On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение



Сообщение: 503
Зарегистрирован: 07.01.11
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.03.14 15:16. Заголовок: Торновский


НЕЧАЕВ М.Г.

ЖИЗНЬ И РУКОПИСНОЕ НАСЛЕДИЕ
М.Г. ТОРНОВСКОГО

На рубеже веков заново были открыты многие неизвестные имена российской интеллектуальной элиты. Михаила Георгиевича Торновского вполне можно отнести к таким именам.
Михаил Георгиевич родился в 1882 г. в г. Покровске Саратовской губернии в семье крестьянина. В 1904 г. окончил Иркутское военное училище. Участвовал в русско-японской войне в составе первой маньчжурской армии. За боевые отличия был награжден орденом святого Станислава 3 степени с мечами и бантом. С 1906 по 1909 гг. - начальник учебной полковой команды (подготовка унтер-офицеров). В 1910 г. окончил Главную гимнастическую фехтовальную школу в Санкт-Петербурге. С 1910 по 1914 гг. – начальник дивизионной школы по подготовке инструкторов гимнастики, фехтования и спорта. В 1914 г. окончил курсы преподавателей военных училищ и в этом же году стал преподавателем Иркутского училища. Начал читать лекции по тактике и топографии, а также вел занятия по физической подготовки юнкеров и фехтованию. Кроме того, преподавал в гражданских учебных заведениях Иркутска: реальном (первом), промышленном училищах и учительском институте. Из наградного листа известно, что М.Г. Торновский в годы первой мировой войны в чине капитана занимал должность командира 1-ой роты юнкеров. 17 октября 1916 г. «по личному желанию» в составе 242 пехотного Луковского полка отправился в действующую армию и командовал 3-м батальоном вплоть до революции. За отличия в боях на Румынском фронте с 10 по 22 декабря 1916 г. у деревни Моара-Луи-Трандофик, Лункавице и Векерении и местечке Мачин награжден орденом святой Анны 2 степени с мечами, (ранее тем же орденом, но только 3 степени его наградили в 1910 г.). Летом 1917 г. получил чин подполковника и после ранения был направлен в Иркутское военное училище, где принял 1-ю роту юнкеров .
Во время подготовки вооруженного выступления большевиков в Иркутске в начале ноября 1917 г. М.Г. Торновский предложил арестовать руководство партии большевиков. Однако за подобного рода предложения по требованию комиссара Временного правительства Кругликова его отстранили от командования ротой и арестовали. После вооруженного выступления его освободили из под ареста и он выехал в Маньчжурию в г.Харбин, где вступил в «Комитет защиты Родины и Учредительного собрания», организованного генеральным консулом Временного правительства Поповым и генерал-лейтенантом Д.Л. Хорватом. Основной деятельностью этого комитета явилось «изыскания средств, оружия и формирования белогвардейских отрядов для борьбы с Советской властью» . М.Г. Торновский занимался вопросами снабжения военных формирований оружием и денежными средствами. Комитет сформировал несколько отрядов численностью 1000 человек. После взятия Иркутска белыми М.Г. Торновский в августе 1918 г. вновь приехал в свое родное военное училище, где принял командование первой роты . В октябре 1918 г. М.Г. Торновский выехал в г. Стерлитамак по приглашению начальника штаба Южной армии генерала И.В. Тонких. Там ему поручили на базе существующих двух рот сформировать первый егерский полк специального назначения .
Егерский полк нес охрану штаба армии и считался стратегическим резервом. Кроме того, через этот полк проходили все вновь прибывшие в Южную армию офицеры. Здесь у них проверялись знания в области военных наук, а также их «политическую благонадежность». Только после такой проверки они проходили аттестацию и назначались по полкам армии . Под его командованием полк принимал участия в боях против частей Красной армии в районе Актюбинска, Иргиза и Кокчетава. Он был произведен в чин полковника и командовал полком вплоть до ноября 1919 г. Затем был командирован в ставку Колчака. До ставки он так и не добрался, а переезжает к своей семье в Монголию в Ургу .
В феврале 1920 г. Монголия была занята войсками генерала Унгерна – начальника дивизии Семеновской армии. Он объявил мобилизацию российских военнослужащих, проживающих в Монголии. В июне 1920 г. М.Г. Торновского назначили начальником штаба отряда генерала Резухина, с которым он принимал участия в боях с китайской армией и был тяжело ранен. В июле 1920 г. генерал Унгерн предпринял поход в Забайкалье – «поход на Русь». М.Г. Торновский назначается походным интендантом, а также организатором агитационной кампании среди казачества, но несмотря на «тыловой» характер своей деятельности он не избежал участия в боях с Красной армией .
В октябре 1920 г. в дивизии произошел «бунт против генералов. Унгерн бежал из дивизии, а генерала Резухина убили . На этом военная карьера Михаила Григорьевича завершилась и начался новый этап в жизни. По географическому местопребыванию этот этап можно разделить на харбинский (1920-1932 гг.) и шанхайский (1832-1947 гг.).
В Харбине М.Г. Торновский вел активную общественную деятельность. Был представителем «Русской духовной миссии». Читал доклады и лекции, устраиваемые «Обществом ревнителей военных знаний». Написал несколько десятков статей. Кроме того, состоял практически во всех эмигрантских организациях: «Эмигрантский комитет» (с 1922 г.); «Русский общевоинский Союз» (с 1923 г.); «Офицерское собрание» (с 1931 г.); «Общество ревнителей военных знаний» (с 1928 г.) .
В начале 30-х годов Михаил Григорьевич из «вечного управляющего» издательств превращается в строителя. Он начал работать в качестве доверенного лица инженера Рахманова, который по подряду строил один из участков железной дороги. После окончания строительства он выехал вместе с семьей из Харбина в Шанхай. В Шанхае он первоначально открыл угольный склад, затем работал на заводе выработки фруктовых и минеральных вод, став в конечном итоге владельцем этого завода. Однако эта производственная деятельность оказалось недолговечной - любовь к «печатному слову» одержала новую победу. В 1936 г. Михаил Григорьевич стал управляющим газеты «Новый путь». В Шанхае также он продолжал активно участвовать в белоэмигрантской общественной жизни. Вступил в члены «Национально-Трудового Союза нового поколения», стал председателем «Русского общественного собрания», которое ставило перед собой культурно-просветительские цели, создал землячество –«Союз иркутян». В 1937 г. в Шанхае было организовано «Бюро российских эмигрантов» или БРЭМ, объединившее все белоэмигрантские организации (это организация в Китае была создана раньше – в 1934 г.) .
В 1941 г. Михаил Григорьевич вышел из всех белоэмигрантских организаций о чем сделал публичное заявление, которое было помещено в ряде эмигрантских и иностранных газетах. Причиной выхода из этих организаций явилось то, что он не
Продолжение следует.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 12 [только новые]





Сообщение: 504
Зарегистрирован: 07.01.11
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.03.14 15:17. Заголовок: продолжение


явилось то, что он не был согласен с их объединенным решением оказать всемерную поддержку Германии в борьбе против Советского Союза .
С 1939 вплоть до 1942 гг. сотрудничал с американским телеграфным агентством «Пресс-Уаллерс». После закрытия агентства японцами работал на французском винокуренном заводе, а затем в охранном агентстве. И вновь газета – стал заведующим «Русской коптилки». С приходом в Шанхай американских войск служил в их штабе охранником. В 1945 г. М.Г. Торновский принял советское гражданство, а в 1947 г. ему разрешили въезд в СССР. Советский консул его убедил в том, что за его прошлую антисоветскую деятельность он нести ответственность не будет . В декабре 1947 г. М.Г. Торновский перебрался в г.Молотов, где работал на строительстве «Камгэса» бухгалтером и архивариусом вплоть до 1949 г. 6 июля 1949 г. 67-летнего Михаила Григорьевича приговорили к исправительно-трудовому лагерю в Мордовию сроком на 25 лет. На заседании Центральной комиссии по пересмотру дел на лиц осужденных за контрреволюционные преступления, содержащихся в лагерях, колониях и тюрьмах МВД СССР и находящихся в ссылке на поселении 30 мая 1955 г. постановили отменить постановления от 6 июля 1949 и М.Г. Торновского освободить из под стражи .
М.Г. Торновский на протяжении более чем 20 лет писал огромный труд: «От Господина Великого Новгорода до Великого океана: (Историко-социально-экономические записки)». Основу этой работы составляет машинописный текст, имеющий множество вставок. Вместе они составляют около 700 листов.
О его рукописи начали говорить и писать еще в 1994 г в пермской прессе . И это не случайно, так как рукопись и архивно-следственное дело в отношении М.Г. Торновского хранится в Государственном общественно-политическом архиве Пермской области .
Рукописная книга состоит из введения, двух частей и приложения. Цель книги четко сформулирована во введении: «На этих страницах конспективно (подчеркнуто М.Г. Торновским) изложено шаг за шагом движение русских людей на северо-восток и рассказано о главных героях, создавших Россию в Азии. Записки в исторической своей части дают полную картину, как и кем создавалась Азиатская Россия…» .
Если говорить о методологической составляющей данной работы, то необходимо отметить, что автор явно придерживается патриотических позиций – история, как «героический эпос русских людей». Его патриотизм заключается в том, что исторические события рассматриваются с точки зрения государственных интересов. Россия воспринимается, как «Великая империя», а Советский Союз, как продолжатель «имперской политики». Хотя М.Г. Торновский нигде не пишет о своих симпатиях к «евразийству», но совершенно очевидно из текста, что он стоит на их мировоззренческих позициях.
Еще одна особенность делает данную работу совершенно уникальным произведением – это ее жанр. Автор его определяет, как историко-социально-экономические записки. Но можно вполне четко сказать, что это не просто отдельно взятые записки на вольные темы, а книга ставшая серьезным и глубоким исследованием важнейших страниц в отечественной истории, и охватывающее период с расселения славян до 1941 года. Причем позволю предположить это одна из первых работ в отечественной историографии, написанных в уникальном жанре историко-геополитического анализа.
В первой части, которую автор назвал исторической, рассматриваются периоды русской колонизации восточных земель. Колонизация, по мнению М.Г. Торновского начинается с Господина Великого Новгорода. Затем идет долгий и интересный рассказ о роли родов Строгановых и Демидовых, а также атамана Ермака Тимофеевича в освоении Урала и Сибири. И дальше автор подробно описывает «закрепление русских» по речным бассейнам Сибири. Панорама превращения Азии в Евроазию разворачивается достаточно широкая вплоть до Северной Америки и даже Канарских островов. Это наиболее интересные и малоизвестные, особенно для широкого круга читателей страницы.
Пристальное внимание автор уделил военным аспектам темы (вооружение, тактика, стратегия и т.д.), а также сложным международным отношениям России с Великобританией, Германией, Францией, США. Японией, Китаем, Монголией и т.д.
Во второй части дается социально-экономический обзор Азиатской России без земель Средней Азии. Это часть работы не менее интересна, чем первая, и представляет из себя вполне самостоятельное и законченное исследование. В приложении представлены воспоминания и статистика в табличных вариантах.
Данная рукопись имеет неоспоримые достоинства и ее необходимо подготовить к печати. Она важна не только для узкого круга специалистов, а будет интересная широкому кругу читателей. М.Г. Торновский писал ее вплоть до ареста и видимо искренно верил, что когда-нибудь труд его жизни увидит свет. Очень жаль, что этот арестованный труд, хранившийся в архиве свыше 56 лет, до сих пор остается в единственном рукописном варианте. Но рукописи не горят, они просто ждут своего часа. Такой час настал.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 505
Зарегистрирован: 07.01.11
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.03.14 15:24. Заголовок: Торновский


Нечаев М. Г. был директором Пермского государственного архива новейшей истории.
Статья написана на основании дела этого архива Ф.641/1.-Оп.1.-Д.9027.
В базе данных он есть.
Торновский Михаил Георгиевич
Родился в 1882 г., г. Энгельс, Саратовская обл.; русский; Проживал: г. Пермь.
Арестован 16 февраля 1949 г.
Приговорен: 6 июня 1949 г., обв.: к.-р. деятельность, к.-р., шпионаж.
Приговор: 25 лет лишения свободы

Источник: Книга памяти Пермской обл.
Дело 1949 года, так что доступ к нему будет еще не скоро.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 145
Настроение: бодрое
Зарегистрирован: 28.10.13
Откуда: Украина, Запорожье
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.03.14 00:56. Заголовок: Пермяк пишет: В окт..


Пермяк пишет:

 цитата:
В октябре 1918 г. М.Г. Торновский выехал в г. Стерлитамак по приглашению начальника штаба Южной армии генерала И.В.



Южная армия сформирована 23 мая 1919г.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 133
Зарегистрирован: 25.02.11
Откуда: Уссурийск
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.03.14 08:35. Заголовок: Пермяк пишет: Родил..


Пермяк пишет:

 цитата:
Родился в 1882 г., г. Энгельс, Саратовская обл.;


Ох уж эти советские архивы. Города Энгельса в 1882 году наверняка не было.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 510
Зарегистрирован: 07.01.11
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.03.14 08:51. Заголовок: Торновский


Это виноваты не архивы. Статья написана по следственному делу, поэтому как заполнил Торновский анкету, так и Нечаев написал. В 1949 году г. Энгельс уже был.
По поводу Южной армии. Подследственные в своих показаниях так запутывали следователей, которые в истории даже СССР были мягко говоря слабы, сами иногда путались, что они говорили на предыдущем допросе.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


Сообщение: 864
Зарегистрирован: 04.11.09
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.03.14 09:41. Заголовок: В архиве БРЭМа есть ..


В архиве БРЭМа есть
Торновский Игорь Михайлович
Торновская Евгения Порфирьевна
видимо это сын Михаила Григорьевича со своей женой.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 146
Настроение: бодрое
Зарегистрирован: 28.10.13
Откуда: Украина, Запорожье
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.03.14 18:36. Заголовок: О службе в войсках У..


О службе в войсках Унгерна есть его воспоминания: Кузьмин С.Л. Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4152465

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 511
Зарегистрирован: 07.01.11
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 12.03.14 20:10. Заголовок: дело


Узнал в архиве - дело родственники открыли, так что можно его посмотреть. Там есть фотография, ЗК.
Если кому понадобиться - обращайтесь. На заданные вопросы отвечу.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 519
Зарегистрирован: 07.01.11
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.04.14 20:30. Заголовок: Унгерн


Торновский о Унгерне.
Унгерн со своей Конно-Азиатской дивизией (600-700 чел) пошел из Даурии на Ургу. С этими силами 5 января 1921 г. барон Унгерн, разбив 12 т. китайскую группировку генерала Сунна, занял Ургу. Богдо-Геген был восстановлен в своих правах. Монголия вновь стала самостоятельной. Была объявлена мобилизация. Тысячи лошадей были приведены в Ургу.
С 5 января по 30 мая вся внешняя Монголия была очищена русскими от китайцев. Унгерн нанес поражение китайским подкреплениям на позиции у Чайрен-Удон 12 марта 1921 г., в самом центре пустыни Гоби в жестокую стужу. Китайцы оставили всякие попытки завоевать Монголию.
Китайские войска, после занятия Урги Унгерном, ушли на северную границу в Маймочен(Троицкасавский). В марте 1921 г. генерал Го с остатками армии в 8 000 человек и мирными купцами хотели пройти из Маймочена в Куко-Хото по старой мандаринской дороге. Отряд Рязухина (400 чел.) 18 марта 1921 г. перерезал им путь на 4 уртоне от Урги в направлении Улясутая. произошел встречный бой, который длился целый день. Генерал Го ночью стал отступать с позиции. Преследуя китайцев, русские нанесли им тяжелые потери. Только горстка китайцев дошла до Куто-Хото. Были захвачены большие трофеи: пушки, пулеметы, винтовки, снаряжение и т.д. Через 3 месяца дивизия Унгерна была реорганизована. Она стала иметь 2500 человек, 2 батареи и 40 пулеметов.
ПермГАНИ Ф. 641/1. Оп.1. Д. 9027. Т-2. Л.388.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 520
Зарегистрирован: 07.01.11
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.04.14 15:32. Заголовок: Торновский и Иркутск


Материал к истории Иркутского военного училищаю

НАГРАДНОЙ ЛИСТ
На капитана Иркутского военного училища, прикомандированного к 242 пехотному Луковскому полку Михаилу Торновскому, представленному к производству в подполковники на основании приказа по В В 1915 г. №563 и 1917 г. №387.
--------------------------------------------------------------------------------------
1 Часть, должность (если занимает, а у чиновников и класс), чин, имя и фамилия, а также и вероисповедание.
2 Старшинство в последнем чине и должность (год, месяц и число).
3 Имеются ли награды, годы их получения, награды за текущую компанию с кратким обозначением отличий, за которые они получены.
----------------------------------------------------------------------------------------
1 Иркутское военное училище, прикомандированный к 242 пехотному Луковскому полку командир 3-го батальона капитан Михаил Торновский, православный.
2 С 9 августа 1916 г.
ВП от 15 октября 1916 г. на основании ст. 349 кн. УП СВП 1869 г.
С 19 ноября 1916 г.
3 Имеет ордена:
Св. Анны 3 ст. – 1910 г.
Св. Станислава 2 ст. – 1916 г.
Св. Анны 2 ст. – 1916 г.
За боевые отличия имеет награды:
Орден Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом за отличия в делах против японцев (приказ войскам 1 Маньчжурской армии от 28 сентября 1905 г. №766).
В текущую компанию награжден:
Орденом Св. Анны 2 ст. с мечами за отличия в боях с 10 по 22 декабря 1916 г. у д. Моара-Луи-Трандофик, Лункавице и Векерении и местечке Мачин (приказ войскам 6 армии от 28 апреля 1917 г №487).
Полк включен в состав действующей армии 7 августа 1914 г..
До прибытия в полк капитан Торновский находился в Иркутском военном училище. В последнем чине капитан Торновский занимал с 9 августа по 14 сентября 1916 г. должность заведующего хозяйством училища, а с 14 сентября 1916 г. по 17 октября 1916 г. должность командира 1-й роты юнкеров на законном основании.
17 октября 1916 г., как прикомандированный по личному желанию в 242 пехотный Луковской полк, отправился в действующую армию. В составе 242 пехотного Луковского полка находился с 13 ноября 1916 г. 19 ноября 1916 г. вступил в командование 3-м батальоном на законном основании, каковым батальоном командовал до 28 мая 1917 г.
Был в отпуску (в Сибири) с 28 мая по 22 июля 1917 г. По прибытию из отпуска возвратился к фактическому командованию 3-м батальоном, которым непрерывно командовал по 12 сентября 1917 г., когда был откомандирован в Иркутское военное училище.
--------------------------------------------------------------------------------------
Последняя награда и время получения ее. Если сделано какое-либо представление к награде, то за какие и когда оказаны отличия, кому и когда направлено представление.
---------------------------------------------------------------------------------------
Орден Св. Анны 2 ст. с мечами (приказ войскам 6 армии от 28 апреля 1917 г №487).
Представлен к награждению ордена Св. Владимира 4 ст. с мечами и бантом, за отличия в боях с 29 июля по 3 августа 1917 г. у озера Балта Максимони.
Представление направлено н-ку 8-й стрелковой дивизии 8 августа 1917 г. за №7518.
-----------------------------------------------------------------------------------------
МНЕНИЯ НАЧАЛЬНИКОВ ПО ПРЕДСТАВЛЕНИЮ.
Командир полка или начальник отдельной части.
-----------------------------------------------------------------------------------------
На основании п. ст. 1 приказа по В В 1915 г. №563 ст. 9 приказа по В В 1917 г. №296 и ст. 4 приказа по В В 1917 г. №387 ходатайствую о представлении в подполковники со старшинством с 9 августа 1917 г.

Командир полка полковник Марцишевский.

11 сентября 1917 г.
ПермГАНИ Ф. 641/1. Оп.1. Д. 9027. Л.127.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6383
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.03.20 13:00. Заголовок: Е. В. Яковкин Жизнен..


Е. В. Яковкин
Жизненный путь полковника М. Г. Торновского : от соратника барона Унгерна до «сменовеховца».
Полковник Михаил Георгиевич Торновский — очень примечательная личность в истории России. Ему довелось поучаствовать в боях знаменитой дивизии барона Унгерна, о чем он оставил потомкам яркие воспоминания. В нашей небольшой статье мы попытались восстановить биографию этого патриота России, который всегда ставил интересы Родины на первое место.
Михаил Георгиевич Торновский родился 8 ноября 1882 г. в Покровской слободе Саратовской губернии (сейчас — город Энгельс), вскоре семья переехала в Иркутск. Михаил Торновский выбрал военную стезю и в 1902 г. поступил в Иркутское военное училище. В 1904 г. Михаил Георгиевич был выпущен из училища в звании подпоручика. Как и многие другие офицеры Русской императорской армии, Торновский подал прошение об отправке на фронт Русско-японской войны. По окончании боевых действиях он был награжден орденом св. Станислава 3‑й степени с мечами и бантом «за отличия в делах против японцев (приказ войскам 1‑й Маньчжурской армии от 28 сентября 1905 г. № 766) 1.
По окончании войны Торновский проходил службу в Иркутске. Там же прошел обучение на курсах преподавателей военных училищ и преподавал в Иркутском военном училище. К 1914 г. Торновский получил чин капитана.
После начала в июле 1914 г. Великой войны Торновский не был отправлен на фронт: его оставили в Иркутском военном училище, где, кроме преподавания фехтования, он занимал должность сначала заведующего хозяйством училища, а с 14 сентября по 17 октября 1916 г. — должность командира 1‑й роты юнкеров. По личному желанию был прикомандирован к 242‑му пехотному Луковскому полку и отправлен в действующую армию на Румынский фронт. На фронт он прибыл 13 ноября 1916 г., и 19 ноября капитан Торновский вступил в командование 3‑м батальоном Луковского полка. Торновского произвели в чин подполковника2.
Он принял участие в боях с 29 июля по 3 августа 1917 г. у озера Балта Максимени, за что был представлен к награждению орденом св. Владимира 4‑й степени с мечами и бантом, а также орденом св. Анны II степени с мечами. В ходе боев Торновский был ранен в ногу осколком снаряда. 12 сентября 1917 года Временным правительством был командирован в Иркутское военное училище3.
В конце ноября 1917 года большевики начали захватывать власть у представителей Временного правительства в Иркутске. Ими был создан Военно-революционный комитет, которому должны были подчиняться все военные структуры Иркутска. В ответ иркутской городской думой был создан Комитет общественных организаций в противовес большевистскому Военно-революционному комитету. К активным действиям обе стороны пока не переходили4.
Подполковник Торновский предложил начальнику Иркутского военного училища полковнику генерального штаба Н. В. Гловацкому арестовать руководящий состав большевистской организации города Иркутска — братьев Шумяцких, Сергея Лазо и других. Предложение Торновского начальник училища передал командующему войсками Иркутского военного округа генерал-майору С. Н. Самарину, а тот передал комиссару Временного правительства А. Н. Кругликову. Через два дня по приказу комиссара Кругликова подполковник М. Г. Торновский был отстранен от всех должностей. Кругликов боялся восстания большевиков и всячески пресекал слухи об их аресте, стремясь избежать этого. После этого Торновский некоторое время находился у себя дома, затем он принял решение бежать в Маньчжурию для организации борьбы с большевиками5.
Однако недалеко от села Лиственичного вблизи озера Байкал подполковника Торновского арестовали пробольшевистски настроенные рабочие Переваловской фарфоровой фабрики. Его доставили в штаб 12‑го запасного батальона, перешедшего на сторону большевиков. Торновский находился под арестом вплоть до 7 декабря 1917 г. Об участии Торновского в антибольшевистском восстании в Иркутске 9–17 декабря 1917 г. ничего не известно, скорее всего, он находился под контролем пробольшевистских солдат и ничего не мог сделать6.
После окончания боев он был освобождён и сразу же выехал из Иркутска в Харбин. Прибыв на место, Торновский встретил своих сослуживцев по Иркутскому военному училищу — генерального штаба полковника И. Н. Никитина, подполковника Л. Н. Карамышева и капитана П. П. Еладина. Вместе с ними Торновский установил связь с генеральным консулом Временного правительства в Харбине Г. К. Поповым. По его предложению офицеры вошли в состав «Комитета защиты Родины и Учредительного собрания». Торновский занимался снабжением воинских формирований комитета оружием и деньгами.
Комитетом было сформировано 4 отряда: отряд полковника Н. В. Орлова численностью в 4 роты, дивизион кавалерии под командованием полковника В. В. Враштеля, отряд под командованием атамана И. П. Калмыкова численностью 150 человек и отряд штабс-капитана капитана С. Меди. Кроме того, Комитет взаимодействовал с отрядом есаула Г. М. Семенова. Так, полученные четыре батареи от японцев были распределены Торновским между отрядом Орлова и Особым Маньчжурским Отрядом (ОМО) есаула Г. М. Семенова. Притом руководство Комитета больше внимания уделяло ОМО. Последнее не очень нравилось подполковнику Торновскому, который выступал за оказание большей помощи отряду полковника Орлова, а не Семенову. Из-за несогласия с руководством Комитета Торновский в мае 1918 г. вышел из его состава7.
После этого до августа 1919 г. подполковник Торновский был представителем по снабжению Амурского казачьего войска. В августе 1919 г. Торновский получил приглашение от генерального штаба полковника Пархомова вернуться в Иркутское военное училище. Торновский принял приглашение и отправился в Иркутск, где снова принялся за работу в военном училище. Через месяц полковник И. В. Тонких пригласил Торновского на службу в Южную армию. В Стерлитамаке Торновский формировал 1‑й егерский полк, который должен был стать ударной частью. Через полк проходили все вновь прибывшие офицеры, которых проверяли на профессиональную пригодность и политическую подготовку. Вся работа велась лично под руководством полковника Торновского. Вместе с полком Торновский принял участие в боях с РККА под Вознесенском в ноябре 1919 г., затем последовали бои у Актюбинска.
Поздней осенью последовали очередные поражения армии Колчака, и 1‑й егерский полк, ведя арьергардные бои, отступил в Сергиополь. Там началось переформирование полка, который должен был перейти под командование атамана Анненкова, с чем был не согласен его командир полковник Торновский. Из-за несогласия с командованием он в конце 1919 г. сдал командование и отправился с группой офицеров в распоряжение Верховного правителя адмирала А. В. Колчака. Путь в Ставку, которая как они предполагали, располагается между Иркутском и Красноярском, пролегал через Монголию. В пути они узнали, что Ставки больше нет, а Колчак арестован и расстрелян. К тому времени (март 1920 г.) Торновский находился в Урге, не имея возможности переправиться к своим, он перешел на гражданское положение, связался со своей семьей, вызвал её к себе и занялся развозкой товаров монголам8.
В октябре 1920 г. на Торновского поступил донос китайским властям и его арестовали по распоряжению китайского генерал-губернатора Чень И. Арестовали полковника из‑за подозрения в шпионаже в пользу барона генерал-лейтенанта Р. Ф. Унгерна, который тогда со своей Азиатской конной дивизией подступал к Урге. В тюрьме Торновского продержали до января 1921 г.9
После освобождения Торновский вернулся к коммерческой деятельности. В феврале 1921 г. войсками барона Унгерна была взята Урга. Было объявлено о призыве добровольцев в Азиатскую конную дивизию. Торновский по призыву прибыл на сборный пункт и был определен начальником штаба полка генерал-майора Б. П. Резухина10. Затем Торновский был назначен начальником штаба Азиатской конной дивизии барона Унгерна. В ходе боев Азиатской конной дивизии полковник Торновский получил ранение 17 марта 1921 г. и на два месяца выбыл из строя11.
К выпущенному приказу № 15 барона Унгерна Торновский отнесся со смешанными чувствами, но считал что «власть большевиков недолговечная, что народные массы ее ненавидят и ждут только толчка извне, чтобы дружно подняться против большевиков»12. В июне — августе 1921 г. Торновский, уже в качестве походного интенданта дивизии принял участие в «походе на Русь» — попытках барона Унгерна прорваться в Советскую Россию. В ходе боёв в Забайкалье Торновский занимался вопросами агитации, но успеха среди местного населения она не имела. Дивизия Унгерна была отброшена в Монголию, где 18 августа 1921 г. произошел бунт. Генерал Резухин был убит, а Унгерн бежал и вскоре был захвачен красными партизанами. Полковника Торновского, по сути, заставили принять общее командование дивизией. Торновский не без трудностей вывел дивизию через Маньчжурию в город Хайлар, где дивизия была интернирована и распущена. На этом военная служба полковника Торновского окончилась13.
В своих воспоминаниях Торновский высказался о своем отношении к генералу Унгерну: «Прав он был или не прав в своих способах проведения Белой идеи — вопрос второстепенный, но он был ярко выраженный борец за эту идею до последнего вздоха, не терпевший компромиссов. Высокочестный во всех отношениях, он служил везде и всегда примером выносливости, храбрости и мужества. Он ни от кого не требовал большего, чем делал сам. Один тарлык, одна смена поношенного белья, георгиевский крест — вот все его достояние. Спал и ел, где придется и что придется. Он поистине был подвижником борьбы против большевиков и все чины дивизии чутьем или сознанием осознавали это»14.
Из Хайлара Торновский перебрался в Калган к семье, а затем вместе с ней переехал в Харбин, куда прибыл в конце сентября 1921 г. Там он устроился «извозчиком», как он писал впоследствии, то есть работал таксистом. В 1925 г. М. Торновский устроился работать в русское издательство С. М. Фоменко. Через год он стал управляющим газеты «Гун-Бао», выходившей на китайском и русском языке. Известно также, что он работал в книжном магазине «Просвещение». Как военный Торновский состоял в Русском обще-воинском союзе. После прихода японцев в Харбин семья Торновских перебралась из Харбина в Шанхай .
После того, как Германия напала на Советский Союз, многие эмигрантские организации поддержали Германию, надеясь на сокрушение коммунистического режима. Торновский же поступил иначе. Он публично вышел из всех русских эмигрантских организаций, даже выступил по этому поводу с обращением через газету «Заря». Он писал: «Я лично хотя и продолжал оставаться на своих прежних позициях отрицательного отношения к Советскому Союзу, вместе с тем был про-тивником того, чтобы Россия была покорена немцами». После этого Торновский отстранился от общественной жизни, занялся писательской работой. Торновский написал две рукописи: «События в Монголии-Халхе в 1920–1921 годах: военно-исторический очерк (воспоминания)» про барона Унгерна и «От господина Великого Новгорода до Великого Океана» — исторический очерк про освоение Сибири и Дальнего Востока. Эти рукописи при жизни Торновского не были выпущены15.
К концу Второй мировой войны Торновский по своим взглядам превратился в «сменовеховца», и после того, как был опубликован указ Президиума Верховного Совета СССР от 20 января 1947 г. «О даровании права советским подданным, находящимся за границей, вернуться на Родину с полными правами советских граждан», он решил ехать в СССР.
По прибытии на родину М. Г. Торновского отправили в город Молотов (сейчас — Пермь). В феврале 1948 г. он устроился на работу табельщиком автогрузчика на строительство «Камгэсстроя». В ноябре того же года перешел работать бухгалтером.
16 февраля 1949 г. был арестован по 58‑й статье (пп. 4, 11, 13) Уголовного кодекса РСФСР (участие в контрреволюционных организациях, активная борьба против рабочего класса, пропаганда и агитация, призывы к свержению рабочего класса). 16 мая 1949 г. М. Г. Торновский был приговорен к 25 годам мордовских лагерей.
В 1955 г. он был реабилитирован постановлением Особого совещания при МГБ СССР ввиду преклонного возраста и полной инвалидности. После освобождения Торновский был отправлен жить в город Чайковский Молотовской области, где и скончался в 1963 г.16
Список литературы
Волков, Сергей Владимирович. Трагедия русского офицерства. М.: Центрполиграф, 2002. 509 с.
Кузьмин, Сергей Львович. Забытые мемуары о бароне Унгерне // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2004. 336 с.
Новиков, Павел Александрович. Борьба за Иркутск. 1917–1920 // Белое движение на Востоке России. Белая Гвардия. №.5. Москва: Посев, 2001.187 с.
Смиливец, Игорь Демьянович. В лабиринтах войны и мира. Саратов: Приволжское издательство, 2014. 212 с.
Торновский, Михаил Георгиевич. События в Монголии-Халхе в 1920–1921 годах. Военно-исторический очерк (воспоминания) // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2004. 336 с.
Примечания
1 ПГАНИ. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 9027. Л. 127.
2 Там же.
3 И. Смиливец. В лабиринтах войны и мира. Саратов, 2014. С. 13.
4 П. А. Новиков. Борьба за Иркутск. 1917–1920 // Белое движение на Востоке России. Белая Гвардия. № 5. 2001. С. 36.
5 ПГАНИ. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 9027. Л. 23.
6 С. В. Волков. Трагедия русского офицерства. М., 2002. С. 41–42.
7 ПГАНИ. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 9027. Т. 1. Л. 27.
8 ПГАНИ. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 9027. Т. 1. Л. 33–34 об.
9 ПГАНИ. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 9027. Т. 1. Л. 35 об.
10 М. Г. Торновский. События в Монголии-Халхе в 1920–1921 годах. Военно-исторический очерк (воспоминания) // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. М., 2004. С. 223.
11 М. Г. Торновский. Указ. соч. С. 229.
12 Там же. С. 247.
13 ПГАНИ. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 9027. Т. 1. Л. 36 об.
14 М. Г. Торновский. Указ. соч. С. 322–323.
15 С. Л. Кузьмин. Забытые мемуары о бароне Унгерне // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. М., 2004. С. 8.
16 И. Смиливец. Указ. соч. С. 180.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 830
Зарегистрирован: 11.01.17
Откуда: Россия, Иркутск
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.03.20 23:52. Заголовок: Несколько замечаний:..


Несколько замечаний:

"В ответ иркутской городской думой был создан Комитет общественных организаций в противовес большевистскому Военно-революционному комитету"

Комитет общественных организаций был изначально, с марта 1917. В ноябре был образован "Комитет защиты Революции".

«братьев Шумяцких»

Не братьев, а однофамильцев, и их было аж трое:
Шумяцкий Борис Захарович, 31 год, большевик, председатель Центросибири, член ВРК
Шумяцкий Яков Борисович, 30 лет, большевик, комиссар труда
Шумятский Федор Васильевич, 30 лет, солдат, член Исполкома Центросибири


«недалеко от села Лиственичного вблизи озера Байкал подполковника Торновского арестовали пробольшевистски настроенные рабочие Переваловской фарфоровой фабрики»

Тут какая-то путаница. Переваловский фарфоровый завод находится в Хайте, это совсем в других краях, чем Лиственичное. Причем с Красной гвардией на заводе было туго, а возле Лиственичного могли задержать красногвардейцы ст. Байкал и завода Байкальской переправы в с. Лиственичном. Эти как раз были активные, ездили в Иркутск и "юнкарей" бить и забастовку телеграфистов ликвидировать.

Ищущий - да обрящет! Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  8 час. Хитов сегодня: 201
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет