальневосточному краю, ОКДВА 06.08.31—28.09.33; нач. ОО ОГПУ Приморской группы войск 28.09.33—10.07.34; нач. ОО ГУГБ НКВД Приморской группы войск 10.07.34—03.11.34; нач. УНКВД Уссурийской обл. 03.11.34—13.01.36; зам. нач. ОО ГУГБ НКВД Забайкальского ВО 17.02.36—09.12.36; зам. нач. ОО ГУГБ НКВД Приволжского ВО 09.12.36—28.08.37; зам. нач. 5 отд. УГБ УНКВД Куйбышевской обл. 09.12.36—28.08.37; нач. 5 отд. УГБ НКВД Татарской АССР 28.08.37—11.05.38.
Арестован 11.05.38; приговорен ВКВС СССР 27.04.39 по ст. 17-58-1«а», 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР к 20 годам лишения свободы. Умер в лагере. Реабилитирован. Звание: майор ГБ 30.12.35. Награды: орден Красного Знамени № 15273 12.08.31; медаль «ХХ лет РККА» 22.02.38.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 4918
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.01.19 13:32. Заголовок: Васильев Василий Ефи..


Васильев Василий Ефимович (23.6.1897-22.10.1981 года). Родился в Санкт-Петербурге, за Нарвской заставой в Шёлковском переулке в семье рабочих Путиловского завода. Русский. Член ВКП(б) с января 1918 года.
В 1906 г., окончив 2-й класс заводской ремесленной школы, поступил учеником в слесарно-ремонтные мастерские Плещеева за Обводным каналом. В октябре 1906 г. перешёл в плотницко-столярный цех завода «Тильманс» (металлообрабатывающий завод братьев Тильманс). В июле 1908 года был принят на Путиловский завод в котельно-мостовую мастерскую учеником к нагревальщику заклёпок. Участвовал в подпольной организации большевиков, 06 марта 1916 года был арестован за распространение листовок и прокламаций и перевезён с другими арестантами в район Старой Руссы в 3-ю роту 178-го запасного полка Царской Армии, где проходил военную подготовку пулемётчиком. Снова преследовался за антиправительственную пропаганду и отправлен в дисциплинарный батальон. В начале июля 1916 г. дисциплинарный батальон в составе 177-го запасного полка передислоцировался на фронт в район Двинска. Участвовал в Империалистической войне в боях под Двинском и был ранен в штыковой атаке, лечился в госпитале. 5-го августа переведён в Петроград в 4-ю роту 2-го батальона Измайловского полка на должность ефрейтора пулемётного расчёта. Дослужился до унтер-офицера.
Участник Октябрьской Революции 1917 года в районной дружине рабочей милиции Петрограда. 21 апреля 1917 г. переведён в ЦК партии и назначен старшим подвижной группы по охране В. И. Ленина и членов ЦК РСДРП (б). 6 июля 1917 года во время вооружённого конфликта с Временным правительством был арестован в особняке Кшесинской и заключён в Петропавловскую крепость. Освобождён 28 июля 1917 г. 11 августа 1917 г. старший 3-й группы дружины по охране делегатов VI съезда РСДРП (б). Заместитель командира, с 19 октября 1917 г. — командир 2-го сводного отряда Красной гвардии при ЦК РСДРП (б). В конце марта 1918 г. по распоряжению Главного штаба формировал 2-й Петроградский отряд (1-й Нарвский полк), которым командовал до конца Гражданской войны в 1922 г. В 1919 г. избран делегатом VIII съезда РКП(б). С мая 1920 комиссар 5-го, затем 255-го Китайского стрелкового полка 85-й бригады, 29-й дивизии.
В марте 1921 г. делегат X съезда РКП(б). Участвовал в подавлении Кронштадтского мятежа в качестве комиссара 32-й бригады Рейснера Сводной дивизии П. Е. Дыбенко. С 1921 по 1924 гг. комиссар 85-й бригады, 29-й дивизии в г. Омске. В 1924—1928 гг. учился на основном (командном) факультете Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе. С 1928 по 1931 гг. — командир-комиссар 4-го Краснознамённого стрелкового Туркестанского полка (г. Коканд), затем — командир 2-й Туркестанской стрелковой дивизии. В качестве командира 4-го Туркестанского полка участвовал в ликвидации банд Ибрагим-бека и Курджуры, за что был награждён орденом Красного Знамени Узбекской ССР. В феврале 1929 года избран членом ЦК на IV съезде Коммунистической партии Узбекистана.
В 1931-1933 гг. Военный атташе в Афганистане, где сменил комдива В. М. Примакова. Руководитель резидентуры «А 3», позывной «Гассан». Владел 6-ю языками, в том числе хинди. После возвращения с 1933 по 1938 гг. начальник разведывательного отдела штаба Среднеазиатского военного округа (сменил К.А. Батманова).
В 1938 г. был арестован и обвинён в шпионаже в пользу разведок иностранных государств. Осуждён по «сталинскому списку» от 12 сентября 1938 г.[2], отнесён к 1-й категории (подлежащих расстрелу) за подписями: Сталин, Молотов, Жданов. Приговор заменён на 10 лет лагерей. Отбывал наказание в Казахстанских лагерях. В конце 1942 г. был доставлен в г. Москву, где ему предложили «искупить вину кровью», с последующей реабилитацией, отправиться на фронт с пониженным в звании и в должности. С октября 1943 года участвует в Отечественной войне в должности заместителя командира 66-й стрелковой дивизии. Был ранен в бою, лечился в госпитале. С 17 февраля 1944 по 11 мая 1945 гг. гвардии полковник Васильев В.Е. командир 138-й стрелковой Карпатской Краснознаменной, ордена Суворова дивизии 17-го гвардейского стрелкового корпуса 18-й армии 4-го Украинского фронта. Участник Парада Победы 24 июня 1945 г. в Москве на Красной площади.
С 1945 по 1946 годы генерал-майор (с 11.7.1945) Васильев В.Е. командир 50-й стрелковой дивизии. С 1946 г. по сентябрь 1948 г. командует 27-й механизированной дивизии и с сентября 1948 г. по 1952 г.73-м стрелковым корпусом. С 1952 по 1960 годы генерал майор Васильев В.Е. заместитель (помощник) командующего по боевой подготовке войсками Прикарпатского военного округа, с 03 августа 1953 года генерал-лейтенант. С 1960 года в отставке.
Умер 22 октября 1981 года в г. Киеве. Похоронен на Байковом кладбище г. Киева.
Воинские звания: Ефрейтор — с 5 августа 1916 г.; Унтер-офицер; Комбриг; Комдив; Полковник — с 1943 г.; гвардии полковник 1944 года; Генерал-майор — с 11 июля 1945 г., постановление Совета Народных Комиссаров СССР № 1683. Генерал-лейтенант — с 3 августа 1953 г., постановление Совета Министров СССР № 2050.
Награды: Георгиевским крестом IV-й степени (04.08.1916 за храбрость), два ордена Ленина, четыре ордена Красного Знамени (10.1944 за освобождение венгерских г. Ворохта и районного центра Жабье, разгром частей 1 ГСбр и 10 пд венгров, 3.11.1944 за выслугу, 22.2.1945 за освобождение г. Кошица, г. Спяшска Нова Вес и Пород в январе 1945 года); орден Суворова II степени (УПВС СССР от 19.6.1945 г. за освобождение Чехословакии и г. Прага) орден Кутузова II степени, орден Трудового Красного Знамени, Орден Трудового Красного Знамени Узбекской ССР (2-й вариант 1930 г.). Медалями: ХХ лет РККА, «За освобождение Праги» и др.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 5110
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.19 13:02. Заголовок: Шубин Иван Григорьев..


Шубин Иван Григорьевич родился 25 мая 1891г. Нижне-Туринский завод Верхотурский уезд Пермской губернии. В 1906 г. окончил 3 класса начальной школы. С 1908 по 1912гг. работал в кузнечном цеху. На военную службу призван в 1912г. Окончил учебную команду, произведен в унтер-офицеры. С июля 1914г. в 7 роте 334 пехотного Ирбитского полка. За боевые отличия произведен в подпрапорщики, а в августе 1917г. в прапорщики. Назначен младшим офицером 7 роты.
Награжден Георгиевскими крестами: 4 ст. № 348951-за бои 27 июля 1915 г. У деревни Майданны – Вилькова (Приказ ХХVI армейского корпуса за № 168 от 24 ноября 1915г.), 3 ст. №94699 - за мужество, проявленное в бою 19 и 20 августа 1916г.у ст. Зборуве. 2 ст. №45526 - за отличие оказанные в бою 24 августа 1916г. у деревни Кабаровце. 1 ст. №19505 - награжден командиром корпуса в числе наиболее отличившихся солдат за то, что 22.07.1917, 2-й батальон и полурота 11-й роты, не получив приказа об отходе, вследствие перерыва связи, утром 23.07.1917 были окружены австрийцами на горе «1256», что севернее д. Кручея, и, решив не сдаваться, Ирбитцы отбили ряд атак противника, причем последнюю атаку, за израсходованием патронов, отбили штыками и камнями, затем, проложив себе выход штыками, без дорог по горам и лесам, присоединились к дивизии. (Приказ 84 пехотной дивизии за № 131 от 27 июля 1917г.)
Награжден Георгиевскими медалями: 4 ст., 3 ст. №7653 (Приказ 26 армейского корпуса от 5 июня 1915г.)
В 1918г. кузнец на заводе. В августе мобилизован в Красную Армию и выбран командиром 2 Кушвинского красногвардейского отряда. С 1 ноября 1918г. командир 1 саперной роты инженерного батальона при штабе 3 армии. С августа 1919г. по 1922г. командир взвода отдельной саперной роты 64 бригады 29 стрелковой дивизии. Потом работал на Исовском прииске. Умер 6 января 1980г.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 5114
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.02.19 11:13. Заголовок: Евсеев Трофим Яковле..


Евсеев Трофим Яковлевич родился 30 сентября 1887гг. Нижняя Салда Верхотурский уезд Пермской губернии. Окончил 2 классное училище с похвальным листом. Поступил на завод на разборку чугуна. В 1906 году перешел работать в бессемеровский цех.
На военную службу призван в 1908 по 1911 проходил действительную службу в городе Ельце в 18 гусарском Нежинском полку. В июле 1914г. мобилизован в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк. Ефрейтор.
Награжден Георгиевским крестом: 4 ст. №258232 - в бою 26 апреля 1916г. у деревни Баламутовка, под сильным огнем противника, доставил важное донесение, чем способствовал успеху боя (Приказ 3 кавалерийского корпуса от 1 июля 1916г.).
Вернулся домой в конце 1916 по состоянию здоровья. С 1918г. доброволец Красной Армии. С 6 сентября 1918г. командир эскадрона Путиловского стального кавалерийского полка 29 стрелковой дивизии, затем военный комиссар этого полка. С 16 февраля 1919г. командир Путиловского кавалерийского полка. Был избран делегатом на VIII съезд РКП (б).
В декабре 1919г. формирует 58 драгунский полк в г. Троицке. Комиссар 2 бригады 10 кавалерийской дивизии. Убит в бою 12 июля 1920г.
Награжден: Орденом Красного Знамени. Командир 2 бригады 10 кавалерийской дивизии. (Приказ РВС республики за №225 от 30 июля 1921г.) - «... во время операции на реке Вилия лично произвел рекогносцировку этой реки у местечка Быстрица и наметил место переправы. Когда началась переправа, противник начал обстреливать наши части, тов. Евсеев, несмотря на огонь, бросился в атаку на врага и своим примером увлек красноармейцев, благодаря чему переправа была обеспечена. Во время этого боя тов, Евсеев пал смертью храбрых, чем запечатлел героический подвиг перед социалистической революцией».

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 5138
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.02.19 18:56. Заголовок: Ушаков Федор Иванови..


Ушаков Федор Иванович родился 8 июня 1884г. Сысертский завод Екатеринбургский уезд Пермской губернии. С 1898 г. работал на заводе и в шахте. С 1905 г. работает на электростанции. С 1909-1911гг. работал в Китае. На военную службу призван в 1912г. зачислен в 195 пехотный Оровайский полк. За боевые отличия произведен в подпрапорщики. (Приказ 49 пехотной дивизии за №33 от 9 апреля 1916г.) 22 сентября 1917г. выбран председателем Ясско-Сакольского гарнизона. Арестован генералом Щербачевым, но 11 декабря бежал из-под ареста.
Награжден Георгиевскими крестами: четырех степеней и Георгиевской медалью: 4 ст.
В мае 1918г. вступил в Красную Армию. В августе 1918г. назначен командиром 3 роты 3 Екатеринбургского стрелкового полка. Затем начальник минометно-бомбометной команды 2 бригады 29 стрелковой дивизии. В марте 1919г. направлен на командные курсы в город Вятка. Три раза ранен и контужен. Демобилизован по болезни 14 августа 1926г. Умер 22 октября 1944г.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 5199
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.03.19 14:30. Заголовок: Михаи́л Степа&#..


Михаи́л Степа́нович Шуми́лов (5 (17) ноября 1895, Верхняя Теча, Пермская губерния, Российская империя — 28 июня 1975 года, Москва, СССР) — генерал-полковник (20 октября 1943 года). Герой Советского Союза (26 октября 1943 года).
Депутат Верховного Совета СССР 3-го и 4-го созывов (1950—1958).
Михаил Шумилов родился в крестьянской семье 5 (17) ноября 1895 в селе Верхняя Теча Верхнетеченской волости Шадринского уезда Пермской губернии, ныне административный центр Верхнетеченского сельсовета Катайского района Курганской области.
С отличием окончил сельскую школу, в результате чего получил земскую стипендию для поступления в учительскую семинарию. Окончил учительскую семинарию в Челябинске в 1916 году. В 1916 году был призван в ряды Русской императорской армии, после чего был направлен на учёбу в Чугуевское военное училище, после окончания которого в 1917 году в чине прапорщика был направлен на должность младшего офицера в 109-й запасный полк в г. Челябинск. В марте 1917 года направлен на Западный фронт Первой мировой войны, где воевал в составе 32-го Кременчугского пехотного полка.
В декабре 1917 года как учитель был демобилизован из армии, подпоручик Шумилов вернулся в Верхнюю Течу. В конце 1917 года вступил в отряд Красной Гвардии и участвовал в установлении Советской власти. С января 1918 года работал сельским учителем, а в марте был назначен волостным военным комиссаром, одновременно учился на землемерных курсах в Шадринске. В апреле 1918 года добровольцем был призван в ряды Рабоче-крестьянскую Красную Армию, тогда же вступил в ряды РКП(б). В середине июля 1918 года Шумилов занимал пост коменданта станции Антрацит (ныне Алтынай). Когда 18 июля на станцию отступил 4-й Уральский стрелковый полк, по личной просьбе зачислен в его состав, был назначен на должность командира 3-й роты 1-го батальона. В составе полка участвовал в оборонительных боях под Егоршино. 17 сентября 1918 года 4-й Уральский полк по железной дороге отправлен под Нижний Тагил, где вёл бои по 6 октября, затем был вынужден отходить из окружения в район Верхней Туры. В период отхода советских войск из-под Кушвы на Пермь полк вёл арьергардные бои, отступая к станции Чусовой. С 17 декабря 1918 года Шумилов — командир 255-го (бывшего 4-го Уральского) стрелкового полка 29-й стрелковой дивизии Восточного фронта. Под его командованием полк отступал из Чусовой через Кизел на Усолье. В период общего наступления Красной армии, переправившись через реку Каму, 255-й Уральский полк вышел на Сылву и, продвигаясь по горнозаводской дороге, участвовал в освобождении ряда городов и сел Пермской губернии, в том числе Перми (1 июля 1919 года), Невьянска (15 июля), Шадринска (4 августа), вёл наступление на Тобольск, затем на Ишим. Приказом по дивизии 22 декабря 1919 года полк в составе 85-й особой стрелковой бригады перебрасывается на Южный фронт.

85-я особая бригада была включена в состав 13-й армии. Командиром 253-го полка Красных Орлов был переведён бывший командир 255-го Уральского полка Шумилов, а бывший командир 253-го полка А. И. Кобяков был переведён командиром в 255-й Уральский полк. Узнав о подготовляемом наступлении через бывшего офицера, перебежавшего из частей красной 3-й дивизии к белым, которая занимала позицию частей правее 85-й бригады, прямо против перекопского перешейка, противник сам 7 июля перешёл в контрнаступление, опрокинув части 3-й дивизии. 85-й бригаде дан был приказ наступать на Перекоп по берегу Сиваша. К вечеру 7 июня 1920 года подошли к Первоконстантиновке, уже занятой к этому моменту частями Марковской и Корниловской дивизии. На восточной окраине Первоконстантиновки в двух километрах от нее занял позиции 254-й полк, чуть южнее от него 253-й полк, с левого его фланга до берега Сиваша — 255-й полк. С севера от 254-го полка располагались позиции 124-й стрелковая бригады. К ночи белые части были выбиты из станицы. Утром 8 июня бой продолжился и вскоре белые части усиленные Дроздовской дивизией окончательно захватывают Первоконстантиновку. Способствовало этому еще то, что севернее белые смяли позиции 124-й бригады, не только перерезав связь со штабом дивизии, но и фактически взяв с севера части бригады в полуокружение. Только поздно вечером, после 6-ти часового боя, красным удалось прорвать кольцо белых и отступить к колониям Агайман и Тарагаевка. Шумилов был ранен 7 июня 1920 года в первом же бою и в последующих боях не участвовал. Бригада была отправлена в тыл для формирования и расположена на отдых в село Краснополье в 6-ти верстах южнее г. Екатеринослава, куда прибыла 22 июля 1920 года. В конце июля 1920 же года бригада отправлена на фронт через г. Александровск, но, не доходя до позиции, был получен приказ о расформировании бригады. Строевые части влиты были в 3-ю дивизию. В дальнейшем сражался с вооружёнными формированиями атамана Н.И. Махно в районе Гуляйполя.
После окончания войны Шумилов продолжил служить в армии на должности командира батальона. После окончания высших Харьковских повторных курсов старшего и высшего командно-политического состава с июля 1924 года командовал батальоном в 20-м стрелковом полку 7-й стрелковой дивизии, с ноября 1924 года был назначен на должность начальника штаба этого полка. С января 1927 года — помощник командира 21-го стрелкового полка в той же дивизии. После окончания курсов усовершенствования комсостава «Выстрел» в январе 1929 года был назначен на должность командира и военкома 21-го стрелкового полка, в 1933 году — на должность начальника штаба 96-й стрелковой дивизии. В ноябре 1935 года ему было присвоено воинское звание полковника. В январе 1937 года стал помощником командира 87-й стрелковой дивизии. В июне 1937 года было присвоено воинское звание комбриг, и он был назначен командиром 7-й стрелковой дивизии Киевского военного округа. В феврале 1938 — марте 1939 годов, находясь на должности советника при командующем группой армий Центрально-Южной зоны, Шумилов принимал участие в боевых действиях во время гражданской войны в Испании. В апреле 1938 года был назначен на должность командира 11-го стрелкового корпуса, дислоцированного в Белорусском военном округе, во главе которого принимал участие в сентябре 1939 года в освободительном походе РККА в Западную Белоруссию, а затем в советско-финской войне. В июле 1940 года 11-й стрелковый корпус был включён в состав Прибалтийского Особого военного округа.
С началом войны корпус под командованием Шумилова принимал участие в Прибалтийской оборонительной операции. С 23 по 25 июня принимал участие во фронтовом контрударе по прорвавшейся 4-й танковой группе противника в район Шяуляйского укреплённого района. Вскоре корпус отступал по направлению на Ригу и далее на Тарту. В июле корпус вёл тяжёлые оборонительные боевые действия на рубеже Пярну — Тарту. С 22 по 25 июля противник прорвал линию фронта, в результате чего вышел к Чудскому озеру и окружил корпус под командованием Шумилова. К 30 июля корпус вышел из окружения, после чего вёл оборонительные боевые действия вдоль Нарвского шоссе. В августе 1941 года был назначен на должность заместителя командующего 55-й армии в составе Ленинградского фронта, после чего принимал участие в обороне Ленинграда, однако в ноябре того же года был отозван в Москву и состоял в распоряжении Главного управления кадров НКО. В декабре 1941 года был назначен командиром формирующегося 1-го особого стрелкового корпуса, но фактическим им не командовал.
В январе 1942 года был назначен на должность заместителя командующего 21-й армии в составе Юго-Западного фронта, после чего принимал участие в ходе боевых действий лета 1942 года на харьковском направлении и на Дону. В августе 1942 года генерал-майор Михаил Степанович Шумилов был назначен на должность командующего 64-й армией, которая около месяца сдерживала 4-ю танковую армию под командованием Германа Гота на дальних подступах к Сталинграду, благодаря чему промышленные предприятия, расположенные на юге города, продолжали работать. Шесть месяцев армия Шумилова в жесточайших боях удерживала южную часть Сталинграда, сыграв выдающуюся роль в героической обороне города наряду с 62-й армией генерала В. И. Чуйкова. 31 января 1943 года Михаил Степанович Шумилов руководил допросом генерала-фельдмаршала Фридриха Паулюса, взятого в плен 64-й армией под Сталинградом.
16 апреля 1943 года 64-я армия была преобразована в 7-ю гвардейскую. Армия под командованием Шумилова принимала участие в Курской битве, форсировании Днепра. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1943 года за умелое руководство воинскими соединениями во время форсирования Днепра и проявленные при этом личное мужество и героизм гвардии генерал-полковнику Михаилу Степановичу Шумилову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Командовал армией в ходе Кировоградской, Уманско-Ботошанской, Ясско-Кишинёвской, Дебреценской, Будапештской, Братиславско-Брновской и Пражской наступательных операциях. Немалая заслуга принадлежит генералу М.С. Шумилову в создании частей новой румынской армии.
После окончания войны Шумилов продолжил командовать 7-й гвардейской армией, которая в то время входила в состав Центральной группы войск и дислоцировалась на территории Венгрии. С февраля 1946 года командовал 52-й армией, с июня 1946 года — 13-й армией Прикарпатского военного округа. В 1947 году был направлен на учёбу на Высшие академические курсы при Высшей военной академии имени К. Е. Ворошилова, после окончания которых в апреле 1948 года был назначен на должность командующего Беломорского военного округа, а в мае 1949 года — на должность командующего Воронежским военным округом. С октября 1955 года находился в распоряжении Министра обороны СССР. В январе 1956 года генерал-полковник Михаил Степанович Шумилов уволен в отставку, однако 24 апреля 1958 года был повторно призван в ряды Советской армии и назначен на должность военного консультанта Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Генерал-полковник Михаил Степанович Шумилов умер 28 июня 1975 года в Москве. Похоронен на Мамаевом кургане в Волгограде.
Награды Шумилова в Музе́е-запове́днике «Сталингра́дская би́тва»
Медаль «Золотая Звезда» (26.10.1943);
три ордена Ленина (26.10.1943, 17.11.1965);
четыре ордена Красного Знамени (22.02.1938, 27.08.1943, 3.11.1944, 24.06.1948);
два ордена Суворова 1 степени (28.01.1943, 28.04.1945);
орден Кутузова 1 степени (13.09.1944);
орден Красной Звезды 22.02.1968);
орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3 степени (30.04.1975);
медали;
иностранные награды:
почётный Рыцарь-командор ордена Британской империи
Орден «Защита Отечества» трёх степеней (Румыния)
Орден Венгерской свободы
Орден Заслуг Венгерской Народной Республики 2 класса
Орден Михая Храброго 2 и 3 класса (Румыния)
Орден Красного Знамени (ЧССР)
Орден Возрождения Польши
Орден Полярной звезды (Монголия)
Орден Тудора Владимиреску 1 степени (Румыния)
медали Чехословакии и Монголии
Почётные звания
Почётный гражданин Волгограда (4 мая 1970 года), Бельцов (23 февраля 1966 года), Белгорода (1 августа 1963 года), Братиславы, Шебекино, села Верхтеченского и др.
В честь Михаила Степановича Шумилова названы улицы в Москве, Волгограде, Белгороде, Шадринске, Катайске и Кропивницком. Были установлены мемориальные доски на домах, где он жил в Москве (Ленинградский проспект, 75), Шадринске и Воронеже, а также в Кировском районе Волгограда на улице Генерала Шумилова, дом 16, и на здании школы в селе Верхняя Теча. Были установлены памятники в Волгограде и Кургане. В Светлоярском районе (Волгоградская область) в честь Шумилова была названа школа, а в Харькове — СПТУ № 18. На территории училища установлен бюст, а на фасаде здания — аннотационная доска. Ежегодно проходит кубок Шумилова между командами регби Белгорода и Волгограда. В Катайском районе Курганской области учреждена памятная медаль в честь Героя Советского Союза, генерал-полковника Михаила Степановича Шумилова.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.05.20 16:16. Заголовок: Помогите составить к..


Помогите составить картину события более подробно: Серьезное поражение красным 16-й Ишимский полк нанес в бою у деревень Федосово, Молоково и Ячменево 17 сентября 1918 г. Ишимцы захватили в качестве трофеев два трехдюймовых орудия, 137 снарядов, 5 пулеметов "Кольта", 2 пулемета "Льюиса", 100 тыс. патронов и много винтовок (20).

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.05.20 19:06. Заголовок: pyrin пишет: Помог..


pyrin пишет:

 цитата:

Помогите составить картину события более подробно: Серьезное поражение красным 16-й Ишимский полк нанес в бою у деревень Федосово, Молоково и Ячменево 17 сентября 1918 г. Ишимцы захватили в качестве трофеев два трехдюймовых орудия, 137 снарядов, 5 пулеметов "Кольта", 2 пулемета "Льюиса", 100 тыс. патронов и много винтовок (20).


РГВА. Ф. 39498. Оп. 1. Д. 66. Л. 34.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6717
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.06.20 10:35. Заголовок: М.Н. Миков. Боевые о..


М.Н. Миков. Боевые операции 29-й дивизии и Особой отдельной бригады 3-й Армии Восточного фронта
БОЕВЫЕ ОПЕРАЦИИ 29-й ДИВИЗИИ и ОСОБОЙ ОТДЕЛЬНОЙ БРИГАДЫ 3-й АРМИИ ВОСТОЧНОГО ФРОНТА.
1918 г. В первых числах августа под командой тов. ВАСИЛЬЕВА Макара Васильевича первая бригада первой Восточной Дивизии, расположенная: ст. Боярская, Талый ключ и Ирбитский завод – Первый Камышловский Полк, Отдельная батарея, отдельный кавалерийский Эскадрон Мадьяр. Село Сарафанова и Шогриш – первый горный полк, отдельный Кавалерийский полк; сёла Антоновское и Лебёдкино – 4-й Уральский полк. Первый рабоче-крестьянский Коммунистический полк; Район ст. Егоршино и 113 раз"езд – одна батарея и броне-поезд. Штабриг ст. Егоршино.
При угрозе занятия Перми со стороны Кузино-Лысьва, части 3-й Армии получили приказ о наступлении на г. Екатеринбург, 2-я Восточная дивизия со стороны Тагила, отряды Хохрякова со стороны Режа, с задачей занятия г. Екатеринбурга. Части первой бригады, 1-й Восточной дивизии получили боевую задачу занять ст. Богданович.
Части бригады, перейдя в демонстрацию в р-не села Шогриш, Сарафаново, Ирбитский завод перешли в решительное наступление в р-не ст. Егоршино. Разбили 15-й, 16-й Сибирские стрелковые полки белых под общим командованием полковника Смолина, заняли ст. Антрацит, Сухой Лог, и остатки белых в панике отступили на Шадринск, занятие ст. Богданович было предрешено без боя, но в силу сложившейся боевой обстановки на Режевском направлении и ст. Крутиха на Тагильском направлении, вынудившей наши части к отходу в район Режа и [1] Невьянского завода, заставило части 1-й бригады и 1-й Восточной дивизии приостановить наступлении и отвести с Сухого Лога в район ст. Антрацит и села Ирбитские вершины. Указанный рубеж бригада удерживала до конца сентября 1918 г., отразив до 25 атак противника за этот столь короткий период август-сентябрь с полным уничтожением противника, бросившего чисто-ударные офицерские батальоны и роты.
Характерно в момент ожесточённых боёв на участке бригады обе стороны пленных не брали. Офицеры при разгромах предпочитали в бою сдачу в плен самоубийством заряжения ручных гранат, ударом капсуля о колени, и от разрыва которых кончались, или стрельбой из револьвера в себя.
После упорных боёв в р-не ст. Антрацит, Ирбитские Вершины, Ирбитский завод, село Лебёдкино, село Антоновское и село Осиновское сложилась неблагоприятная обстановка на участке 2-й Восточной дивизии Тагильского направления.
Чехо-словацкая Дивизия под командой, генерала майора Войцеховского разбила 2-ю Восточную дивизию и заставила в беспорядке части дивизии отступить на з-д Н-Тагил.
Тов. ВАСИЛЬЕВУ как комбригу первой Восточной дивизии было приказано снять с фронта 4-й Уральский стрелковый полк из под села Егоршино и 1-й Камышловский полк из под Ирбитского завода с целью перебросить в з-д Тагил. Переброска полков осложнялась тем, что на участке всей бригады шли тяжёлые бои с ведущим наступление противником, превосходящего нас численно и технически. [1об]
С помощью брошенных последних резервов под Ирбитский завод и под ст. Егоршино был разбит на голову "Степной полк" под командованием полковника Киселёва, что дало возможность Камышловскому полку немедленно погрузиться на ст. "Талый ключ" в эшелоны и отправиться в завод Н-Тагил.
4-й Уральский полк по инициативе тов. ВАСИЛЬЕВА вывесил на селе Егоршино белые флаги: на церкви, домах и др. зданиях, устроили колокольный звон, предварительно заняв важнейшие подступы к Егоршино с укрепленном этих участков пулемётами.
Противник, увидя белые флаги и услышав колокольный звон, принял за оставление нами села Егоршино и радушную встречу его населением, двинулся походными колоннами в село Егоршино. Но был встречен убийственным ружейным и пулемётным огнём, беспощадно косившим белых, которые в панике и беспорядке бежали от села Егоршино, что дало возможность 4-му Уральскому полку немедленно погрузиться на ст. Егоршино в эшелоны и отправиться в Н-Тагил.
1-й эшелон 1-го Камышловского полка, прибывший на ст. Тагил, был уже обстрелен ружейно-пулемётным огнём белых, занявших завод Тагил. Эшелон под огнём выгружался, вступил с белыми в бой, удержал ст. Тагил в своих руках до полной концентрации Камышловского полка на ст. Тагил. После чего перешол в решительное наступление на чехов, начал чехов теснить с з-да и с помощью подошедшего 4-го Уральского полка в Тагил отбросил белых за завод Тагил к реке Шайтанке, Шайтанскому мосту, т.е. на 12 вёрст за Тагил в сторону Екатеринбурга. Это дало возможность [2] 2-й Восточной дивизии около 2-х недель с помощью указанных полков удерживать Тагильский завод.

Положение 1-й бригады 1-ой Восточной дивизии в районе ст. Егоршино и Алапаевска сильно осложнилось с тем, помимо переброски полков в завод Тагил, наступление белых на её расположение, измены на Режевском направлении во 2-й бригаде 1-й Восточной дивизии переходом Волынского полка на сторону белых, укомплектованного из крестьян села Покровского, захватом нашего бронепоезда белыми, после этого разгром оставшихся белыми наших частей, занятием белых завода Режевского и ст. Режь, полным оголением фланга Первой бригады со стороны Режевского завода. Принятыми мерами противник был выбит частями 1-й бригады из села Покровского со стороны 113 раз"езда с понесением большого поражения и захватом одной батареи белых, что дало возможность с упорными боями, с сохранением материальной части, боеспособности частей 1-й бригады 1-й Восточной дивизии отойти в район Алапаевского завода, где вести напряжённые бои с наседавшим противником или ликвидировать контр-революционное выступление в тылу, в районе Синичихинского заводов, отдельного Инженерного батальона 1-й Восточной дивизии.
В силу сложившегося положения под Тагилом частями 1-й бригады 1-й Восточной дивизии пришлось оставить Алапаевск и отойти в район Салдинских заводов и ст. Салка, где в течение 3-х суток отбивались атаки противника, но 1-го или 2-го октября 1918 г. белые заняли ст. Санданато и Тагильский завод. Таким образом, части первой бригады 1-й Восточной дивизии [2об] оказались отрезанными в составе: 1-го рабоче-крестьянского полка, 1-го Горного полка, отдельного Кавалерийского дивизиона, отдельного каваллерийского отряда Бекетова, отдельного Петроградского Красного батальона, отдельного Китайского батальона и Артиллерийской батареи.
Ночью по лесисто-болотистым тропинкам части бригады начали отход на завод Кушву с материальной частью, которая была частично уничтожена заранее в момент отхода, как-то: огнеприпасы, снаряжение, обмундирование, продовольствие на ст. Салка. Пускали эшелоны друг на друга, так загромоздили пути на ст. Салка, что белые течение месяца не могли произвести расчистку и пользоваться путями. Части, начавшие отход на з-д Кушву, не знали, в чьих руках находится з-д Кушва, а поэтому вынуждены были отходить со всеми предосторожностями путём выделения арьергарда и авангарда и соответствующими боевыми предосторожностями.
Высокая сознательность долга и преданность Революции оказали Красноармейцы, командный и политический состав, можно было видеть потрясающую картину героизма, когда они, что-бы облегчить положение лошадей с повозками боеприпасов, несли на руках патронные ящики, пулемётные ленты и артиллерийские снаряды по этим лесисто-болотистым тропинкам.

Часов в десять утра части в районе села Есашная совершили переход в брод реку Тагил без мостов, на своих плечах вытаскивая артиллерию и повозки. К 4-м часам вечера следующего дня части начали подходить к заводу Кушва, и путём разведки было установлено, что Кушва находится в наших [3] руках. Позднее было установлено путём опроса пленных офицеров, столь благоприятной остановкой для занятия завода Кушва белые решили дать выход на Кушву 1-й бригаде Восточной дивизии, боясь, что 1-я бригада под командой ВАСИЛЬЕВА может занять Кушву с тыла, ибо от бригады Васильева они смогли этого ожидать, т.е. каких угодно сюрпризов, пример Егоршинской истории и т .п.
С выходом бригады в завод Кушву 1-я и 2-я Восточная дивизия и Верхотурский отряд ВОЛКОВА были реорганизованы в сводную Уральскую дивизию, и Начдивом Уральской сводной дивизии был назначен тов. Васильев Макар Васильевич. В сводной Уральской дивизии было три бригады, три артиллерийских дивизиона, отдельный Каваллерийский стальной полк и три броне-поезда.
Расположение дивизии: 3-я бригада – район ст. Выя, штаббриг. – ст. Выя; 2-я бригада – район Туринских заводов, штаббриг – Верхняя Тура. Первая бригада – район Кушва, штаб-бриг – Кушва и штабдив. – ст. Бисер.
В начале Октября 1918 г. противник со стороны Тагила перешёл в наступление на з-д Кушва в полном составе 7-й Уральской дивизии под командой князя Голицина и начал наши части теснить на завод Кушву, но брошенный из дивизионного резерва полк "Красных Орлов" разбил 7-ю Уральскую дивизию князя Голицына, занял Баранчинские заводы, ст. Баранча, Лайские заводы и ст. Лая, захватив до 40 пулемётов и ряд др. трофей.
После этой операции в скором времени сводно Уральская [3об] дивизия была переименована в29-ю дивизию, Начдивом 29-й был назначен тов. ВАСИЛЬЕВ М.В.

На участке дивизии ведя успешную борьбу с белами в виде разгрома 4-й и 3-й Сибирских стрелковых дивизий белых, противник сосредоточил на участке особой бригады 3-й Армии в конце октября вновь сформированный в Сибири Средне-Сибирский корпус под командой генерала лейтенанта ПЕПЕЛЯЕВА и со стороны Кузино перешол в решительное наступление, разбив особую бригаду 3-й армии, занял ст. Кын и Кыновский завод с конечной задачей занятия Лысьвы, Калино и Перми.
Командиром 3-а армии т.Березиным была поставлена задача Начдиву 29-го тов. Васильеву фланговым ударом со стороны Кушвы нанести поражение корпусу Пепеляева. Для выполнения указанной операции с большими трудностями пришлось перебрасывать в Коноваловский завод по узкоколейке, исправлять её, восстанавливать телефонную связь и т.п. Были сосредоточены в указанном заводе: 1-й Камышловский полк и 17-й Петроградский полк, которые с Коноваловского завода, перейдя в решительное наступление на зав. Кын.
Части корпуса Пепеляева находились примерно в 12 верстах от з-да Лысьва, в результате наши вышеуказанные полки разбили 1-ю Сибирскую дивизию, уничтожили её штаб, в бою убив трёх генералов, трёх полковников, взяв до 500 чел .пленных, до 40 пулемётов и заняли завод Кын, а позднее, нанеся большое поражение 2-й Сибирской дивизии, заняли ст. Кын, ст. Унь и заставили остатки корпуса отступить из под Лысьвы в район ст. Кузино. [4]
За ряд выдающихся операций 7-го ноября 1918 г. от имени Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Председателем Коминтерна тов. Зиновьевым 258 полк "Красных Орлов" был награждён первым Красным знаменем в Республике Советов на з-де Кушва.
В первых числах марта 1919 г. на части 29-й дивизии, занимавшей участок по Пермской ж.д. ст. Григорьевская, южнее и севернее её, была возложена задача прорвать фронт в районе ст. Григорьевская с заданием занятия г. Перми. На части особой отдельной бригады 3-й армии Восточного фронта была возложена задача способствовать операции 29-й дивизии путём усиленной демонстрации на правом фланге особой бригады с занятием села Дмитриевского или Ильинского, части особой бригады, перейдя в наступление, после упорных боёв прорвали фронт противника в районе села Рождественского, выбив противника из сильно укреплённой позиции, заняли село Ивановское, повели наступление на район сёл Дмитриевского и Ильинского, но в силу терпящей неудачи наступления на участке 29-и дивизии, к этому моменту израсходовавшей все резервы и ни добившись никаких успехов, вынуждены были приостановить своё наступление.


После неудачного наступления частей 29-й дивизии на Пермь противник перешёл в решительное наступление на части 29-й дивизии, прорвал на её участке фронт, занял ст. Верещагино, создав этим самым угрозу расположенным частям особой бригады, занимавшей фронт село Ивановское района Кудымкора, Юсьвы и Егвы, заставив этим самым её к отходу в район Верхне-Камского [4об] и Афанасьевского сёл. Противник, также развивая свой успех на участке 29-й дивизии, вынуждал её к дальнейшему отходу с оставлением ст. Кез и Кузьма, бросаемые армейские резервы до последнего штыка на участок 29-й дивизии не смогли приостановить успешного наступления противника.
Командование 3-й армии, израсходов все свои резервы, в силу сложившегося катастрофического положения на участке 29-й дивизии и создавшееся непосредственной угрозой г. Глазову, вынуждено было отдать приказ Комбригу особой ВАСИЛЬЕВУ снять с фронта 22-й Кизеловский и 23-й Верхне-Камский полки, которые на подводах перебросить на участок 29-й дивизии в район сёл Северного и Южного Гординский, Сепач и Сила. Указанные полки с большими трудностями были сняты с фронта в момент, когда противник развивал бешеное наступление и на участке особой бригады. Своевременно переброшенные на участках 29-й дивизии после продолжительных напряжённых боёв полки особой бригады заставили противника израсходовать все свои резервы в лице ударных и штурмовых бригад, приостановили наступление противника, нанесли ему огромные потери в личном составе, что дало возможность удержание г. Глазова в наших руках.
В начале мая 1919 г. на части особой бригады, занимавшей участок районов села Портяново, Хоборосты и Омутинский з-д, была возложена задача первой прорвать фронт на участке 3-й армии в районе Омутинского завода, с занятием Залазинского завода. Для указанной операций были сосредоточены 22-й Кизеловский, 23-й Верхне-Камский и 61-й Рыбинский стрелковый [5] полки. 22-й Кизеловский полк со сторона Омутинского завода, перейдя в решительное наступление, выбив противника из сильно укреплённой позиции под Залазинским заводом, окопы противника были созданы по типу окопов империалистической войны с искуственными препятствиями, проволочные заграждения, засеки и т.п., занял Залазинский завод, разбил 1-ю Пермскую дивизию под командой полковника Эпова и заставил её в беспорядке начать отход в район села Афанасьевского. Тракт от Залазинского завода на протяжении 70-ти вёрст был усеян брошенными патронами, пулемётными лентами и др. трофеями.
Части особой бригады, развивая своё дальнейшее наступление в лице 22-го Кизеловского, 23 Верхне-Камского и 61-го Рыбинского стрелковых полков, заняли село Афанасьевское, форсировав реку Каму. С занятием села Афанасьевского части, продолжая развивать наступление при сильном сопротивлении противника, бросившего [в] прорыв последние свои резервы в лице запасных полков Омского и Камского, но тем не менее мы заняли Верхне-Камское и Северно-Гординское сёла, ведя одноаременно с этим наступлением на Южно-Гординское село, переброшенный с района Афанасьевский 23-й Кизеловский полк в район деревни Портянов совместно с 21-м Мусульманским полком, прорвав фронт протиника, и занял деревню Пичашево, сильно укреплённую позицию противника по типу Империалистической войны. Теренево, Сиверская в районе Глазово, развивая дальнейшее наступление, заставляя к отходу 1-ю Сибирскую дивизию корпуса генерала Пепеляева, заняли села Сеплич-Сивинское. [5об] В это время 61-й Рыбинский и 23-й Верхне-Камский полки заняли Южно-Гординское, село Воскресенское, ст. Верещагино, ст. Григорьевская, ст. Чайковская, сёла: Козьмодемьянское, Григорьевское и Рождественское.

В районе села Егвинское противник оказал отчаянное сопротивление в лице 1-й Морской дивизии Контр-Адмирала СТАРК, но после упорных продолжительных боев вынужден был начать отход за реку Каму.
Особая бригада форсировала реку Каму в районе Добрянского – Полазинского завода со стороны Чермозского и Полазинского заводов, бригада сосредоточившись в Левшино, перешла в наступление на ст. Сылва, с боем заняла её, ведя дальнейшее наступление на ст. Комалихинская, Селянка и Калино. Под селом Верхне-Чусовские городки бригада окончательно разбила наголову 1-ю Морскую дивизию Контр-адмирала СТАРКА, и чуть не пленив со штабом самого Контр-адмирала Старка, взяв большие трофеи: пулемёты, винтовки и патроны, после чего почти что без боя была занята ст. Калино и Чусовской завод.
Части особой бригады, сосредоточившись в Чусовском заводе, перешли в решительное наступление на ст. Пашия и Кусья-Александровский завод и после продолжительного боя разбили 2 штурмовых бригады, взяли одного командира бригады в плен, захватили огромные трофеи. Тракт Кусья-Александровский – Бисерские з-ды на протяжении 60 вёрст был уставлен в четыре ряда брошенным повозками, патронными двухколками, снарядными ящиками, делами штабов, продовольствием, много пулемётов и др. трофеями. [6]
Заняли завод Бисерть, ст. Бисерть, Теплогорский з-д, откуда перешли в наступление на зав. Кушву и Туринские заводы с занятием указанных заводов, заняли заводы Тагильский, Верхне-Нижне-Салдинские, Алапаевский з-д, ст.Егоршино, Ирбитские заводы, г. Ирбит, откуда, перейдя в наступление, заняли полотно ж.д. Камышлов-Тюмень исключительно с главным ударом главными силами ст. Паклевская и Талицкий завод.
Первая бригада после указанных операций была реорганизована в 51-ю дивизию, в последствии получившей название Перекопскую Дивизию, в состав которой вошёл 21-и Мусульманский, 22-й Кизеловский и 23-й Верхне-Камский стрелковые полки, что составили первую бригаду 51-й Перекопской дивизии.
61-й Рыбинский с двумя полками отряда Мрачковского составили 2-ю бригаду этой дивизии.
10-й Московский полк особой бригады с занятием Афанасьевского, Верхне-Камского и Северного Гординского сёл был переброшен в г. Вятку, в Вяткинский укреплённый район и с 2-мя Вятскими крепостными полками составил 3-ю бригаду 51-й Перекопской дивизии.
1-и Северный каваллерийский полк особой бригады, разбивший на голову Первый Пермский полк Пермской дивизии белых под Афанасьевским селом, с занятием Афанасьевска был переброшен в г. Вятку на укомплектование самого себя.
Вот и краткая история главнейших операций 29-й дивизии и Особой отдельной бригады 3-й армии Восточного фронта характерно говорят за то, что ряд этих удачных операций [6об] принадлежит славному командованию и руководству тов. ВАСИЛЬЕВА Макара Васильевича.
Составлено на основании воспоминания и документов участников вышеприведённых боёв и военных операций.
Бывший Военный комиссар Особой Отдельной бригады 3-й Армии Восточного фронта, в настоящее время Нач. Управления Реконструкции завода "МЕТАЛЛИСТ", член ВКП(б) с 1911 г.
МИКОВ.
5/VIII-1922г. [*1932 г.?]
г. Свердловск.
ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.107.Л.1-7.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.06.20 16:52. Заголовок: спасибо и на этом..


спасибо и на этом

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.06.20 16:54. Заголовок: интересует 3 рота 25..


интересует 3 рота 253 полка 29 стрелковой дивизии под руководством Георгия Васильевича Глухих

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6722
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.06.20 10:07. Заголовок: Мемуары командира от..


Мемуары командира отряда Алапаевского ССРМ Федотова.
Алапаевский социалистический союз трудящейся молодёжи им. III Интернационала в борьбе за советы Под руководством ВКП(б) рабочие Урала вписали в историю борьбы с контрреволюцией немало самых героических её страниц. Немало строчек на этих страницах вписано винтовками и кровью алапаевских рабочих в первых рядах которых дралась, умирала и побеждала белогвардейщину Алапаевская рабочая молодёжь.
Я вернулся в Алапаевск из старой армии в январе 1918 г. К моменту моего приезда союз молодёжи уже был организован и на другой же день после приезда я вступил в него. Во главе союза был некий БОЛЬШУХИН, фигура политически очень подозрительная. Техническим секретарём союза был Алексадр ПОДКОРЫТОВ, рабочий штукатур.
После занятия Алапаевска белыми Большухин разгуливал по нему и наводил у родителей ребят, ушедших с отрядом союза молодёжи (в частности у моих) справки о том не знают ли они, где находятся ребята. (Среди населения шли упорные слухи, что отряд союза молодёжи не отступил, а остался по ту сторону фронта для партизанских действий в тылу у белых).
Большухин не вёл настоящей классовой и революционной линии в работе союза, а наоборот так организовал всю практическую работу, чтобы под видом «аполитичности» и «нейтральности» в действительности сделать союз орудием контрреволюционных организаций. Проповедуя только «культурно-просветительскую и экономическую роль союза» и необходимость «одинакового» отношения ко всем «революционным» организациям, Большухин практически открыл широкую возможность вести свою работу в союзе определённо контрреволюционным элементам.
В одном здании с Союзом молодёжи разместились комитеты анархистов и союза Увечных воинов (фронтовиков). Фактические и основные руководители этих обоих организаций были заядлыми белогвардейцами, а комитеты их организационно были связаны между собой вхождением в них одного бывшего в обоих комитетах лица. Этим связующим «анархистов» и «фронтовиков» лицом был некий БЕЛОУСОВ Николай, солдат старой армии, организовавший отряд «анархистов», после занятия Алапаевска колчаковцами превратившийся в карательный отряд Алапаевской следственной комиссии (контрразведки) и разстрелявший не одну сотню Алапаевских рабочих, не один десяток Алапаевских большевиков подпольщиков.
Другим вожаком союза увечных воинов был некий Василий ПУТИЛИН, сын бывшего полицейского пристава г. Алапаевска, сам офицер царской армии. Пользуясь «благожелательным нейтралитетом», а фактически скрытым содействием Большухина, они начали вести свою контрреволюционную работу среди членов союза, особенно из мелкобуржуазной молодёжи, имевшей при Большухине широко открытые двери в союз и опираясь на последнюю даже пролезли в Ревизионную комиссию союза молодёжи. Мы, группа рабочих активистов, под руководством выделенного для работы в союзе комитетом Большевиков солдата фронтовика Алексея СЕРЕБРЯКОВА, развернули борьбу с этими попытками контрреволюционеров завоевать союз. Раз’ясняя в индивидуальных беседах с рабочими ребятами и девчатами, членами союза и в каждом выступлении на собраниях членов союза по любому вопросу кому нужна «нейтральность» союза и кто её добивается (офицер, сын пристава ПУТИЛИН), мы вскоре завоевали на свою сторону большинство членов союза. Получив необходимое большинство, мы поставили вопрос о перевыборах руководящих и ревизионных органов союза. На перевыборах мы разумеется провалили Большухина, Белоусова и Путилина, и ни один из них не попал ни в состав комитета, ни в ревизионную комиссию союза. В комитет были избраны: Алексей СЕРЕБРЯКОВ, Василий и Иван КАДОЧНИКОВЫ, Александр МЯСНИКОВ и Виктор ФЕДОТОВ.
Отстранив контрреволюционеров от руководства союзом, мы решили лишить их какой бы то ни было возможности вести работу в союзе. Через комитет большевиков добились выселения из здания Союза Комитета Анархистов и Комитета Увечных Воинов и, разорвав территориальную связь их с Союзом, прямо запретили Большухину, Путилину и Белоусову ходить в союз, заявив, что им нечего делать у нас. При руководстве Большухина кроме спектаклей и танцевальных вечеров в Союзе ничего не было, после перевыборов Комитет развернул большую агитационную и воспитательную работу. Организовались кружки по истории революционного движения, кружки политвоспитания (тогдашние политграмоты), на всех собраниях обычно делались политические доклады о текущем моменте и т.д. Часть мелкобуржуазной и интеллигентской молодёжи ушла из союза, будучи не согласна с занятой им политической линией, другая, меньшая, осталась и вместе с рабочей молодёжью стала на позиции беззаветной поддержки социалистической революции, борьбы за советы под руководством РКП(б).
Таким образом в очень короткий срок Союз стал большевистским, стал организацией, которая в целом и каждый из её членов по отдельности готовы были бороться за Октябрьскую революцию.
Вскоре эту готовность Союзу и его членам пришлось неоднократно доказывать и на практике. Белогвардейское восстание ДУТОВА, и ряд членов союза: Иван МАСЛОВ, Степан ПОДКОРЫТОВ, Григорий СУЧЕК и т.д. уходят с Алапаевским Красногвардейским отрядом на его подавление, а после успешного разгрома белоказаков остаются в Красной гвардии при Алапаевском Военкомате.
События нарастают, в Алапаевск привозят князей Романовых, начинает налетать и всякое чёрное вороньё, приезжают под видом «монашек» фрейлины двора «его императорского величества», под видом «странников» гвардейские офицеры, плетутся заговоры для освобождения Романовых, нужно надзор за ними поручить отборным, до конца преданным и дисциплинированным людям. Отряд военкомата мал, Алапаевский Военком покойный Сергей ПАВЛОВ просит комитет Союза Молодёжи помочь, и в Красногвардейский отряд при Военкомате вступают Александр МЯЧКОВ, Евгений КОРЕЛИН, Виктор ФЕДОТОВ и т.д. Члены союза на смену с пулемётной командой Военкомата под командой также члена союза Ивана Маслова и с отрядом мадьяр несут караул у князей Романовых и арсенала. Партия может быть спокойна, у этих караулов без её разрешения ничего не возьмёшь. Выступили чехи, пал Челябинск, рабочий Урал под угрозой, нужны бойцы и в первую очередь в отправляющийся на чехов Красногвардейский отряд Ивана КУШНИКОВА идут члены Союза. В Союзе скандал – весь комитет, весь актив и большинство взрослых ребят и девчат хочут идти в отряд КУШНИКОВА, между тем нужно ведь продолжать работу Союза, втягивать в него рабочую молодёжь и политически готовить её на борьбу с белогвардейщиной. Актив Союза и так ослаблен уходом в Красную гвардию ряда членов или как МАСЛОВ, ПОДКОРЫТОВ и другие совсем не принимающие участие в работе Союза, или ведущих её как КОРОСТЕЛЁВ и ФЕДОТОВ только по вечерам в свободное от нарядов по Красногвардейскому отряду время. В результате всяких препирательств и взаимных уговариваний человек 50 ребят и девчат во главе с председателем Комитета Алёшей СЕРЕБРЯКОВЫМ уходят в отряд Кушникова, остальных членов Комитета обязывают остаться и продолжать работу в Союзе. Уходят с отрядом ряд лучших активистов ребят: маленький, живой, как ртуть, Татарин Галей, немножко печёринствующий КОРОСТЕЛЁВ, уходят сёстрами милосердия основные активистки девчата Маруся ОСТАНИНА, Юля КАБАКОВА, Мария ПОТЁМИНА и т.п. Работа в Союзе получает очень серьёзный удар. Начатую нами, группой бывших солдат членов Союза молодёжи (СЕРЕБРЯКОВ Алексей, ПОДКОРЫТОВ Александр, ФЕДОТОВ Виктор, матрос БУЛУЧЕВ Иван) работу по завоеванию изнутри «союза фронтовиков» с целью выгнать из его руководства контрреволюционеров ПУТИЛИНА и БЕЛОУСОВА пришлось прекратить, чтобы не провалить работу в Союзе молодёжи.
Продолжаем вести обычную работу, днём большая часть ребят на заводе, часть в отряде Военкомата в караулах и т.д., вечером в Союзе собрания, спектакли, иногда танцы, несмотря на нарастающие события попеть и поплясать в союзе и умели, и любили.
Алапаевский Военкомат об’являет пробную мобилизацию нескольких лет молодёжи с целью прощупать настроения. Среди собравшейся молодёжи несколько служащих конторы завода: Александр Нятин, Пётр МОРОЗОВ и сынок старшины Пётр МОЛОКОВ развёртывают агитацию, что мобилизация местная незаконна, ходить не нужно и т.д. Члены Союза разоблачают контрреволюционный характер этой организации, борются с ней, но часть неорганизованной в союз молодёжи уходит с призывного пункта и мобилизация отменяется. По предложению комитета члены союза призывающихся возрастов переходят на казарменное положение и начинают военное обучение, число членов союза не находящихся в Красной гвардии стало ещё меньше. После попытки ПУТИЛИНА и БЕЛОУСОВА сорвать проводившийся геройски погибшим потом под Красной Горкой Николаем ТОЛМАЧЁВЫМ общезаводской митинг и устроить восстание роты Сусанских солдат-фронтовиков, чуть не убивших своего комиссара Матвея БОЧКАРЁВА (впоследствии павшего в бою с белогвардейцами), вести обычную работу было незачем и некогда.
На общем собрании членов Союза по предложению Комитета было решено мобилизовать в Красную Гвардию всех ребят членов Союза, достигших 16 лет. Из этих ребят, а также и части неорганизованной молодёжи, мною был организован отряд Алапаевского Союза Молодёжи, командиром которого я был выбран как Красногвардеец и бывший солдат, знающий военное дело, и член Комитета Союза. Много было скандала с отдельными ребятами членами союза, которым не было 16 лет. Они хитрили, прибавляли года, а когда их разоблачали в обмане и отказывали в приёме в отряд, то ругались и, если не помогало, убегали в другие отряды. Часть из них, если не изменят память, Андрей СКРЯБИН, Илья ОБУХОВ и т.п. всё-таки попали в отряд и были в нём вместе с другими ребятами маленького роста, как Вася ПАНОВ, Виктор СУХАНКИН и ЛАТНИКОВ на самом левом фланге последнего отделения.
Было немало обид на отказы и со стороны девчат-активисток, которые чуть не все хотели пойти сёстрами милосердия.
Отряд союза по тогдашнему времени и царившей во многих отрядах партизанщине, недисциплинированности был образцовой частью, обучались ребята чрезвычайно охотно, заниматься готовы были хоть 16 часов в сутки, вскоре уже неплохо знали винтовку и тогдашнюю рассыпную (цепь, перебежки) тактику. Ещё более быстро овладели строем, и когда отряд союза с лихой песней шёл с занятий или на учёбу по улицам Алапаевска, никто бы не сказал, что это идут люди, которые 2 недели назад ещё не только не держали винтовки в руках, но многие и не видали её. Рабочие Алапаевска с гордостью смотрели на своих вооружённых сыновей, готовящихся защищать их от белых банд.
Ещё несколько дней обучения и отряд Союза совместно с отрядом коммунистов и солдат-фронтовиков деревни Косиковой, организованных солдатом-фронтовиком Борисом ТЕЛЕГИНЫМ и находившихся под его командой, получил оперативное задание и выступил на фронт под об’единявшим оба отряда общим командованием товарища Василия АНИСИФОРОВА, беспартийного бывшего прапорщика старой армии, сына Алапаевского кустаря-пимоката, до конца гражданской войны честно и храбро дравшегося за дело рабочего класса. Члены союза и беспартийная рабочая молодёжь Алапаевска нигде не опозорила знамени Союза. И в нашем отряде, носившем имя Союза, и в отряде Кушникова, и в других отрядах и частях руководимой Макаром Васильевичем ВАСИЛЬЕВЫМ Восточной дивизии юные Алапаевцы героически дрались и умирали за дело рабочего класса. В отряде Кушникова маленький татарчонок Галей уже несколько раз успешно пробирался в тыл к белым, каждый раз добывая ценные сведения. Бывший председатель союза Алёша СЕРЕБРЯКОВ улыбаясь шёл впереди ребят на белогвардейские пулемёты. Спокойно с заботливой материнской нежностью, прямо под белогвардейскими пулями перевязывали раненых Красногвардейцев отряда Георгия ГЛУХИХ наши девчата Маруся ОСТАНИНА, Юля КАБАКОВА. Под Крутихой юные пулемётчики Шура Мячков и Митя ТАРТАЧЁВ своим огнём много раз сметали кидавшиеся в атаку белогвардейские цепи, и пулемёты их замолчали только тогда, когда оба были буквально изрешечены белогвардейской шрапнелью. До последнего патрона последнюю пулемётную ленту выпустили в лицо озверевшим белогвардейцам геройски погибшие юные пулемётчики Александр ТАРТАЧЁВ, Евгений КОРЕЛИН и Вася КИСЕЛЁВ.
В отряде союза также не было отбоя от желающих пойти на любое, самое опасное поручение, ребят не приходилось посылать в охранение или разведку, а нужно было сдерживать и отказывать желающим, так как их всегда было больше, чем нужно. В самые напряжённые и тяжёлые минуты в отряде союза часто звучали смех, шутки, песня. С песней, лихим свистом под гармошку отряд не раз уходил на позиции под белогвардейские пули. Писарь отряда (адъютант, как его в шутку называли ребята) Шура МЯСНИКОВ скандалил, требуя, чтобы мы взяли его с собой на заставу в ночь, когда мы ожидали нападения проникшего за наши линии белогвардейского отряда подрывников, которые должны были взорвать чрезвычайно важный мост у станции Самоцвет, связывавшей в это время бывшие под станцией Егоршино наши передовые линии с их ближайшей базой и штабом Восточной дивизии, находившимися в Алапаевске. Он же никак не хотел оставаться в штабе свободного отряда ПАВЛОВА, требуя, чтобы мы его взяли с собой в цепь во время наступления на Сусану (Нейво-Шайтанский завод).
Когда к нам пришли делегаты от партийной ячейки деревни Ермаковой с сообщением, что они выследили, где находится подрывной отряд белых, и проведут нас туда, чтобы окружить их пришлось просто взять на эту операцию и второе отделение, так как после об’яснения боевой задачи на мою команду «охотники 2 шага вперёд», 2 шага вперёд сделал весь отряд.
По распоряжению командира Сводного отряда (союза и косиковцев) т.АНИСИФОРОВА мной был послан на разведку в деревню Раскатиху Костя ЩЕКОТОВ, цель разведки была только выяснить, есть ли в деревне белые, но я недостаточно чётко дал приказание, сказав, что «нужно перебраться в дерёвню». В результате несмотря на начавшийся из деревни огонь белых по нашей цепи, открыто бросившийся в атаку с целью отрезать ЩЕКОТОВА от нас казачий раз’езд, мои крики и свистки, Костя спокойно продолжал пробираться лощиной ручья прямо в занятую белыми Раскатиху. Когда мне, выдвинув одно отделение, чтобы прикрыть его от раз’езда белых, удалось остановить и вернуть ЩЕКОТОВА, и я набросился на него с руганью, «куда он лезет на верную смерть», Костя совершенно спокойно ответил, что «приказано было пробраться в деревню», а не сказано если в ней нет белых, и он считал, что надо пробраться, чтоб выяснить сколько их там. Это было мне уроком, что приказания надо отдавать чётко.
Во время отступления из села Аромашево, когда наша цепь под белогвардейским огнём отбегала по зажжённой снарядами в нескольких местах деревне, у одного пылающего дома с иконой в вытянутых руках стояла седая старуха. (Икона неопалимой купины заменяла в царской деревне пожарную команду, а большевики, только что взявшие власть, ещё не успели заменить «святых пожарников» настоящими). Несмотря на ожесточённый обстрел и наседающие белогвардейские цепи, перебегавший рядом со мной командир первого отделения отряда матрос-кронштатец Ваня БУЛУЧЁВ не утерпел, остановился около старухи и шутливо ей бросил: «Брось, бабушка, всё равно не поможет». Старуха от изумления и неожиданности действительно выронила икону, а мы с Булучёвым под хохот видевших эту сцену ближайших ребят пошли дальше.
Раненый во время ночного нападения на наше охранение А.ЛАТНИКОВ не хотел уезжать из отряда в лазарет, и пришлось приказать ему ехать. Эти факты геройства были не единоличными, а характерными для всего отряда. За несколько дней до занятия Алапаевска колчаковцами, мы вернулись в родной завод уже сжатый со всех сторон белогвардейскими цепями.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6723
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.06.20 10:08. Заголовок: Мемуары Федотова (ок..


Мемуары Федотова (окончание )
Только одну ночь проведя в родных семьях, мы на следующий день в составе Сводного отряда Алапаевского Военкома Сергея ПАВЛОВА пошли в наступление на уже занятый белогвардейцами в тылу у Алапаевска Нейво-Шайтанский завод (Сусану), занятие которого отрезало Алапаевск с защищающими его красными частями от Тагила и дравшихся под ним основных сил Красной Армии.
Нелегко было уходить из об’ятий отцов и матерей, братьев, сестёр, а кой у кого и милых прямо под белогвардейские пули. Но в назначенный час все ребята до одного явились к городскому училищу, где был назначен сбор. Обе прилегавшие к нему улицы были заполнены родственниками и близкими ребят и просто пришедшими проводить цвет своей молодёжи, снова идущей в бой за революцию, под пули белогвардейщины рабочими Алапаевска. Прощание затянулось и стало тяжёлым, не к одной затянутой в зелёную гимнастёрку груди прильнули рыдая седая голова матери и чёрные девичьи косы, не в один рукав защитной рубахи впились и материнские костлявые пальцы, и нежные руки милой. Видно было, как многие из ребят усиленно ищут что-то «попавшее в глаз» и никак не могут «найти». Тяжело, нужно уходить скорей, а то чего доброго кой кто и заплачет. Команда «становись», сильней рыдания матерей, сестёр, невест, смахивают непрошеную слезу не привыкшие к ней суровые рабочие кепки. «Шагом марш», «запевай» и вслед за кавалерией в голове остального отряда, под лихое «У казака острый нож, сабля-лиходейка, пропадём мы ни за грош, жизнь наша копейка», с присвистом и пошедшим впереди вдоль дороги вприсядку неутомимым певуном и плясуном Виктором СУХАНКИНЫМ, шагает отряд союза.
Тянутся по бокам идущего под пули с песней, свистом и пляской отряда рабочие толпы, родные домики, отступает последняя площадь, отстают последние провожающие. Задохнулся, подкосились старческие ноги, встал на колени и вытянул руки: «Петя! Петя!», – седой старик Левин, ветер треплет седую сжелта бороду, только прибавил шагу да громче подхватил песню рослый правофланговый Петя, через несколько часов навсегда умолкший от попавшей прямо в сердце белогвардейской пули. Бой, белогвардейцы на глазах отряда обходят и охватывают его с правого фланга, удлинить цепь некем, ПАВЛОВ присылает последний «резерв» – отделение сапёр, но отделением фланг не удлинишь и охват продолжается. Начинают обстреливать и с правого фланга, связь с центром порвана, посланные дозоры не возвращаются, отряд продолжает идти вперёд.
На левом фланге беляки из какого-то гумна буквально за 100 шагов строчат из пулемёта, нужно снять пулемётчиков, и Виктор СУХАНКИН один, без команды, по собственной инициативе с винтовкой в руках бросается на пулемёт. Беляки струсили и убегают, еле успевая, пользуясь прикрытием горы, утащить пулемёт. Гуще ложатся пули на правом фланге, начинают бить на шрапнель и из бомбомётов, но по-прежнему не ложась, переходя от суслона к суслону, катится вперёд маленький бесстрашный Василий Анисифоров, спокойно шагает как на прогулке рядом со мной в своих синих матросских штанах, с неизменной Романовской (одного из князей) трубкой в губах Иван БУЛУЧЁВ. Отряд полуокружён, но продолжает драться и идти вперёд. Наконец связь восстановлена, получено приказание «отступать», центр всего сводного отряда не выдержал удара, Китайцы и Верхотурцы уже отошли. Сжимаемые почти сомкнувшимся кольцом белогвардейцев, отстреливаясь отходим к главным силам. Ночь, попытка белых напасть на отряд во время прохождения через болото. ПАВЛОВ оказался отрезан за цепью белых и вернулся лишь через 3 дня. Лихой пулемётный огонь Вани МАСЛОВА прямо с телеги, отряд союза бросается на Ура и дорога очищена. Станция Ясашная, родной завод в руках белогвардейских банд. Семьи, отцы, матери уже обливаются кровью под белогвардейскими нагайками, но паники нет. Есть злоба к белогвардейщине и знание, что мы вернёмся.
Трое случайно затесавшихся в отряд суб’ектов: Семён ПОСКОЧИН, сын зажиточного мещанина Алапаевска, Алексей ЧЕЧУЛИН, служащий главного магазина завода, и Иван ТОЛСТЫХ, сын торговца, убегают в Алапаевск, остальные вливаются вместе с другими частями отряда ПАВЛОВА в 253 полк Красных Орлов, тогда «Первый крестьянский коммунистический Красный Советский».
Необходимо отметить, что при влитии отряда Союза в полк Красных Орлов на ст. Ясашная, ребятам очень хотелось, чтобы отряд был организационно сохранён в составе полка как цельная единица, независимо от её назначения, т.е. как взвод или рота, но чтобы всем ребятам быть по-прежнему вместе.
Командование полка в лице комполка т. ФИЛИППА АКУЛОВА приказало разместить ребят отряда по ротам 3 батальона. Несмотря на наше тогдашнее недовольство этим приказом, он был чрезвычайно правилен. Распределяя бойцов по трём ротам, а в них по взводам, помимо чисто количественного укомплектования поредевшего в боях батальона, командование полка совершенно правильно учло и использовало возможность и качественного улучшения состава всего батальона. Первый Крестьянский Коммунистический Красный Советский полк был крестьянским не только по названию, но в значительной степени и по своему составу. Значительное большинство полка составляли Шадринские крестьяне, добровольцы, рабочий костяк полка был из красногвардейцев рабочих Каменска, Сысерти, Камышлова и, несмотря на сильную парторганизацию, воспитавшую боевой революционный дух полка и сделавшую его уже к тому времени одним из лучших полков Красной Армии, в нём ещё тогда были сильны отдельные вредные традиции партизанщины, и распределение бойцов отряда по различным ротам и взводам укрепляло рабочую прослойку целого батальона полка рабочей молодёжью, бывшей к тому же члена Союза Молодёжи, т.е. вдвойне организованными и дисциплинированными бойцами.
В железных рядах полка Красных Орлов, в рядах других частей славной 29 стрелковой дивизии, куда некоторые ребята попадали в результате ранений, контузий, болезней и последующих назначений из лазаретов, иногда в другие части, ребята отряда союза бьются за октябрь, за советы, за коммунистическую партию, за рабочее дело до конца гражданской войны. Ребята из отряда союза бьются в героическом отступлении под натиском превосходных сил белогвардейщины до одного раз’езда за станцией Яр, с которого мы перешли в наступление на белых. Бьются в легендарном натиске, опрокинувшем белых и разгромившем Колчака до захвата его столицы Омска. Бьются на польском фронте в рядах 2-й бригады 29 дивизии, берут Перекоп в рядах 1 бригады, оставленной при переброске на Запад на Южном фронте.
Не мало из них пало смертью храбрых, имена Пети ЛЕВИНА, Кости ЩЕКОТОВА, Гани ЕСИНА, Вани МАСЛОВА, Жени КОРЕЛИНА, Вани КИСЕЛЁВА и десятков других должна знать и помнить их смена – Алапаевские комсомольцы.
Революции отдали свою молодую жизнь вернувшиеся в Алапаевск, но оставившие здоровье на фронте, боевой матрос Ваня БУЛУЧЁВ и неутомимый шутник и весельчак, неоднократно под смех всего отряда лихо отплясывавший русского, одев сарафан и платок какой-либо доброй и весёлой хозяйки, СЕРЁЖА НИКОНОВ. Умер героем, расстреляв в белоказаков все патроны и пустив последнюю пулю нагана в себя, бывший председатель союза Алёша СЕРЕБРЯКОВ, оставленный при отступлении парторганизацией в Алапаевске для работы в колчаковском подполье и окружённый белыми.
Вместе с страной росли оставшиеся в живых бойцы отряда, и сейчас продолжающие на разных участках биться за одно дело – за социализм!
Николай ЯМОВ и Модест СТАРЦЕВ – ударники, бьются за победу социализма в цехах Алапаевского завода. Николай ШАРИН – ударник-инженер одного из Ленинградских заводов, Александр МЯСНИКОВ – ударник-конструктор Верх-Исетского завода им. И.Д.КАБАКОВА. Миша ЛОГИНОВ дерётся за культурную советскую торговлю.
О всех не напишешь, но о росте каждого выпестованного нашей великой партией и страной можно было бы написать книгу. Под руководством партии Ленина, во главе с лучшим из ленинцев т.СТАЛИНЫМ рабочий класс Союза ССР одержал величайшие победы. «Россия НЭПовская стала Россией социалистической» (т. Молотов)
Родина растёт, крепнет, всё радостнее становится завоёванная с бою и построенная нами жизнь, и если рабочие не обученные, плохо вооружённые под руководством партии сумели разбить белогвардейские банды в боях гражданской войны, какой сокрушительный, уничтожающий разгром мы по первому зову партии устроим любому врагу, который попробует помешать нам в нашей мирной работе.
БЫВШИЙ ОРГАНИЗАТОР И КОМАНДИР ОТРЯДА АЛАПАЕВСКОГО СОЮЗА МОЛОДЁЖИ (ФЕДОТОВ) [1933 г.] ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.215.Л.32-45.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 5
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.06.20 13:48. Заголовок: Эти воспоминания ест..


Эти воспоминания есть в книге Олега Немытова "Над Нейвою рекою идем мы эскадроном"

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 6
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.20 01:12. Заголовок: Из книги Олега Немыт..


Из книги Олега Немытова
«Над Нейвой рекою идем эскадроном»

***
Тем временем Роман выехал на дорогу, идущую из села Ячменёво[24] в Костино. Но не проехал и версты, как его окликнули:
– Стой!
Из кустов показались красноармейцы. Не слезая с коня, Федорахин представился заставе. Его пропустили, и, пришпорив коня, через час он уже стоял перед Георгием Глухих.
Командир, склонившись над картой, стал водить по ней, чертя линии ногтем:
– Значит, мы наступаем на Невьянское с правого берега Нейвы, а Павлов с левого идёт дальше на Голубковское. Соединяемся после взятия Невьянского здесь, – ткнул он пальцем в название деревни. – А теперь мы с тобой подумаем, какие вы допустили ошибки как разведчики. Ехали кучно, а не рассыпавшись, так? Разговаривали между собой? Нельзя было въезжать в эту лощину, а нужно было объехать её со всех сторон. И вообще неслед было ехать через деревни, так как весть о вас до врагов дошла быстрей, чем вы ехали. Вот так. Учись!
И добавил:
– Но задание ты выполнил, хоть и потерял бойца. А сейчас давай к своим, в сотню! Они квартируют в Ячменёво. Завтра на рассвете будем брать Невьянское.
Выходя от Глухих, Роман столкнулся с сестрой своего командира Останина Машей, которая, как и Юлия Кабакова, служила сестрой милосердия. Увидев бойца, вышедшего в поздний час от командира, она густо покраснела.
– На ночь глядя командира идёшь лечить, или как? – не замедлил покуражиться над девкой Роман.
– А тебе что, завидно? – не растерялась Маша.
Федорахин прыгнул в седло и вскоре был у цели.
Чуть забрезжило – всё зашевелилось. Сотня Останина выступила из Ячменёво и пошла на рысях на Невьянское. Вскоре загромыхали орудия батареи Спиридонова, после чего должна была начаться атака села.
* * *
Солнце начинало склоняться к закату после освежающего ливня. Перед Николаем Казагранди сидел высокий офицер с рукой на перевязи и уже час рассказывал о случившихся последних событиях в Алапаевске.
После того как председатель ЧК отдал приказ о расстреле Александра Румянцева, известного как Шубин, три красноармейца повели его на расстрел к Ялунинскому болоту[25]. И когда приговоренного уже поставили к высокой сосне, он обратился с извечной просьбой к одному из конвоиров:
– Разрешите закурить перед смертью?
Отказывать, как известно, грех…
– Пётр, развяжи контре руки – всё равно уже никуда не денется! Пусть напоследок…
Но договорить отдававший приказ красноармеец уже не успел. Пётр рубанул шашкой по верёвке, связывавшей руки офицеру. И в ту же секунду клинок оказался в руках пленника. Удар ногой в живот приказавшему – и Румянцев нырнул в заболоченные кусты. Сзади прогремел выстрел. Сильно обожгло левую руку, но обращать на это внимание было некогда. Александр юркнул за одну кочку, затем за следующую, перекатился. Красноармейцы открыли беспорядочный огонь по болоту. Но он уже был далеко в стороне. Пройдя несколько метров по болотной жиже, весь перепачканный, он выбрался на твёрдую почву. Разорвал сухую верхнюю часть рубахи, перевязал раненую руку и пошёл на восток.
Под утро выбрел на какое-то большое село. Навстречу ему пастух гнал стадо коров и на вопрос «какая власть в селе» ответил:
– Крестьянская.
– То есть как… большевистская?
– Не! С вечера офицер пришёл с солдатами, сход собрали, вот он и спросил:
– Как жить хотите: как большаки указывают или как сами пожелаете? Все проголосовали за нашу власть, крестьянскую.
Дальше Шубин уже не слушал, только спросил пастуха, где остановился офицер, и, забыв про болевшую руку и усталость от бессонной ночи, направился к Цветкову, который и переправил его в Голубковское, в штаб отряда.
Казагранди, напряженно потирая виски, снова спросил:
– Так, значит, учительницу большевики тоже взяли?
– Да, взяли! Мне очную ставку с ней делать собирались!
– Хорошо, идите отдыхать! Можете отправиться в тыл для лечения!
– Нет! Я бы хотел только отоспаться. Разрешите мне остаться, моя рана не опасна.
– Оставайтесь!
В это время послышались голоса: командиры вместе с прибывшим из Невьянского Цветковым собрались на совещание. Николай медленно поднялся, собираясь с мыслями, и пригласил всех в горницу.
– Что с Еленой, Коля? – спросил Корнилий.
Елену в Алапаевске чекисты арестовали.
– Нужно узнать, какая ближайшая дорога к городу! Я прикажу своему батальону!
– Подожди, Корнилий, успокойся. Рано или поздно мы возьмём город. Я пошлю в город опытных разведчиков, и через пару дней они всё разузнают. Город маленький, и в нём вряд ли что-то скроют, – пытался Николай успокоить друга. И резко перевёл разговор в деловое русло:
– Обстановка сейчас такова, что большие силы красных сосредоточились под селом Невьянским: со стороны Костино и со стороны Первуново, всего до полутора тысяч человек. На их вооружении имеется артиллерия. Штабс-капитан Цветков с частью отряда остаётся в Невьянском и там даст бой большевикам. – Николай сделал секундную паузу и внимательно посмотрел на друга. – Так что на тебя, Корнилий, возлагается главная задача! Поэтому возьми себя в руки! И пока батальон Цветкова ведёт бой, приготовьте оборону здесь и в селе Рудном.
Все единогласно поддержали штабс-капитана Казагранди. И когда стало темнеть, Корнилий, попрощавшись со всеми и обняв Казагранди, уехал в Невьянское.
Поздним вечером на площади села штабс-капитан Цветков устроил что-то вроде смотра. Собралось 250 человек, Вооружение: берданы, кое у кого есть и винтовки, шесть пулемётов. «Не густо, – подумал Корнилий, – но зато какие люди… Все, как правило, бывшие фронтовики». После смотра Цветков пригласил командиров.
– Ты, Мухин, и ты, Поликарп, – отвечаете за пулемётные команды! Один – на колокольню, другой – на кладбище. Остальные должны разбить отряд на команды человек по тридцать, сорок и быстро передвигаться по селу, обстреливая красных. Как там с моим приказом по местным жителям: все покинули село? Я думаю, сегодня ночью или завтра утром красные начнут.
– Все покинули! Несколько дедов отказались идти на Ирбит, так их в соседнюю деревню переправили, – ответил один из командиров.
Ночь прошла спокойно. Утром бойцы даже успели позавтракать. Часов в восемь к Корнилию прибежали с наблюдательного пункта на колокольне.
– Идут! Конница и пехота!
Цветков поднялся на пригорок к церкви. Поднёс к глазам бинокль, но уже невооруженным глазом было видно приближающуюся лаву наступающих. Конница перешла на галоп.
– Пулемётным командам приготовиться!
– Не хотел бы я оказаться на их месте! Что за командир?! Видимо, без разведки гонит своих прямо под перекрёстный огонь… – обратился к Мухину старший унтер-офицер Овчинников.
Он хотел еще что-то сказать, но раздавшаяся команда оборвала его на полуслове:
– Огонь!
Застрекотали пулемёты, с разных сторон раздались залпы. Быстро смешались нестройные ряды поредевшей конницы, продолжавшей под напором задних рядов и наступающей пехоты по инерции двигаться вперёд. Но вот ещё несколько очередей и залпов, и вся масса: люди, кони без всадников, – шарахнулась назад. Кони оставляли на земле своих хозяев, люди уносили раненых. Первый приступ нападающих был отбит.
Сейчас же заработала батарея красных. Вот один снаряд упал в Нейву, подняв вверх столб воды, второй ударил в стену церкви, но чудом отскочил. Стена осталась цела. Ещё несколько взрывов – и село загорелось.
– Команде пешей разведки тушить пожар! – приказал Корнилий.
А красные тем временем, приободрённые своей артиллерией, снова пошли в атаку.
Группа, в которой были Василий Путилин и Алексей Суворов, залегла на берегу реки под пригорком. Дали залп по приближающейся коннице. Василий увидел, как всадник, скачущий впереди всех, покачнулся, и вылетел из седла.
– Попал! – радостно вскрикнул Алексей. – Васька! Это же Останин, чекист! Кажется, мы прикончили эту сволочь!
Но тут последовал приказ поменять позицию, и друзья быстро переместились за ближайшие огороды. А по этому месту уже били орудия красных. Вечером отряд оставил догорающее село, унося с собой одного убитого и двоих раненых.
* * *
Перед глазами Романа Федорахина пронеслись картины прошедшего боя. После команды «Шашки наголо!» конница, как и в прошлый раз под Костино, перешла на галоп. Роман скакал в первых рядах рядом с Малыгиным. Вот уже и околица! Ещё рывок – и они понесутся с победным «ура!» по улицам этого большого богатого села. Но тут резко застрекотали вражеские пулемёты. Казалось, что они бьют со всех сторон… Федорахин увидел, как кувыркнулся с коня командир. Сейчас же к нему бросился его брат Пётр. Неожиданно конь Романа споткнулся и, дёрнувшись назад, как будто на что-то наткнулся, а затем осел. Расстреливаемые со всех сторон наступающие красные повернули назад.
– Держись за стремя! – крикнул Захар.
По селу открыла огонь артиллерия. В следующую атаку Федорахин шёл уже в пехоте. Вся окрестность была усеяна людскими и конскими трупами. Такого побоища молодой крестьянин ещё не видел. Был бой под Нязепетровском, но там их, бойцов, было всего человек сорок…
– Я на германской и не такого повидал, – ухмыльнулся Малыгин.
К вечеру село было оставлено противником, но и красным приказали вернуться на оставленные ранее позиции.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6727
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.20 08:17. Заголовок: БОЕВЫЕ ЗАМЕТКИ ИЗ ЖИ..


БОЕВЫЕ ЗАМЕТКИ ИЗ ЖИЗНИ 4 УРАЛЬСКОГО СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА.
Часть 1
Посвящается памяти дорогих товарищей 4 Уральского Стрелкового Полка, принимавших участие в гражданской войне 1918-19 г.г. А.Н. Грязных. 2/Х-22 г. г.Екатеринбург.
Закреплены завоевания Октябрьской революции: фабрики перешли в руки рабочих, а земля роздана на каждую живущую душу. Много было крика и шума, но всё-таки поладили.
Прошла суровая зима. Наступает дружная скорая весна, скоро осуществится желанная мысль крестьянина – посеять как можно больше.
Бурные потоки шумно сбежали. Земля сбросила белый саван и ждет не дождется момента, когда оденется в зелёные одежды.
У расторопного крестьянина уже всё готово к весенним полевым работам, но вот беда, не у каждого есть свои семена. Рад бы посеять, да нечего.
Волостной совет только что выбранный взамен Волостного Земства из вернувшихся солдатиков и матросиков, пришедших с кровавого фронта империалистической войны, лихорадочно работает. Еженедельно созывается общее собрание, на котором быстро всей массой решаются наболевшие вопросы. Много работы, но у всех приподнятое настроение. Совет уже учёл весенний сезон, он же нашёл уже и выход из создавшегося положения. Взяты на учёт все бедняки и все излишки хлеба. Семена найдены. Быстро обязываются все зажиточные, имеющие излишки хлеба, о неутрате такового, бедняков спрашивают, кто сколько желает сеять, дают удостоверения на право получения семян от зажиточных, что выходит вполне справедливо без лишней проволочки. Все бедняки удовлетворены. Пора уже начинать и сеять.
Дружно, с небывалым подъёмом принимаются за свое дело; крестьянин, он уж инстинктивно чувствует результат свободного труда.
Постепенно кончается и работа. Все довольны и веселы.
Земля покрылась зеленью. Леса оделись листвою, принарядившие к встрече весны, на опушках леса там и тут появились цветы с бархатными головками. Птички перелетают с ветки на ветку, поют [2] весёлый гимн весне. Всё живёт, трудится и радуется.
Радуется и крестьянин. И как ему не радоваться. Нынешняя весна – первая весна за всю его тяжёлую беспросветную жизнь должна ему улыбнуться и вознаградить за все труды, потраченные раньше и теперь. Первую весну в жизни он работает с сознанием того, что он полный хозяин своей земли, он с малых лет, с той любовью, с какой мать ухаживает за своим первенцем, обрабатывал её, поливая потом, он пережил тревоги и все невзгоды от неурожая предыдущих лет, и теперь он должен получить продукт своего труда хлеб и распорядиться им по своему усмотрению.
Заветные мысли осуществились. Надолго ли? Удержим ли в руках завоеванную кровью свободу? А ведь, пожалуй, найдутся многие враги, которые все меры примут к тому, чтобы снова закабалить крестьянина. Ну, уж тогда лучше бы и не делать переворота. Вот они мысли, которые так и лезут в голову.
Благоприятная весна между тем делает свое дело. Все поля оделись густыми зелеными всходами.

Уже половина мая.
Всё шло, как нельзя лучше. Но вдруг события резко меняются. Тем, кто привык жить чужим трудом, и на горе и слезы другого устраивать личное благополучие, не понравились завоевания Октябрьской революции. Офицеры, лишённые погонов, фабриканты, заводчики и купцы, набивавшие свои карманы без затраты труда, попы и вся чёрная свора, решила восстановить прежний порядок. Под слащавым соусом возрождения России начали они вербовать добровольческие отряды, чтобы схватить за глотку Сов. власть.
В Приуралье появился Дутов, организовавший из казаков – крупных собственников крупный отряд. Черносотенная свора в Сибири организовала добровольческие полки, в которые вошли офицеры, часть купечества и священства. Угрожал реакцией. Советское правительство не имело в своих суках никакой армии, т.к. состав [3] старой армии был демобилизован. Социал-революционеры казались предателями. Благодаря их стараниям были втянуты в авантюру чешские части, которые стояли в Сибири.
В одно прекрасное время пришло сообщение, что заняты чехами и добровольческими отрядами белогвардейцев г.г. Челябинск, Верхне-Уфалейск, Омск и Николаевск. Все карты оказались в руках белых, которые победоносно, почти не встречая на своем пути препятствий, двинулись на нашу территорию Шадринск – Камышлов – Екатеринбург.
Настало время всем, кому дорога свобода, вложить в дело революции свой ум и энергию, бодрость духа и силу воли. Необходимо было сейчас же из ничего создать боеспособные отряды. Влить в них элемент способный не только отражать атаки противника, но и вполне сознающий, для какой цели мы снова, не успевши отдохнуть от империалистической войны, должны взять в руки винтовки. На многолюдных митингах и собраниях пришлось горячо призывать трудящихся взять снова в руки винтовку, чтобы не быть порабощенными. Лучше смерть, чем рабство, говорили мы, объясняя истинное положение вещей, мы не радовали лёгкостью гражданской войны, но в то же время твёрдо говорили, что мы победим, каких бы жертв нам это не стоило.
Слабо реагировала масса на наш призыв, мужички просто не верили, что кто-то придёт и будет оспаривать у них права, а пришедшие с фронта солдаты просто вздумали отдохнуть. Несмотря на такие затруднения, всё-таки кое-где начали организоваться кружки, а потом отряды. У нас в с.Верх-Теченском был организован партизанский отряд в числе 400-500 чел. В городе Шадринске было уже несколько рот, но они срочно были брошены на Дутовский фронт. Повсюду был брошен клич: революция в опасности, кому дороги её завоевания, берите в руки винтовку и смело в бой. Умрём или победим. [4]

Пролетарий в ружьё.
Как из земли встали истинно смелые, орлы революции, и отряд за отрядом возрастал повсюду, где был брошен этот клич, в общем это была лишь горсточка безумных храбрецов, но мы заранее знали её силу и мощь. В Шадринске из преступников, сидящих в тюрьме, матросом Петровым был организован небольшой отряд, который впоследствии целиком влился в 4 Уральский стр. полк. Там отряд Подпорина, отряд Григорьева, отряд Ослоповского неподалеку от нас стояли уже готовыми броситься в бой. Скоро наступило и это желанное время.

Чехи, Оренбургские казаки и офицерские добровольческие части подходили уже к Шадринску. Из Челябинска и Николаевска вырвалось немного смельчаков, которые и сообщили нам о числе белогвардейцев.
Наш отряд в числе 2-х рот под командой двух офицеров Харитонова и Семенова стоял в селе Верх-Теченском, являясь заграждением по тракту Челябинск-Шадринск. Казаки то и дело делали на нас налёты, не производя однако никакого вреда, т.к. к этому времени у нас было уже 3 пулемёта, доставшиеся нам от Петроградского отряда анархистов "Беспощадный", стоявшего одно время в селе Верх-Теченском. Правда, одно время казаки, сделавши ночью набег на село Бродокалмакское, вырезали там совет, и лишь 3 человека успели прибежать к нам. Такая же участь постигла и Лобановский Волисполком, но крупных стычек не было. Приближался июнь м-ц.
В одно прекрасное время получаем сообщение, что белогвардейцы заняли г. Шадринск и двигаются к станции Долматов.
Мы оказались в кольце, необходимо было отступать. Часть из нашего отряда добровольно – сдала винтовки, оставшись дома, но все отпетые заранее остались в отряде и отступили до ст.Долматов, где и влились в 4 Уральск. стрелк. полк, образовав 3-ю роту.[5]
Было 8 июля. Подождав некоторое время, мы решили попробовать свои силы в бою с белогвардейцами и двинулись к Шадринску. Тёмной ночью подошли мы к станции, без шума сняли посты и заняли бы без особых препятствий станцию, но потеряли связь с ударной группой, наступавшей с другой стороны, и должны были отступить. Небольшой бой, в котором перевес оказался на нашей стороне, придал нам больше уверенности, и мы не теряли надежды, что будем побеждать и в дальнейшем.
Случай не заставил себя долго ждать. Приступив к г. Далматову, мы решили с честью встретить противника. На помощь Шадринской добровольческой группе белогвардейцев прибыл из Омска 2-й Степной Чехо-Словацкий полк, состав которого был в большинстве из офицеров.
11 июля наши сторожевые посты заметили сначала конную разведку, а потом и цепь. Всё было готово, пулемёты, замаскированные на своих местах, уже готовы были осыпать наступающих. Какая-то нервная дрожь, дрожь, которую испытывают охотники при виде дичи или зайца, охватывает всех нас, сидящих в одиночных окопчиках, на берегу реки Исети. Соблюдая тишину, зорко глядим мы в сторону неприятеля, дожидаясь, когда цепь подойдёт ближе. Тихо везде. Уже сумерки. Вот ещё несколько десятков сажен, и мы откроем огонь. Вдруг колокольный звон нарушает зловещую тишину, и цепь рассеивается. Вопрос выясняется. Колокольный звон оказывается сигналом, который устроили местные священники, затворившись в церкви. Они видели все приготовления и дали понять о грозящей опасности для близких им по духу людей и решили пожертвовать собой, но спасти других. Ha этот раз они выиграли, но утро сказало другое.
Во всем городе нас стояло 4 роты, 1 эскадрон, местная боевая дружина и 1 трёхдюймовое орудие, у которого не было прицельной трубки. Как назло был увезён бронированный автомобиль и [6] бронированный поезд, в котором помешались матросы Петроградского карательного отряда.
Ночь провели в лихорадочном приготовлении к бою. Наскоро заготовили одиночные скопы, заблиндировали поезд и разместили пулемёты.
Рано утром получили известие, что белые уже двигаются цепью по трём направлениям. Наша застава была захвачена врасплох и почти целиком погибла. Только 2 человека спаслись из неё и сообщили вовремя о наступлении. Своим спасением они обязаны были лишь только тёмной ночи, да своей сметливости. Они спаслись лишь благодаря тому, что подделались под форму, воткнув в фуражки по зеленой ветви (символ возрождения), форма, которую первое время носили добровольцы белой армии вместо трёхцветного значка.
Двигались 2 полка 2-й Степной Чехо-Словацкой и Шадринская добровольческая группа офицеров, которые впоследствие составили ядро в ударном Шадринском полку. 2 орудия, несколько легковых и грузовых автомобилей двигалось сзади.
Не наученные боевым опытом мы расположили свои окопы в линию, не загнув даже фланги. Скоро один снаряд за другим полетели в наше расположение, не причиняя, однако, особенного вреда.
Приготовились к бою. Вот уже послышалась залповая стрельба со стороны противника, но тихо, как в могиле было у нас. Наблюдатель у нашего орудия ждал своего момента, и вдруг один за другим снаряд начал посылать в расположение белых. Наступление белогвардейцы вели со стороны кладбища, часовня на котором служила им наблюдательным постом.
Вскоре это было нами замечено и наш доблестный артиллерист тов.Селянин без всякой прицельной трубки с 2-х снарядов успел разрушить часовенку, служащую наблюдательным постом для белогвардейцев. Произошло некоторое замешательство. Ненадолго [7] возобновилась редкая ружейная стрельба, возобновилась и опять тихо. Зловещая тишина. Слышно даже биение собственного сердца. Вдруг показалась цепь. Наши окопы расположены почти вплотную к лесу и полям, засеянным рожью и пшеницей. Пользуясь этим, белогвардейцы подошли незаметно к нам, бросились на ура, сосредоточив свой удар на правый фланг нашего расположения. Настал самый критический момент, и в это время, как назло, не стал работать пулемёт, и пулемётчики, захватив его, вынуждены были отступать. Произошло замешательство в наших рядах. Белогвардейцы воспользовались нашей ошибкой, о которой я уже упоминал (расположение окопов в линию). Благодаря тому, что окопы были расположены в линию, они ударили нам во фланг, и выбить нас из окопов им не представлялось никакого труда. Да и самим нам при ударе с фланга такое расположение окопов кроме вреда принести ничего не могло. Настала решительная минута. Нам оставалось два выхода или спасаться бегством или бросаться в штыки. Некоторые более слабые уже бросились было назад, но меткие пули догнали их и уложили на месте.
"Дорогие товарищи, не бегать, вперёд за мной!" – раздалась команда, командира нашей роты тов. Семёнова. Он весь преобразился. Глаза сверкают задорным огоньком. Резко и отчетливо раздаются слова команды. Ура, за мной и с винтовкой наперевес он бросается в группу белогвардейцев, увлекая за собой несколько десятков красноармейцев, но остальные были ещё далеко. Несколько метких выстрелов увлекают Семёнова, вот он уж в самой гуще, но мгновение и он без стона падает, поражённый в голову разрывной пулей. А там дальше бывший командир нашей роты до тов. Семёнова, теперь пом. команд. полка т.Харитонов с невероятными усилиями отбивается от чехов. Уже не один храбрый чех сражён его метким карабином, но тов. Харитонов увлёкся боем, он не замечает, что он отрезан от своих и продолжат яростно отбиваться забыв всё. Вот он уже пускает в ход приклад, но падает сражённый пулей. [8]
Подбежавший белогвардеец вонзает в грудь его свой штык, и в тот же миг падает сам, поднятый на штык подбежавшим кр-цем.
Атака и контратака так стремительны, что нет возможности пустить в дело пулемёты. Громкое ура не смолкает. Беспорядочно раздаются выстрелы. С противоположной стороны двигается наш блиндированный состав и площадка с 3-х дюймовкой. Идёт непрерывная стрельба. Вот заговорило и орудие. С резким пронзительным свистом летит шрапнель через наши головы. Заговорили и пулемёты. Вот группа кр-цев, бросаясь в атаку, вдруг замечает ров у станционного клозета. Смельчаки встречены пулемётным огнем. Как назойливые мухи наступают белогвардейцы.
Вот 2-е пулемётчиков с пулемётами "Максим" уже в нескольких шагах от ложка, где залегли кр-цы, а за ним 4 человека с лентами, но дружный залп, один, а за ним и второй и они, как подкошенная трава, валятся на полотно железной дороги. Там цепь кр-цев, пригнувшись, по ложку бегом с криком ура взять немного вправо, уже заходит во фланг наступающим. Заметили это и чехи, но видно поздно, т.к. пулемёт, выставленный на платформе Бакгауза не издаёт ни одного звука. Пулемётчик, не успев выпустить ни одной пули, упал мёртвым, оставив со вложенной лентой свою смертоносную машину. Атака отбита. Громкое ура не смолкает. В рядах белых уже паника. Пулемётная стрельба из блиндированного поезда не смолкает, не смолкает и 3-х дюймовка, не скупится на шрапнель, благо цель верна. Благодаря стремительной контр-атаке, после которой мы переходим в атаку, некогда и окапываться белогвардейцам. Но вот ещё раздаётся пулемётная трескотня с левого стога соломы, но 2 меткие снаряда, пущенные в то направление, заставляют умолкнуть его. Исход был ясен. Весь задор белогвардейцев после атаки, а потом шрапнели и пулемётного огня проходит. Воцаряется паника, а потом позорное бегство. Уже издали раздаются ещё несколько залпов, а потом три [9] снаряда на удар, и всё стихает. "Эх, броневик бы, а то так не догнать", – замечает кр-ц Гордеев, молодой парень.
– Оставим до следущего раза, пусть их удирают во все лопатки, – возражает кр-ц Муратов.
– А ведь здорово чеха-то держится, так и лезет, – слышится в следующей группе.
– Да штыка-то боится пуще пули, вот видно, что не любит.
Действительно кр-цы сразу подметили боевое качество чехов, открытой грудью они легли на пулемёт и вообще в огонь, но штыкового боя не выдержали.
"Эй, ребята, покурить, да своих подобрать, да забрать всё брошенное", – раздаётся голос команды.
Подобрали. Лучших товарищей лишились мы в этом бою, лучших своих командиров, офицеров Харитонова и Семёнова, которые, будучи большевистски настроены, вступили добровольцами с самой организации полка. Около двадцати с лишним человек нашли среди убитых и других своих славных ребят, но больше того было раненых, точнее количество которых что-то плохо врезалось в памяти.
Но белогвардейцы поплатились за свою храбрость многими славными воинами. Больше 400-х чел. на ст.и в поле оставили они убитыми. 7 пулемётов и 230 винтовки, 4 льюжа перешло в наше пользование в полной исправности.
Наступал 2-й Степной Чехо-Словацкий полк и Шадринская добровольческая группа офицеров, как выяснилось из документов, найденных у убитых. В приказе у одного убитого капитана говорилось взять г. Камышлов, а по пути занять и город Долматов.
Ошиблись в расчетах. Надо отдать справедливость и белогвардейцам. Они дрались с жаром. Убитый капитан с саблей наголо забежал в самый вокзал, где был передовой перевязочный пункт [10], скомандовав: "Руки вверх!" – бывшим там раненым, но был сдёрнут на штыки, где и вылетела его грязная душонка из выхоленного тела.
Долго не смолкали рассказы в тот вечер. Радостно было на душе. Из этого первого боя мы вынесли впечатление, что мы можем победить, но всё-таки нам лучше держаться оборонительной позиции и беречь свои силы, которых надолго не хватит, если они даже и будут выбивать так сравнительно немного.
Вечером того же дня мы отступали до ст.Катайск. На могилах своих товарищей мы со слезами на глазах поклялись не выпускать из рук винтовки до тех пор, пока власть мозолистых рук не будет окончательно восстановлена, или же пасть такой же смертью.
Полночь. Темно, луны нет. Безмолвно идет группа кр-цев в 40 ч. лесной дорогой. Тяжелые мысли в голове у каждого. Идут они к родным местам, но не для свидания с родными, а выполнить боевую задачу: переловить делегатов на Земский съезд и организаторов самосуда и расправы над их семьями. Живы ли у меня братья, мать, отец, сёстры и она, моя ненаглядная, моя милая девочка? Плачут, вероятно, сейчас, и мать, плачут и сёстры, а ещё больше милая девушка, с которой собирались закрепить любовь брачными узами. Да уж живы ли? Шомпол да нагайка не мать родная. Вот чёрные думы, которые, крепко засевши в головы удалых ребят, не дают, им покоя.
Идут здесь добровольцы 4 Ур.Стр.полка, вызвавшиеся добровольно перебраться в тыл, за 50 в. к своим родным местам для выполнения боев.задачи. Надо переловить всех организаторов карательных отрядов, чтобы оставить о себе память и тем самым не дать возможность глумиться над беззащитными. Знают, что многие уже расстреляны, многие избиты до полусмерти и гниют в тюрьмах, знают, что до нитки разграблено крестьянское добро и необходимо дать знать, что мы во всякое время способны защитить обиженных. [11] Светает. Повеяло сыростью. Белый пар покрыл все своей завесой и поля, и лес. Но вот всходит уж солнце.
Кр-цы размещаются по лесу у трактовой дороги ведущей в Шадринск. Сегодня утром поедут здесь делегаты с Земского съезда, сегодня же повезут несколько оружия для местной дружины из кулачества, духовенства и нескольких офицериков в соседних волостях с с.Верхтеченского Шадринского у.
Боевая дружина состоит из 500 человек, состав её известен, а находится она в селе Нижне-Петропавловском и имеем связи с г. Шадринском и Челябинском и на днях успела выступить на фронт на нашем направлении. Необходимо отобрать оружие и не дать возможности глумиться над беззащитными семьями.
Залегли, ждем… Ничего не выдает нашего присутствия. Величаво стоят берёзы и осины, раскинув свои зеленые ветви. Цветочки приветливо кивают своими головками. Созревшая земляника приятно раздражает своим ароматным запахом, наперебой стрекочут в траве кузнечики. Веселым щебетаньем встречают начинающийся день маленькие певчие птички и радостно перелетают с ветки на ветку.
Недолго заставили себя ждать делегаты. Загромыхали колеса и на 4-х телегах, запряжённых сытыми лошадками показались 4 человека. Сияющие едут они, и как не радоваться. Сейчас они получили полную свободу голоса и действий. Вглядевшись, узнаем знакомые лица кулаков Лобановских и Нижне-Петропавловских. С. Лобановка находится в 12 в. от с. Верхтеченского, а Нижне-Петропавловское в 24 в. Ещё с первых дней Октябрьской революции, когда завоевания её начали осуществляться в нашем медвежьем уголке, эти села находились в полной зависимости от местных кулаков. Не одно мероприятие, направленное к улучшению быта крестьянской голытьбы, здесь не проходило в жизнь. И организованно срывалось на общих собраниях. [12]
Земля здесь была поделена на души, т.е. только на мужчин, посевная кампания здесь была сорвана, и бедняки остались без семян. В то время, как сотни пудов хлеба отправлялись к станциям из наших сел для оказания помощи голодным Питерским рабочим, в этих селах ни одного фунта не было отчислено, однако целыми обозами хлеб справлялся контрабандой в руки хлебных крезов. Словом, на целые десятки вёрст от этих волостей пахло кулачным засильем.
Сзади всех ехал с товаром 5-й, некто Ларион лавочник в с. Лобановском, выбранный, по-видимому, тоже делегатом.
– Стой, ни с места, – раздается голос часового. – Руки вверх… Вылезай.
– Батюшка, ведь мы…
– Ни слова, делай, что приказано.
Тщетны просьбы. Некоторые стараются улизнуть, но не удается. Пойманы молодцы.
Немного погодя мчится вооруженный с ног до головы офицер с. Нижне-Петропавловска, некто "Санко". Он, видимо, смекнул, в чём дело и далеко, не доезжая до нашей насады, свёртывает. Начинаете погоня, а потом стрельба, но беглец скрывается в густом лесу и болотах, оставив обмундирование и бросив оружие и документы, данные на предмет организации боевой дружины, подписанные Н-ком Степного корпуса Народной белой армии. Вслед за тем, подвода с винтовками, патронами целиком попадает в наши руки. Часть задания выполнена. Ночью мы арестуем 12 человек в Верхтеченском и соседних деревнях и отправляем в штаб своего полка.
На следующее утро, мы оказываемся окружёнными со всех сторон бандой, прибывшей из Нижне-Петропавлоского села. В составе той банды было несколько конных казаков, несколько офицеров и чехов. [13]
Завязывается короткий бой, после которого, потеряв одного убитым и одного раненым, мы отступаем, боясь долго задерживаться, чтобы не быть отрезанными.
Всю дорогу нас преследует эта банда. Не доезжая 8 верст до ст.Катайск, мы узнаем, что полк отступил до ст. Синарской и в Катайске находятся белогвардейцы в составе одного полка. Положение не завидное. Мы оказались в тылу на 70 верст, окружённые сзади и спереди, но ловко лавируя, мы минуем заставы и преследование, причем ухитряемся без особенного шума снять заставу в одной деревне.
Гнавшаяся за нами банда за 20 в. до с т.Синарской попадает на отряд красных гусар, которые и разбивают ее наголову.
Все приказы, постановления, воззвания, газеты и масса литературы попадает в наши руки, благодаря того набега. Много ценного материала для стратегических соображений даёт отобранное и наша глубокая разведка.
Дождавшись нас, полк отступает до ст.Богданович, чтобы сконцентрировать в одно целое и без того небольшие силы.
Как алчные акулы двигаются за нами и белые. Они пополнили свежими силами свои поредевшие ряды после Далматовского боя.
БОЙ НА 5 РАЗЪЕЗДЕ СТ. БОГДАНОВИЧ.
18 июля. День выдался необычайно жаркий. Жара всех загнала в более прохладные места. Группами человек по 5-8 кр-цы справляют обычную работу, кто возится с винтовкой, группа человек в 5 с пулемётами. Несколько человек занимаются стиркой, а кто чинит себе обмундирование. Везде оживлённый разговор, переходивший время от времени в громкий весёлый смех. У всех на устах вопрос, долго ли будем отступать. "Уже довольно мы показывали свою трусость", – говорят более пылкие. [14]
– Да, надолго ли наших сил для наступления, а войска у нас по-видимому столько, что всю армию наперечёт по солдату можно перечислить и каждого в отдельности запомнить.
Урезонивает один кр-ц пожилых лет, бывший унтер-офицер старой армии.
– Да, уж одно бы или пан или пропал, – горячится один молодой парень.
– Обожди голубчик, пропасть всегда сумеешь, но и умирать-то надо с толком, а не быть просто пушечным мясом, какими мы были в германскую войну.
Тема разговора переходит на германскую войну. Идёт оживленный разговор, всё в том же духе.
"Смело товарищи в ногу", – несётся в одном месте стройное пение.
"Мы случайно с тобой повстречались…" – вторят в другом.
Везде оживление, говор, смех, шутки, прибаутки.
– Тише ребята, вот ротный идёт, вероятно, с какими-нибудь новостями, он сейчас был в штабе полка.
Послушаем. Подходит ротный командир тов.Глухих, выбранный нами единогласно на этот пост общим собранием всей роты. Тов. Аггей Никол. Глухих ещё молодой парень, но умный, хладнокровный и толковый в стратегических вопросах, член РКП, старший унтер-офицер старой армии. Он добровольно вступил в отряд в с. Верхнетечинском, вместе с молодым своим братом Яковым, который [был] ещё почти мальчиком, имея 17 лет от роду. Отец их Николай Степанович, видя горячее рвение в сыновьях послужить для революции, решил бросить всё своё хозяйство, которое славилось как образцовое не только по волости, но и по уезду, несмотря на свои с лишком 60 лет, решил бросить всё на произвол судьбы, оставив дома старушку с 2 несовершеннолетними детьми, и украдкой от [15] неё сбежал с поля и догнал нас уже в дороге около ст.Синарской, когда мы делали только что описанный набег.
Чтобы более не останавливаться на составе своего отряда, я вкратце укажу, что он был крайне интересен по своему подбору. Здесь можно было встретить, целую семью, как например у Анчугова Тимофея Григорьевича, который и был организатором отряда, а последнее время командиром полка, но по ранению, полученному в Долматовском бою, был эвакуирован в Екатеринбург. Анчугов вступил в полк с 2 мая с братьями Василием и Георгием и отцом Григорием 46 лет. Дома оставался ещё Павел 17 лет и Петр 15 лет, но Павел забран в арестантскую, где подвергался страшным истязаниям, но без ропота и с упорством, свойственным только ему, переносил все муки. Тут был ещё один старичок Осип Васильевич 60 л., который взял добровольно винтовку и говорил, что не брошу её до того момента, пока снова не увижу свободным Урал и Приуралье. Были ещё старички из деревни Басказык, Казанцевой и нашей Верхтечи. Были братья из одного семейства, были и такие, как например, братья Гаврил и Степан Семёновичи Грязных, которые находились в нашем отряде, а старший брат Александр был сторонником эс-эровщины. Были хромые, косые, кривые и на деревяшках и без руки инвалиды империалист.войны.
Старики, молодые ребята в возрасте 17-18 лет и инвалиды Германской войны – все нашли своё место под красным флагом 4 Уральского Стр.полка. Здесь были уже испытанные в боях товарищи, но были и такие, которые впервые в жизни знакомились с запахом пороха, своеобразной мелодией пенья пуль и завывание шрапнели.
Революция всколыхнула народные массы и выдвинула таких борцов, храбрости и стойкости которых приходилось только удивляться. Это были революционеры-самородки. Как ни чудно, но в наших [16] рядах был даже наставник (священник) старообрядческой общины д. Басказык нашей Верхтеченской волости некто Феопен Боровинских, 40 л., человек, отличающийся природным умом и неподкупной честностью.
В первом бою в г. Далматове, он в числе первых бросился в атаку и в числе других оказался героем дня.
– Ребята, сейчас же приготовляйтесь в боевой порядок, осмотрите винтовки, а пулемётчики пулемёт приведите в порядок. Идём на сутки в заставу за несколько верст отсюда на 5-й разъезд ст.Богданович.
Все готовы через несколько минут, прицепляют вагон, и мы двигаемся.
В полверсте от будки размещаемся заставой в лесу. Кругом березовые рощицы, а в промежутках между ними пашни, засеянные яровыми хлебами. Пение пташек, запах земляники, чистый ароматный воздух, словом всё та же прелесть летней картины.
Ночь прошла спокойно. Рано утром послышалась залповая стрельба. Дежурившие на разъезде 2-е конных разведчиков, Ст. Грязных и Семён Помадкин, запыхавшись прибежали к нам. Один из них, Степан Грязных, не успел сесть на лошадь и оставил её на разъезде. На свету разъезд был окружён 30-ю казаками и только что уехавший туда ротный командир тов.Глухих и телефонист Ердаков были захвачены в плен, но ребята счастливо миновали смерти.
Хладнокровно встретил вооруженных всадников тов. Глухих, он только что вышел из помещения и, увидав, что окружён, отстреливаясь, начал отступать, но один в кольце против 30, он был не в силах сражаться. Расстреляв чуть не все патроны, убив несколько человек, он пал раненым, попал в плен и был зверски убит.
Рассыпавшись в цепь, мы двинулись навстречу противнику, послав за помощью к блиндированному поезду, дежурившему недалеко от нас, и на станцию. [17]
Завязалась перестрелка. Белые, по-видимому, знавшие местоположение нашей заставы, изрыли всю местность 3-х дюймовыми снарядами, но нас не было уже на том месте. С час продолжалась перестрелка. На орудейную пальбу энергично отвечала наша 3-х дюймовка с бронепоезда, который зашёл впереди нас. Вот началась и пулемётная стрельба. С бронепоезда заметили цепь противника. В безумной отваге белые бросились штурмом на броневик, но как дождём сыпались с него пулями, и они гибли тут же. Весело шла работа. Вдруг, заметно стало, как белые начали обходить нашу цепь. Медленно, шаг за шагом, мы со своими 2-мя взводами начали отступать. Заметили это и с бронепоезда, который начал медленно двигаться к станции, но вдруг паровоз накренился и сошёл с рельс. Стрелочник, прежде чем убежать к белым, перевёл стрелки, в результате чего произошла катастрофа. Видя это, мы окопались, образовав полукруг, и в течение получаса продолжали отстреливаться, пока не подошел ещё броневик, отогнавший цепь и восстановивший положение.
Спустя немного времени, отряд красных гусар, пришедший нам на помощь, забрался в тыл противнику, и исход боя снова решился в нашу сторону.
Уже вечером, измученные жарой, мы прибыли на станцию, лишившись одного из лучших товарищей, идельных командиров своего полка.
В эту же ночь к новому неудовольствию распетушившихся товарищей отступили на ст.Антрацит. Здесь, прибыв ночью, мы встретили нашего Верхтечинского молодого товарища Михаила Степановича Шумилова, который в старой армии занимал пост подпоручика, тов.Шумилов состоял членом РКП и не мало поработал в селе Верхтечинском для осуществления идей коммунизма. [18]
Из Верхтечи тов.Шумилов был командирован на курсы мерщиков в г.Шадринск. При начале чехо-словацкой авантюры курсы эти до одного человека вошли в ряды красной армии и многие уже смелые товарищи погибли, сраженные чехословацкими пулями. Тов. Шумилов занимал в это время пост коменданта станции. Он страшно обрадовался нашему приезду и на наши просьбы изъявил желание занять командира роты.
На утро под командой нового командира рано утром мы снова двинулись в бой под Сухие Лога, чтобы задержать наступление противника.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6728
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.20 08:32. Заголовок: Часть 2 БОЙ ПОД СУХИ..


Часть 2
БОЙ ПОД СУХИМ ЛОГОМ
Быстро несётся паровоз, таща за собой 5 вагонов и площадку с 3-х дюймовым орудием. Быстро бегут навстречу сосны и остаются позади. Вот уже лес кончается. Мы на открытом месте. Видно, как врассыпную эскадрон гусар пошёл в наступление влево от полотна железной дороги. Слышится трескотня винтовок и пулемётов. По лесу с неприятным воем рвутся шрапнели и снаряды. Это белые обстреливают наши цепи. Они заметили и нас. Неприятное завывание снарядов проносится над нашим составом. Один, другой… Вдруг слышится сильный взрыв. Один метко пущенный снаряд попадает в паровоз; он садится вперёд и сейчас же загорается. Второй снаряд попадает в вагон со снарядами. Получается страшный взрыв, вагон летит на воздух.
Суетня. На руках стаскиваем орудие, стараясь спасти его. Привычные к артиллерийской перестрелке артиллеристы быстро ориентируются. Орудие поставлено удачно. Быстро пристреливаются артиллеристы и снаряд за снарядом посылают в ответ. Со стороны белых действуют два орудия 6 и 3-х дюймовые, но вскоре в передних цепях раздается ура. Наблюдатели замечают бестолковую суетню у белых. Метко пущенный снаряд из нашей 3-х дюймовки подбивает [19] 6-ти дюймовку у белых и она умолкает. Быстро спасают и 3-х дюймовку. Наши пристрелялись. Скоро артиллерийская стрельба слышится всё реже и реже. Белые ищут орудие, но напрасно.
Быстро, выстроившись и рассыпавшись в цепь под командой нового командира, идём в наступление. Трескотня винтовок и пулемётов не смолкает. Страшный шум и треск стоит в лесу от разрыва шрапнелей и снарядов.
Счастливо миновав лес, вступаем в какой-то лог. На нашу долю выпала задача обойти правый фланг противника и, ударив с тылу, выбить его из с.Курьи. Уже полчаса мы двигаемся благополучно и вдруг лицом к лицу встречаемы с неприятелем. Завязывается бой. Винтовочная и пулемётная стрельба. Крики ура. Суетня. Свист пуль, вой шрапнели и снарядов, всё сливается в один общий гул.
Долго ещё не смолкает лихорадочная стрельба, и неизвестно скоро ли она прекратилась бы, но вдруг справа послышалась пулемётная стрельба, и крики ура.
Одушевившись, с криками ура, мы бросаемся в атаку. Под покровом ночи, белые бросаются отступать. Воспользовавшись ночью, отступаем и уже на утро, прибываем на ст.Антрацит.
БОЙ ПОД с. ЕГОРШИНО.
Последние числа июля. Погода удивительно прекрасная. В связи с погодой или просто, благодаря беспечности, во всех частях бодрое настроение. Никто и не думает о том, что сулит ему завтрашний день, никто не знает, что может быть сегодня или завтра, или же неделю, месяц спустя он будет убит и никогда больше не увидит ни своей родины, ни близких родных, так нетерпеливо ожидающих его прихода, ни своих друзей, с которыми он делил все радости и неудачи тяжёлой окопной жизни, никто не знает, что не одну горькую слезу прольют мать, сестра или жена [20] и проклянут они тот день и час, в который суждено ему было взять в руки винтовку и итти защищать завоевания Октябрьской революции.
Несмотря на то, что далеко отступили уже от своих родных мест, где знаком и мил каждый кустик, никто не унывает. Здесь вероятно задержимся.
Запоговаривали ребята.
Да и по всему можно было предполагать, что здесь мы сделаем более или менее продолжительную задержку.
Наш полк занял позицию по правую сторону реки …, 1-й крестьянский правее нас, и влево под Ирбитским заводчиком расположился 1-й Камышловский полк. Надо заметить, что к этому времени из мелких отрядчиков образовались полки, которые формировались в бригады и в общем составилась целая дивизия, которая и была наименована Свободной Восточной Уральской дивизией, а потом уже позднее получила название 29 стр.дивизии. Командиром этой дивизии был первое время некто Васильев. Таким образом составилась и 30 дивизия, известная под названием Блюхеровских войск, прославившихся своим переходом от Beрхне-Уральска до Кунгура, в общем, составилась целая 3-я армия.
Первое время стоянки нас в Егоршино белые почти не беспокоили, и мы предавались праздному веселью. Разве просто ради прогулки предпринимали иногда ночью глубокую разведку по лесу. Натолкнёмся на неприятельскую цепь, узнаем их расположение, попалим немного и опять тихо.
Для приятного времяпровождения придумали кой-какие развлечения: днём купались, ловили рыбу в реке и ходили за малиной. Последняя забава требовала, однако, большой осторожности и риска, тем более, что малину приходилось брать в расположении белых войск, что по-видимому больше всего интересовало наших ребят.
– А что ребята, разве за малинкой? – [21] лукаво скажет, бывало, кто-нибудь из нас.
– Ну, а что белый скажет? – как будто опасливо заметит другой. – Не наскребёт на свой бок.
– Ну, да что ему сердиться, малины хватит, для всех.
Собираемся и идём. Солнце приветливо бросает свои лучи. Аромат цветов разливается повсюду. Как воры с винтовкой за плечами, крадёмся мы по лесу, низко наклонившись. Каждый звук, подозрительный шорох, заставляет настораживаться, но желание полакомиться малинкой преодолевает. Вот и заветный лог. Здесь в тридцати шагах окопы неприятеля. Порою видно, как ходят по окопам беляки. Цель достигнута. Фуражки в несколько минут наполняются малиной. С такой же осторожностью возвращаемся обратно.

Приближается август месяц.
В ночь 5, 6, и 7 мы предприняли глубокую разведку и узнали местоположение неприятеля. Наутро с раннего утра начали ураганный огонь из батареи. К этому времени у нас уже было 4 3-х дюймовки, одно горное и одно орудие на бронепоезде, который ежедневно предпринимал разведку и не давал белым покоя. Разведка удалась.
Слабо отвечала со стороны белых 3-х дюймовка, но энергично действовала наша батарея. 7 и 8 идёт артиллерийская стрельба, а 9 под прикрытием всё того же артиллерийского огня мы наступаем. На долю 1-го крестьянского полка выпадает задача идти в глубокий обход, на нашей обязанности выбить противника из занимаемых окопов. Наш манёвр удаётся. 1-й батальон, зайдя во фланг, огибает правый фланг противника, а 2-й бросается на ура. Противник хотя и реагирует, но слабо. По-видимому, батарея имела много существенных повреждений, т.к. многие окопы разрушены и во многих валяются трупы. Выбитые из окопов и потеряв надежду, сохранить [22] занимаемые позиции, белогвардейцы так спешно отступали, что мы не успевали их догонять. Погоня продолжалась 1½ суток. За это время мы достигли ст.Антрацит, близ лежащих к нему сёл д.Ёлкиной и с.Ирбитские Вершины. В этих сёлах мы также никого не нашли. Высланная конная разведка на 12 верст вперёд донесла, что нет никого нигде. Неприятель потерялся, но искать его мы не стали, и ограничились занятием позиции д.Ёлкина-Ирбитские Вершины и ст.Антрацит. На правом фланге к ст.Антрацит занял позицию 1-й крестьянский полк, а позиции Ёлкина и Ирбитские Вершины 4-й Уральск.стр.полк.
БОИ В ЁЛКИНОЙ И ИРБИТСКИХ ВЕРШИНАХ.
Невесёлую картину представляли из себя как д. Ёлкина, так и Ирбитские Вершины. Все как будто вымерли. Большая часть местного населения эвакуировалась с белыми, часть поразбежалась по полям, и только через несколько дней начала, возвращаться. Все более зажиточные бежали, из них многие вступили добровольцами к белым. Из оставшейся части населения были в большинстве бедняки, которые вскоре освоились с нами, завели самые дружеские отношения и добровольно стали вступать в наши ряды. С нашим приходом деревня пережила революцию, разделившись на 2 враждебных лагеря, примирить которые благодаря глубоким классовым интересам, безусловно, было нельзя. И вопрос о правоте должна была решить винтовка. Овцы от козлов были отделены.
Через несколько дней деревня начала принимать оживлённый вид. Скоро мы спелись, нашли общность интересов и зажили как дома.
В это время хлеб уже вполне созрел. Под нашим прикрытием началась дружная работа по уборке и вообще по реализации и урожая, который в этом году обещал многое.
Вскоре и белые появились на горизонте и в одно прекрасное утро повели наступление. На этот раз они сражались с жаром, [23] очевидно получив новое подкрепление из Шадринска и Камышлова. Энергично работали пулемёты по 2 дня. Беспрерывно трещали винтовки, и в довершение всего броневик так и сыпал шрапнелью и на удар. Жарко приходилось нам, но ещё жарче было 1 крестьянскому полку. Весь огонь с бронепоезда был перенесен на их расположение.
Бешено кидались в атаку белогвардейцы, но встречаемые дружным залпом и пулемётным огнем всякий раз отступали.
В одном месте им удалось порвать цепь и с радостными криками ура белые бросились в с.Ирбитские Вершины, перерезали телефонное сообщение с наблюдательного поста, к батарее и в штаб. Наблюдателю кое-как удалось спастись. Половина села была, уже в их распоряжении, но над Исполкомом всё ещё гордо развевался красный флаг. Здесь недалеко от него незаметно расположилась группа кр-цев и группа членов Волсовета с председателем Исполкома во главе. Всё ближе и ближе подвигается золотопогонная братия. Вот они уже у Исполкома. Вот один смельчак схватил уже красное знамя, намереваясь водрузить белое, которое он держал в руке. Нервная дрожь пробежала по телу председателя, на мгновенье он побледнел, злобный огонёк сверкнул в его глазах и, крикнув: "Ещё рано брать", – он метким выстрелом прямо в сердце поразил смельчака. Свалился, как подкошенная трава молодой офицерик, и белый флаг выпал у него из руки. Крик одобрения вырвался из груди многих.
Дружно заработали винтовки, но ещё лучше пулемёт. Благо цепь в нескольких шагах. В несколько минут была восстановлена телеграфная связь, и наблюдатель был уже на своём посту.
Грозно заговорила наша батарея. Ураганный огонь делал своё дело. В смятении кинулись отступать белогвардейцы, но было поздно: пулемётный огонь решительно смёл все цепи, и спасающиеся падали под огнём шрапнели. Положение восстановилось. Поле усеялось трупами. Из 3-х цепей наступающего неприятеля немногим [24] удалось спастись. По три дня после этого боя местные жители заняты были уборкой тел и похоронами. Много крупней отборной ругани потратили они, многих славных витязей оплакивала в тот день народная армия. Долго не смолкал ещё разговор у кр-цев. Долго делились они друг с другом событиями прошедшего дня.
Дольше всего не смолкала стрельба на правом фланге, но и там вскоре мощное ура заглушило всё. Даже броневик пошёл помятым от наших снарядов.
Снова воцарилась мирная жизнь и как будто забылись уже происходившие недавно бои.
БОИ ПОД ст. ТАУШКАНОМ.
В одно прекрасное время в штаб нашего полка до крайности взволнованный прибежал мужчина средних лет и сообщил печальную весть: в с.Таушкан в 20 в.от д. Ёлкиной, рано утром нагрянуло несколько вооруженных казаков и кулаков из местных жителей в сопровождении священника, ворвались в с.Таушканское, переловили всех членов Волостного Совета вместе с председателем и зверски с ними расправились. Сообщившему о происшедшем удалось спастись каким-то чудом. Не медля долго, он напрямик по болотным дорожкам прибежал и сообщил о положении дела, для того, чтобы наш полк мог оказать содействие.
Наш 1-й батальон не теряя долго времени выступил в тот же день под покровом тёмной ночи в с.Таушканское.
Каждый из нас по дороге в с.Таушканское мысленно представлял картину кровавой расправы. Многое передумали мы. Кровавые картины гнусной расправы над беззащитными вереницей проходили в уме. Чёрные думы, как назойливые мухи, засели в голову. "Хороши воины", – думал каждый из нас: "Им бы только с беззащитными воевать, на то они храбрые ребята. А что если они с нашими семьями расправляются также", – и творческая фантазия снова начинала работать. [25]
Каждый представлял мысленно знакомые лица отцов, матерей, сестёр, братьев, жён и невест, оставшихся там в своём родном углу. Кто знает, быть может они в слезах бессильно протягивают руки к палачам, взывая о помощи, а они с безумным хохотом дерут в клочки их белое тело. Волосы становятся дыбом от непрошенных мыслей и руки судорожно сжимают винтовку, а глаза вспыхивают грозной решимостью и местью.
Пойдём и расправимся с мерзавцами, и отобьём у них охоту раз и навсегда, расправляться с беззащитным населением. Да не будет от нас пощады кровожадным зверям. Там, где происходят стоны и слёзы, должны быть и мы.
С такими думами, молча, подвигались мы к Таушкану под покровом тёмной ночи, изредка останавливаясь для отдыха. Вот уж и с. Таушканское. Ничто, по-видимому, не выдавало близкого нашего присутствия. Тихо было в селе. Лишь слышно, как перекликнулись петухи, залаяла где-то собака, прокричала утка и опять тихо.
Кольцом обложили мы село и, приблизившись на близкое расстояние, бросились на ура.
Не ожидавший нас небольшой конный отряд всполошился и беспорядочно начал отстреливаться, но вскоре севши на коней, поспешил скрыться. Остался один лишь священник, виновник этого набега, которого мы вскоре и разыскали. Как сейчас помню высокую прямую фигуру этого человека с головой, убелённой сединами, Это был тип библейского праотца Авраама. На все вопросы он не давал положительных ответов и упорно отмалчивался и не добившись от него никаких результатов о цели их зверства и количественности банды, отправили его в штаб полка.
Кошмарную картину представляли из себя растёрзанные бандитами жертвы. До 12 человек сильных, здоровых людей были расстреляны бандитами. Тела их были изуродованы до неузнаваемости, по-видимому, [26] палачи, прежде чем исполнить приговор, терзали свои жертвы, наслаждаясь их мучениями. Сплошные кровоподтеки и зияющие раны сами говорили за то, с какой виртуозностью свершалось это гнусное дело. Семьи расстрелянных были убиты горем и запуганы белыми. Многие из них, да почти все отведали казацкую нагайку. С какой то радостью и надеждой смотрели они на своих избавителей и просили их взять с собою.
Пережив снова при виде той картины знакомые чувства о своих дорогих семьях, оставленных дома, мы на могилах расстрелянных в сердце поклялись мстить до тех пор, пока не прозреют все обездоленные бедняки и не встряхнут с себя тяжелое ярмо контр-революции.
Больше недели находились мы в с.Таушканском. За это время ежедневно отбивали яростные атаки белогвардейцев, так, что вышел запас всех захваченных с собой патронов. Убитые тела, которые белые не успели подобрать, успели разложиться, и зловоние распространялось по всему селу. Не знаю, чем бы могло всё это окончиться, и долго ли бы ещё мы пробыли в этом мешке, отрезанные со всех сторон, если бы не пришло распоряжение срочно вернуться в д.Ёлкину, где также ежедневно шли бои и положение было критическое.
БОЙ В д. ЁЛКИНОЙ.
Было 22 августа. Только что успели мы вернуться с 1-м батальоном из с.Таушканского, как наутро должны были держать бой. Вернувшись в весёлом настроении духа, долго не спали красноармейцы, долго слышались шутки, смех и весёлые залихватские песни под гармонику. Наконец все уснули.
Рано утром мы были разбужены ружейной и пулемётной стрельбой. Через несколько минут мы были в полной боевой готовности. [27]
Белые воспользовались отсутствием 1-го батальона и сконцентрировав довольно большие силы на таком участке фронта ежедневно не давали покоя. На этот раз они обошли кругом д. Ёлкину. Пользуясь темнотой ночи, они подошли к самым окопам и сразу бросились в атаку. Измученные красноармейцы отчаянно стали сопротивляться, но удар был так неожиданен, что пришлось отступать. В боевом порядке они медленно отступали и наконец были совершенно прижаты к д. Ёлкиной. "3-я рота на левый фланг, восстановить положение и держать связь со 2-й ротой, 4 рота в средине, 1-я рота итти в обход и наброситься на неприятеля слева и не терять связь", – слышится команда командира батальона. Как свинцовые пули были вески эти слова.
Рота мадьяров под командой т.Югович забирает влево и скрывается.
"В цепь, за мною. Ура!" – слышится голос любимца 3 роты командира т.Шумилова. С красным флагом в руке он бросается вперёд, увлекая роту. Не повезло и на этот раз 3-й роте. Тов.Шумилов попал под пулемётный огонь и несколько пуль в бока, руки и ноги впиваются в него. "Не бегайте, держитесь вперёд". Успел ещё сказать дорогой товарищ и, облившись кровью, потерял сознание. Санитары утаскивают раненого ротного. Притиснутые кр-цы 2-й роты, видя помощь, воодушевились и также пошли в наступление. А цепи неприятеля в три ряда всего лишь в нескольких саженях. "Ура…" Слышится с обеих сторон. Дружно заработали пулемёты, и в мгновение ока не стало 1-й цепи. Как горный поток, неудержимо рвутся кр-цы. Творят чудеса и пулемёты в опытных руках пулемётчиков.
Видно уже, как невыносимо жарко становится белым, но их вдруг скрывает ложбина.
Пулемёты зря трещат, не причиняя уже больше никакого вреда, но тут наш незаменимый тов.Сосин Максим со своим пулемётом [28] "Максим" взбирается на крышу одной избы, быстро устанавливает пулемёт и скоро берёт цель. Адская машинка под руководством опытной руки т.Сосина, метёт, как метла. Всё ближе и ближе подвигаются наши цепи. Белые попятились, их ряды заметно тают, нет времени и собирать раненых, приходится уносить свои ноги. Вдруг где-то раздался клич, похожий на ура. "Ужели ещё помощь белым?" – мелькает мысль. Но нет… Белые мечутся, как в лихорадке, и вдруг заработал пулемёт в тылу у них. Ещё радостней и уверенней заговорил Максимов "Максим", откликаясь на зов товарища. Это наша 1-я рота "Мадьяры" успели уже обойти и вовремя бросились на отступающего неприятеля. Наседают и наши молодцы. Вот окружена кучка в несколько человек. "Бросай винтовки", – слышится команда с нашей стороны. И видя неминуемую гибель, белые бросают винтовки, стараясь спастись бегством, но перекрёстный огонь пулемётов не щадит ни одного. Скоро громкое ура заглушает всю трескотню. Белых уже нет, вместо них трупы убитых, да десятки раненых, судьба которых вверяется нам. Много пленных, несколько сот винтовок и 5 исправных пулемётов. На этот раз, цель белых казалось близка, тем более, что 2-я рота была сбита, пулемёт находился в их руках, многие красногвардейцы были перебиты, а ротный командир тов.Пешков, краса и гордость по своей доблести всего полка, был сражён смертельной пулей в голову. Пользуясь своим превосходством, белые совсем уже загнали 1-е при кр-цев и некоторые из задорных вояк были уже в д. Ёлкиной, но вдруг быстро и решительно получился отпор.
Начавшиеся похороны убитых не успели ещё закончиться, как снова пришлось держать бой. Это было 25 августа. Рано утром мы были разбужены залповыми выстрелами. На этот раз 2 офицерских роты обошли в тыл и подступили уже к самой Ёлкиной, но поступили очень не тактично, рано начав стрельбу т.к. не открой они её, и [29] мы были бы врасплох захвачены в деревне ещё спящими.
Эта нетактичность их сгубила. Наш 1-й батальон, накануне сменившись из окоп и сделав по обыкновению все нужные приготовления, как-то: чистку винтовок, набивку лент и т.д. спал спокойным сном. Залповые выстрелы заставили нас быстро проснуться. Вскоре мы поняли всю суть дела. Начинало уже становиться светлее. Вглядевшись по направлению выстрелов, мы заметили цепь, осторожно подвигавшуюся к деревне из соснового бора, который рос в болоте, считавшемся непроходимым. Как опытные охотники прокрались мы на огороды и цепью расположились в наскоро выкопанных одиночных окопах.
Наши пулемётчики ничего не могли придумать лучше, как вытащить телегу, на которую поместили пулемёт и поставили его в конце улицы, выходившей на степь, по которой и двигалась неприятельская цепь.
За всё время кампании мы ещё ни разу не терпели поражения, что давало о себе чувствовать каждый бой. По-видимому, боевое счастье сопутствовало нам. Это придавало нам больше уверенности в себе и каждый раз готовясь к бою, мы не терялись, но хладнокровно и уверенно свершали свое дело.
– Не стрелять, покуда не откроют пулемётный огонь, – спокойно приказывает вновь избранны нами командир роты тов.Чуйков. Все на своих местах. От самого леса и до деревни ровная гладкая степь. Если заняться подсчётом, то можно поодиночке пересчитать всю цепь неприятеля, которая продвигается всё ближе и ближе. Вот уже белые открывают пулемётный огонь, и от огородной изгороди только щепки летят. Вот уж шагах в 50 от нас цепь. Вдруг в это время громко заявляет о нашей готовности наш "Максим". Цель взята верно: как пьяные валятся золотопогонники и ни одному не удаётся спастись, тем более, что левее нас по примеру тов.Сосина [30] пулемётчики 2 роты сыплют из своего "Кольта" прямо с избы.
Избалованные победами кр-цы просто играючи делают своё дело, подпуская белогвардейцев на самое близкое расстояние и стреляя наверняка. Еще удивительнее делают своё дело пулемётчики. В самый разгар стрельбы тов.Сосин говорит, что необходимо переменить воду в пулемёте: не говоря ни слова, пулемётчик Гордеев со свойственным ему хладнокровием отпускает нагревшуюся воду и встав на ноги на телегу наливает в пулемёт воды, не останавливая его работы.
– Ганька, ведь убьют, – замечает тов.Сосин.
– Ну, кому убить-то, когда уже все убиты, – спокойно возражает Гордеев.
И в самом деле, от наступавших двух офицерских рот остались лежать на степи, лишь офицерские тела.
По обследовании нами убитых, оказались многие только лишь ранеными, но на глазах у нас кончали самоубийством из револьверов или же бомбами, которые закладывали под мышку. Этот пример, достойный подражания, как рыцарей, был нами одобрен и впоследствии многие ему последовали, но об этом речь впереди.
Впереди в то же время вели наступление ударные чешские роты, но 2-й батальон нашего полка сыграл с ними почти такую же штуку. Наступление было открыто заранее и кр-цы, как жадные волки, ждали добычи и, подпустив на близкое расстояние, сразу же открывали ружейный или пулемётный огонь и несчастные гибли десятками. На этот день счастье так повезло нам, что у на с почти не было потери, за исключением лишь одного конного разведчика тов.Грязных Василия Андреевича, который был убит в голову шальной пулей, благодаря своей неосторожности. В самый разгар боя был пущен со стороны белых аэроплан, но едва лишь только он выравнялся с [31] окопами, как последовал орудейный залп, и аэроплан, кувыркаясь, опустился на землю в место расположения своих войск. Громкое ура почти одновременно раздалось на обеих участках, мы радовались благополучному избавлению от офицерских рот, а там смерти аэроплана и чешских рот.
Так закончился для нас последний бой в д. Ёлкиной.
БОИ ПОД ЕГОРШИНОЙ.
В первых числах сентября наш 4 Уральский Стрелковый полк в полном составе получил приказание оставить занимаемые позиции, отступить снова к Егоршино.
Морозное сентябрьское утро. Величаво стоят по обе стороны дороги тёмно-зелёные сосны. Тёплый пар окутал всё своей пеленой. Тяжело громыхают по ухабистой дороге орудия, двуколки с патронами и обоз с разным полковым скарбом. Длинной вереницей растянулся полк. Впереди гонят скот и везут разное имущество отступающие с нами жители. Тут же на возах телег поместились молоденькие бабёнки, недавно вступившие в замужество с нашими молодцами. Настроение у всех приподнятое, бодрые весёлые лица. Слышатся шутки, смех, остроты. Знают наши ребята, что отступление наше временное и рано ли, поздно ли мы займём не только д. Ёлкину, но всё Приуралье и Сибирь, и везде будет развеваться красное гордое знамя. Шествие замыкает эскадрон кавалерии. 35 вёрстное расстояние прошли, вместо прогулки. Никакой усталости, никакого упадка. А вот и снова село Егоршинское.
Есть время выбрать удобную позицию, и останется время для отдыха. Позиция выбрана на славу, в окопах остается 2-й батальон, а наш 1-й батальон идёт на отдых.
– Ну, да ведь скоро-то белые не пойдут. А почему?
– Да они ребята осторожны, – переговариваются кр-цы.
– Пуганая ворона и куста боится, – резонно вставляет своё слово [32] молчаливый пожилой кр-ц.
– Ну, а когда же ребята домой-то попадём?
– Надо сначала на Урале побывать, да до Перми пройти, – произносит кр-ц Ганин.
– Что же тебе за глупая, мысль пришла, Ганин?
– Нет, не глупая, а надо, чтобы каждый колеблющийся понял, что для пролетария оборванца не может быть лучше власти, как власть самих же мозолистых рук. Пусть он отведает чешского шомпола и казацкой нагайки и смекнёт это, а когда смекнёт, тогда легче будет справиться с врагами контр-революции.
– Верно, – решили многие. – Нас ещё много надо учить.
Правдиво сказанные слова тов.Ганиным сейчас ещё слышатся в моих ушах. Как сейчас, живо я представляю его худощавую фигуру, его ровный голос, речь порою полную юмора, а порою философского учения, его рябое, но симпатичное лицо.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6729
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.20 08:33. Заголовок: Андрей Фролович Гани..


Андрей Фролович Ганин был житель села Верхтеченского, он обладал с детства добрым сердцем и острым умом. С детства он не знал отца и был предоставлен на воспитание самому себе. Кроме него, ещё у старушки матери, рано лишившейся зрения, было 3 дочери, которых и содержал Андрей Фролович, и жена с малолетним ребёнком. Хлебнув достаточно горя и нужды с детства и проведя 3 года всевозможных лишений на фронте, Андрей Фролович возвратился домой убеждённым анархистом, но всегда говорит, что к анархизму мы должны прийти через большевизм, соглашаясь вполне с программой Бухарина.
Когда вспыхнуло чехо-словацкое восстание, он не задумываясь ни минуты взял в руки винтовку и побуждал к тому многих ребят. Многие последовали его примеру, но многие остались дома, на что он всё время страшно досадовал. Приближалось время покинуть нам родные насиженные места. Отчаянию матери не было пределов. Жена с ребёнком тоже голосила, плакали навзрыд и сёстры. [33]
Как сейчас помню эту картину.
– Андрюша, милый, ведь ты один был моей надеждой и утешением, на кого же нас оставляешь? – говорила, плача, мать.
– Не плачь, мама, – твёрдо сказал Андрей. – Если не убьют, будут впереди у нас с вами счастливые дни, а если убьют, то мои товарищи не оставят вас, а я не могу спокойно слышать слёзы и стоны всех бедняков. Прощай. Меня ждут, – и нежно поцеловав мать и родных он сел на телегу и поехал.
С отчаянием протягивались руки матери, жалобно голосили жена и сёстры, но Андрей уже был в кругу товарищей, отступавших из родного угла для того, чтобы вступить в неравный бой с чёрными воронами монархии.
Однообразно тянулись день за днём. На этот раз белых мы заждались, и лишь на 4-5 день разведка донесла, что пришли. Наконец-то долгожданные явились. Ежедневно их броневик и одна 3-х дюймовка обстреливали безрезультатно наши позиции. Наконец, они решили атаковать их. Бешено бросились они в атаку, но со свойственной нам жестокостью расстреливались у самых окоп пулемётным и ружейным огнём. Наконец, видимо, утомились и оставили в покое.
В это время на правом фланге под заводом Режь произошли временные неудачи. Этот участок фронта, занимаемый 1-м Крестьянским и Волынским полками. Каким-то образом, вероятно, по мобилизации в ряды Волынского полка попало несколько человек жителей Покровской волости. Завязав связь с белыми, они в одно прекрасное время, ночью, окружили роту мадьяров и роту китайцев того же полка, разоружили всех и перебили, а сами в полном боевом составе перешли к белым, обнажив совершенно участок фронта. Воспользовавшись этим, белые передвинулись вперёд сразу на несколько вёрст, оттеснив наши части от Режевского завода. Командир 1-го Крестьянского [34] полка Окулов срочно просил помощи. Тот час же по получении этого сообщения была брошена наша 3 рота. Рано утром мы были у села Покровского, которое было заняло белыми из местных жителей, перешедших на стороны белых от нас. Шёл ожесточённый артиллерийский бой. Накануне этого шёл целый день бой за обладание 3-х дюймовым орудием, находившимся в руках белых. Хотелось взять её целиком, но это не удавалось, и рассерженный командир полка Окулов послал вестового неподалёку стоящей батарее с приказанием:
– Гони скорее и скажи командиру батареи, чтобы он дёрнул раза три из орудия, пусть не достанется ни нам, ни им.
Ещё не успел скрыться гонец, как 3-х дюймовку поставили на передки, собираясь увезти.
Затрясся даже Окулов и, послав другого конного разведчика, прокричал: "Лети стрелой к командиру батареи и скажи, чтобы он сыпал по орудию из всех 3-х орудий!"
Через несколько минут рявкнули все 3 орудия и на месте, где копошились люди, остались лишь изуродованные трупы людей и лошадей, да остатки орудия.
По-видимому, Окулов и на этот раз рассчитывал выбить белых из Покровского артиллерийским огнём. Белые клубы от шрапнельных взрывов то и дело вспыхивали в воздухе; то и дело столбы чёрного дыма и пыли взлетали кверху – по улицам Покровского, но это видимо не страшило белых. На церкви и каланче красовались белые флаги, которые раздражали т.Окулова, как испанского быка. По его приказанию уже не один снаряд был пущен в колокольню, и видно было, как они обрывали железо и делали пробоины в стенах. Наконец и это занятие надоело Окулову.
– А ну-ка, ребята химическими, и зажечь село в нескольких местах, а главным образом около церкви. А вы ребята, приготовьтесь к бою, как загорит везде, будут наступать, надо до вечера [35] их вышибать, – сказал Окулов, обращаясь к эскадрону кавалерии и нашей роте.
– Мы готовы, тов. Окулов, – сказали мы.
– Ну, и ладно.
Не прошло и полчаса, как село загорелось. "На коней, ребята, за мной. 3-я рота за нами", – скомандовал Окулов.
"Пеший конному не товарищ", – говорит русская пословица, так вышло и на этот раз. Бегом мы догоняем кавалеристов. Вот и Покровское.
– Пулемёты вперёд, – командует Окулов. Есть.
В селе между тем происходит страшная суета. Испуганные жители бежали в разные стороны. Белые спешили эвакуировать кое-что и лишь немногие отстреливались. Наша атака была так стремительна, что некоторые белогвардейцы не успели убежать и остались кто в домах, кто в огородах, а несколько человек были закрыты на замок в потребительской лавке и даже в церковном алтаре, но здесь их скоро нашли.
В церкви было натаскано множество всевозможного скарба: валенки, тулупы, полушубки, ящики с портянками и даже бомбы. Богатый клад достался нам. Долго острили ребята по поводу этого.
– Видишь, хотели в добные войти перед Богом, зима мол скоро, так вот для твоих святых обувь и одежда, а тебе самому волчий тулуп, помоги нам побить проклятых большевиков, – говорит кр-ц. Афанасий Мурашёв.
– Да, Мурашёв, верно, а Георгию победоносцу и Ивану воину и вообще всем из военных запас оружия, – подтверждает Гавриил Гордеев.
– Да, святые видно послали их ко всем чертям, не наше, мол, дело разбирать чужие дела на земле, сами скоро устроим революцию и большевики нам пригодятся. [36]
Убедившись, что белых уже нет, принялись тушить пожар, и к утру было всё спокойно.
Посмотрим, что творится сейчас на Егоршино.
В тот же день, одна рота и весь эскадрон кавалерии были отправлены в заставу в д. Паршину, с той целью, чтобы белые не могли нас обойти, т.к. этот участок фронта, занимаемый 1-м крестьянским полком, был открыт теперь.
Белые пронюхав, что у них произошла какая-то переброска, и остался лишь один батальон, повели наступление всеми своими силами в количестве двух полков. Жарко было нашим, но, тем не менее, они держались всё той же тактики, благо позиция была выбрана на славу, подпускали на несколько шагов к склонам и срезали пулемётами. Досталось и батарее. С раннего утра до вечера они стреляли ураганным огнем: по наступающим на шрапнель и по броневику на удар. Занимательная работа бить по видимой цели и видеть результаты своей работы.

В одном месте около деревни Паршиной белые нашли прорыв, куда двинули обходную колонну, но рано были замечены и засеяны пулемётным огнем батареи.
До поздней ночи длился бой. Многие пулемёты были растоплены и пришли в негодность, винтовки нагрелись до того, что приходилось делать отдых, чтобы снова палить до устали. Поработали на славу уральцы. За целый день у них маковой росинки во рту не бывало, но тем не менее они не чувствовали усталости.
Лишь поздно вечером прекратился бой и снова белогвардейской кровью были удобрены Егоршинские поля.
– Посмотрите-ка, ребята, что мы устроили без [вас], – говорили нам остававшиеся в с.Егоршино по возвращении нас.
Действительно всё поле было покрыто трупами. Много винтовок и пулемётов пополнили наш запас. [37]
После этого неудачного боя белые уже не смели больше наступать. Города Шадринск, Челябинск и Камышлов были переполнены ранеными, по рассказам пленных. Ежедневно устраивали похороны жертв офицерства, привезённых с фронта. Белые более заслуженных лиц командного состава, если удавалось вытаскивать из огня, хоронили в этих городах со всеми почестями.
Настало 15 сентября. Затишье, начавшееся с последнего боя, ничем не нарушалось. Между тем был получен приказ срочно оставить Егоршинское направление и перебросить наш и другие полки на Урал, где было не совсем благополучно.
Не хотелось отступать, не оставивши памяти, но белые по-видимому были совсем не склонны драться. Мы пустились на хитрость. Зная, что белые всегда оповещались об уходе нас колокольным звоном, мы, запрятавшись все в окопы, выкинули белый флаг и зазвонили. Все были на своих местах и ничего не выдавало нашего присутствия.
Приманка удалась, как нельзя лучше. Прошло часа 2 и народная армия, не подозревая ничего, с песнями сомкнутыми колоннами направилась в с. Егоршинское. Но не успели дойти ещё до окопов, как враз заговорили 5 пулемётов, 4 орудия и винтовочные залпы. Всё перемешалось: люди, кони, повозки. Белые не могли даже рассыпаться в цепь. Снова груды тел остались по дороге в с.Егоршинское. Бегством спастись удалось очень немногим. Подобрав богатые трофеи, ночью 18 сентября, мы отступили, а 19 погрузились в вагоны и уже двигались на Урал.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 81 , стр: 1 2 3 4 5 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  8 час. Хитов сегодня: 507
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет