On-line: гостей 1. Всего: 1 [подробнее..]
АвторСообщение





Сообщение: 652
Настроение: Прорвемся
Зарегистрирован: 26.02.12
Откуда: Россия, Волчанск
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.01.15 23:13. Заголовок: 3-я Иркутская дивизия


Не нашел темы "3-я Иркутская дивизия"

Новиков П.А. Гражданская война в Восточной Сибири. М., 2005. С.133.:

"Иркутская дивизия была отведена для пополнения в село Воскресенское. Затем в начале апреля ее части предприняли жестокий штурм Бикбардинских позиций, где захватили бронепоезда, конвоировавшие народного комиссара по военным и морским делам Л.Д. Троцкого. "Последний ускользнул, несмотря на разобранный путь, который был восстановлен сопровождавшими его саперами".

1. Очень интересен упоминаемый факт!
2. Как ни искал, больше нигде не нашел никаких упоминаний.
3. Обычно упоминается попытка захвата поезда Троцкого под Свияжском в 1918 г.
4. П.А. Новиков ссылается на ГАРФ, ф.5873, оп.1, д.8, л.145. Известно ли, название дела? Кто автор документа с фразой "Последний ускользнул, несмотря на разобранный путь, который был восстановлен сопровождавшими его саперами"?

За Державу обидно Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Новых ответов нет [см. все]







Сообщение: 653
Настроение: Прорвемся
Зарегистрирован: 26.02.12
Откуда: Россия, Волчанск
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.01.15 23:36. Заголовок: П.П. Гривин..




П.П. Гривин

За Державу обидно Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 559
Зарегистрирован: 07.01.11
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.15 10:32. Заголовок: Гривин


Если не секрет, откуда фото

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
moderator




Сообщение: 2967
Зарегистрирован: 17.11.09
Откуда: Россия, Барнаул
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.15 11:32. Заголовок: Да оно давно здесь л..


Да оно давно здесь лежит: https://fotki.yandex.ru/next/users/wladikass/tag/сибирская%20армия/album/172135/view/435604?page=3&search-author=wladikass

Я его два года назад выставлял в теме про латышей: http://siberia.forum24.ru/?1-5-0-00000004-000-40-0-1421167802

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 655
Настроение: Прорвемся
Зарегистрирован: 26.02.12
Откуда: Россия, Волчанск
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.01.15 15:38. Заголовок: Пермяк пишет: Если ..


Пермяк пишет:

 цитата:
Если не секрет, откуда фото



Из Википедии, из статьи о П.П. Гривине

За Державу обидно Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6361
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.02.20 11:08. Заголовок: Из истории вооруженн..


Из истории вооруженных сил Временного сибирского правительства: 4‑й Восточно-сибирский корпус летом-осенью 1918 года. А. А. Каревский Москва, Россия
В истории Гражданской войны на Востоке России последние годы наблюдается устойчивый интерес к проблемам военного строительства в Сибири в 1918 г. При этом в рамках прочно установившейся «территориально-корпусной» схемы их рассмотрения, основное внимание исследователей сосредотачивается на вопросах создания и развития первых и наиболее значимых по численности и боеспособности соединений Сибирской армии, какими являлись 1‑й Средне-Сибирский, 2‑й Степной Сибирский и 3‑й Уральский корпуса. Такое положение вещей объясняется прежде сего политикой Временного Сибирского правительства и его военного командования, которые приступая к формированию вооруженных сил, сосредоточились прежде всего на территориях Урала и Западной Сибири, недостаточно учитывая мобилизационные воз-можности Восточной Сибири и Забайкалья, полностью перешедших под их контроль в августе-сентябре 1918 г. Между тем, такие возможности имелись, о чем свидетельствует история 4‑го Восточно-Сибирского армейского корпуса.
Первые военные антибольшевистские формирования в регионе появились уже зимой 1917–1918 г. Стараниями Временного правительства автономной Сибири и главы его военного отдела подполковника А. А. Краковецкого в феврале 1918 г. они были объединены в рамках Восточно-Сибирского военного округа. Округ, возглавлявшийся сначала прапорщик Н. С. Калашниковым, которого затем сменил полковник А. В. Элерц-Усов, включал в себя территории к востоку от р. Енисей. Его штабу, располагавшемуся в Иркутске и подчинявшемуся Центральному штабу в Новониколаевске, к маю 1918 г. непосредственно подчинялись Иркутская, Красноярская, Канская, Канская, Нижнеудинская, Усольская, Иннокентьевская, Читинская, Верхнеудинская, Черемховская, Зиминская и Троицкосавская подпольные организации общей численностью около 2,2 тыс. чел. [РГВА Ф. 40240. Оп. 1. Д. 1. Л. 3].
С началом 25 мая 1918 г. восстания Чехословацкого корпуса штабом округа был разработан план, в который входили: быстрый захват кругобайкальских туннелей с целью предотвращения их взрыва; овладение плавающими по Байкалу и Ангаре пароходами и развертывание партизанских действий в тылу противника. [Отчёт о командировке из Добровольческой армии в Сибирь // Архив Русской революции. Берлин, 1923. Т. 9. С. 265]. К середине лета 1918 г. в результате действий Средне-Сибирского корпуса (полковника А. Н. Пепеляева) и Восточного отряда чехословацких войск (капитана Р. Гайда) значительные районы Восточной Сибири перешли под контроль Временного Сибирского правительства. С освобождением 17 июля 1918 г. Иркутска, для осуществления здесь военного управления был восстановлен Восточно-Сибирский военный округ под руководством главного начальника полковника А. В. Элерц-Усова, при котором создавался Военно-окружной совет под председательством начальника штаба полковника М. П. Никитина. Приказом по Военному ведомству № 7 от 22 июля 1918 г. он переименовывался в Иркутский военный округ и утверждался в своих прежних территориальных пределах (Иркутская и Енисейская губернии, Забайкальская и Якутская области) с подчинением окружных управлений соответствующим управлениям созданного ранее Западно-Сибирского военного округа, пользовавшихся правами главных. [РГВА Ф. 39597. Оп. 1. Д. 12. Л. 21].
Основная задача, стоявшая на тот момент перед командованием округа, заключалась в возможно скорейшем формировании новых частей для Сибирской армии, втянувшейся на Восточном фронте в серьезны бои у разъезда Салзан и станций Мурино и Танхой. Предполагалось сформировать одну дивизию, получившую название 1‑й Сибирской стрелковой: кадрами для ее создания на первых порах должны были явиться имевшиеся под рукой подпольные организации. Уже 17 июля были сформированы Иркутский и Байкальский стрелковые полки, командирами которых назначались полковники Гривин и Пархомов. Приказом № 33 от 22 июля полки были сведены в Иркутскую стрелковую бригаду с назначением Гривина вр. и. д. командующего; приказом № 43 от 25 июля в состав дивизии включались Иркутский артиллерийский дивизион и Иркутская инженерная рота; приказом № 66 от 28 июля — Иркутский казачий дивизион.
На основании телеграммы генерал-квартирмейстера штаба Сибирской армии от 21 июля 1918 г., формирующаяся 1‑я Сибирская стрелковая дивизия приказом № 44 от 25 июля включалась в состав Средне-Сибирского корпуса. Так как последний с 20 июля состоял из 1‑й Томской и 2‑й Стрелковой дивизий, она при этом переименовывалась в 3‑ю Иркутскую, а ее начальником 31 июля временно назначался полковник Гривин. [РГВА Ф. 39515. Оп. 1. Д. 2. Л. 18об., 24, 32, 41]. После сформирования двух оставшихся стрелковых полков — Нижнеудинского и Хамардабанского, в начале августа 1918 г. дивизия была выведена на фронт. К концу месяца она насчитывала в своих рядах 1.410 чел. (996 офицеров и 414 добровольцев), из них 1197 были вооружены. Соответственно, по отдельным частям эти показатели были следующими: Иркутский полк — 505 чел. (330 офицеров, 175 добровольцев, из них 379 вооруженных бойцов); Байкальский полк — 223 чел. (193 / 30 / 177); Нижнеудинский полк — 431 чел. (288 / 143 / 393); Хамардабанский полк — 38 чел. (33 / 5 / 38), Инженерная рота — 313чел. (152 / 61 / 210). [РГВА Ф. 39617.
Оп. 1. Д. 164. Л. 21–24].
Указ Временного Сибирского правительства от 31 июля 1918 о призыве в ряды Сибирской армии с 25 августа новобранцев 1898 и 1899 гг. рождения (сроки 1919 и 1920 гг.) вызвал у командования Иркутского военного округа ряд серьезных возражений. Телеграммой на имя управляющего Военным министерством извещалось: «За неимением в округе обмундирования и невозможности в данный момент заготовки его за отсутствием материалов, неимением вооружения, недостаточностью снаряжения, малочисленности командного состава, который по долгу службы весь отправился на фронт…, а также докладу гражданских властей о полной ненадежности гражданской власти на местах и неподготовленности призывных участков… прошу отсрочить мобилизацию до 1 октября». [РГВА Ф. 39515. Оп. 1. Д. 79. Л. 99]. 13 августа начальник штаба округа полковник М. П. Никитин представил соответствующий доклад, где указывал на очевидность недостатков призыва необученной в военном плане и подверженной влиянию радикальных политических течений крестьянской и особенно рабочей молодежи, взамен этого настаивая на предварительной мобилизации более зрелых и образованных лиц в возрасте 18–25 лет. [Там же. Л. 45–47]. А. В. Элерц-Усов поддержал эту точку зрения и со своей стороны предложил использовать перспективы формирования бурятских национальных частей, апеллируя к их анти-большевистским настроениям. [Там же. Л. 74]. Несмотря на все приведенные доводы, телеграммой МВД руководству округа недвусмысленно было указано на то, что политические основания требуют срочного объявления призыва, поэтому первым днем явки новобранцев по соглашению с военным министром остается 25 августа. [Там же. Л. 76].
31 августа 1918 г. на р. Онон сибирские и чехословацкие войска Восточного фронта соединились с частями Особого Маньчжурского отряда атамана Г. М. Семенова и Сибирской группы чехов генерал-майора М. К. Дитерихса, в результате чего боевые действия в Восточной Сибири и Забайкалье завершились. В целях утверждения государственного порядка и укрепления своей военной мощи на востоке Временное Сибирское правительство приняло решение о создании здесь нового корпусного района. На основании приказа войскам Сибирской армии № 68 от 10 сентября 1918 г. главному начальнику Иркутского военного округа полковнику А. В. Элерц-Усову предписывалось приступить к формиросостава со штабом и управлением по штатам отдельного корпуса. [РГВА Ф. 39617. Оп. 1. Д. 256. Л. 35 и об]. В состав корпуса включалась бывшая 3‑я Иркутская дивизия, 26 августа 1918 г. переименованная в 3‑ю Сибирскую стрелковую. К 5 сентября ее численность составляла 1612 чел. при 17 пулеметах и 2 (затем 4) легких орудиях: в 9‑м Иркутском стрелковом полку — 505 чел. при 6 пулеметах; 10‑м Байкальском — 223 чел. при 5 пулеметах, 11‑м Нижнеудинском — 495 чел. при 5 пулеметах и в 12‑м Верхнеудинском — 189 чел. при 1 пулемете. [Там же. Д. 164. Л.36]. Кроме нее, приказом по корпусу № 2 от 17 сентября предполагалось дополнительно развернуть формирование: штаба корпуса (полковник Тонких — Иркутск); штаба 8‑й Читинской Сибирской стрелковой дивизии (начальник генерал-майор Афанасьев, командир 1‑й бригады полковник Зевакин — Березовка) в составе 29‑го Троицкосавского (полковник Несытов — Березовка), 30‑го Нерчинского (подполковник Охлопков — Березовка), 31‑го Читинского (полковник Писарев — Чита) и 32‑го Сретенского (полковник Базилевич — Сретенск) стрелковых полков; штаба 4‑й Иркутской конной бригады (начальник генерал-майор Шильников — Иркутск) в составе Иркутского казачьего (есаул Могилев) и Иркутского гусарского полков; 8‑й Читинской стрелковой артиллерийской бригады (два трехбатарейных дивизиона — Иркутск); 4‑го Иркутского горного и 4‑го Иркутского тяжелого артиллерийских дивизионов (Иркутск); Иркутского инженерного полка, Иркутской (капитана Берг — Иркутск) и Читинской (полковник Томиловский — Чита) отдельных инженерных рот; а также 3‑й Иркутской запасной стрелковой дивизии (полковник Феофилов) в составе 9‑го Иркутского (в Иркутске), 10‑го Байкальского (в Канске), Нижнеудинского (в Нижнеудинске), Верхнекдинского (в Канске) стрелковых запасных полков и 3‑й Иркутской запасной артиллерийской бригады. [РГВА Ф. 39513. Оп. 1. Д. 17. Л. 1–3 об] 18 сентября 1918 г. полковники А. В. Элерц-Усов и М. П. Никитин были произведены в генерал-майоры.
Приступая к формированию корпуса, командование столкнулось с серьезными затруднениями. Приказом войскам Сибирской армии № 80 от 4 октября 4‑му Восточно-Сибирскому корпусу «для комплектования, снабжения и охраны государственного порядка» отводился район, включавший Иркутскую губернию и Забайкальскую область (исключая казачьи земли), Енисейскую губернию и Якутскую область. [РГВА Ф. 39515. Оп. 1. Д. 309. Л. 197]. По предварительным подсчетам, необходимое для вновь образованных частей число новобранцев составило 47113 чел.: для штаба корпуса — 162; штаба 8‑й Читинской дивизии — 120; 29‑го, 30‑го, 31‑го и 32‑го стрелковых полков — по 4.000; штаба 4‑й Иркутской конной бригады — 200, Иркутского казачьего полка — 711, Иркутского гусарского полка — 1.000, 8‑й Читинской стрелковой артиллерийской бригады — 1.800; 4‑го Иркутского тяжелого артиллерийского дивизиона — 800; 4‑го Иркутского горного артиллерийского дивизиона — 6.000; Иркутского инженерного полка — 2.000; Иркутской и Читинской инженерных рот — по 260; 9‑го, 10‑го, 11‑го и 12‑го запасных полков — по 4.000; 3‑й Иркутской запасной артиллерийской бригады — 1.800. [Там же. Д. 79. Л. 188 об]. Подготовка на местах выявила ряд серьезных недостатков указа Временного Сибирского правительства от 31 июля 1918 г. Уже 9 августа 1918 г. по требованию командующего Восточным фронтом приказом по округу было объявлено о дополнительной мобилизации с 10 августа всех граждан в возрасте 18–25 лет, имеющих высшее и среднее образование и получивших права вольноопределяющихся 2‑го разряда. [Там же. Л. 64]. Испытывая острую потребность в унтер-офицерских кадрах, приказом по корпусу № 9 от 29 сентября командование объявило о приеме на соответствующие должности унтер-офицеров из числа добровольцев после прохождения ими курса специальных занятий в частях войск. [РГВА Ф. 39513. Оп. 1. Д. 17. Л. 10 об]. Наконец, при общем недостатке офицеров, приказанием по корпусу № 34 от 7 ноября предписывалось всех инженеров, служащих не по своей специальности, откомандировать в распоряжение корпусного инженера. [Там же. Д. 22. Л. 27].
Комплектование частей происходило крайне медленно и давало контингент весьма невысокого уровня. Серьезнейшей проблемой, с которой пришлось столкнуться при проведении призыва, явилось постоянно усиливающееся дезертирство. Уже вскоре оно приняло такие размеры, что командующий корпусом издал по этому поводу специальный приказ № 4 от 4 октября. Ожидаемого эффекта данная мера не возымела, вынудив издать новый, гораздо более жесткий приказ № 47 от 11 октября, требовавший немедленного предания военно-полевому суду как самих дезертировавших, так и представителей местных властей, не принявших надлежащих мер для их возвращения. [Там же. Д. 17. Л. 28–29, 36].
При том, что значительную часть потребностей в новобранцах можно было компенсировать за счет поступлений из районов формирования других корпусов, где имелся устойчивый переизбыток призываемых, этого сделано не было. В то время как там дело доходило до отчаянных требований с мест о присылке дополнительных нарядов до 3000 чел и увеличения штатов запасных полков с 4 до 7 тыс. чел. [РГВА Ф. 39504. Оп. 1. Д. 9. Л. 771, 774, 805–806], боевой состав Сибирской армии по состоянию на 2 октября 1918 г. в составе 4‑го Восточно-Сибирского корпуса по‑прежнему имел лишь 3‑ю Сибирскую стрелковую дивизию. [РГВА Ф. 39617. Оп. 1. Д. 161. Л. 149–157]. Хотя к 16 октября в составе корпуса числились уже обе дивизии, 3‑я Сибирская стрелковая дивизия насчитывала лишь 1.959 штыков при 4 легких орудиях и 16 пулеметах, 8‑я Читинская стрелковая дивизия — 464 штыка, Иркутская конная бригада — 544 сабли, части округа, не входящие в состав корпуса — 985 чел. [Там же. Д. 164. Л. 120]. Согласно квартирному расписанию корпуса на 25 сентября, первая целиком находилась на Екатеринбургском фронте (и в силу этого приказом по армии № 77 от 3 октября и приказом по корпусу № 35 от 5 октября была временно включена в состав действовавшего в этом районе 2‑го Степного Сибирского корпуса с подчинением в оперативных и хозяйственных отношениях его командиру) [РГВА Ф. 39513. Оп. 1. Д. 19. Л. 48], вторая вместе с артиллерийскими и техническими частями сосредотачивалась в Иркутске и Березовке. [РГВА Ф. 39498. Оп. 1. Д. 22. Л. 73].
Наконец, приказом по корпусу № 79 от 19 октября 1918 г. было объявлено о переименовании штаба Иркутского военного округа в штаб корпуса по новым штатам. Все военно-окружные управления включались в состав соответствующих корпусных управлений отдельными отделами. В окончательном виде в структуру штаба вошли: управление генерал-квартирмейстера (Отделения: общее, оперативное, разведывательное и военного контроля), управление дежурного штаб-офицера (отделения: общее, инспекторское и мобилизационное), управления начальника артиллерии и начальника снабжения. [РГВА Ф. 39513. Оп. 1. Д. 17. Л. 49]. Едва только процесс создания корпуса начал входить в нормальное русло, и приказом по Сибирской армии № 4 от 18 октября ему была поставлена задача продолжать энергичное формирование и составлять резерв командующего армией [РГВА Ф. 39515. Оп. 1. Д. 309. Л. 301–302], как произошли новые изменения. 30 октября 1918 г. последовала телеграмма начальника штаба армии, предписывавшая переименовать 8‑ю Читинскую стрелковую дивизию в 9‑ю с передачей ее в состав войск Дальневосточного округа, а взамен нее сформировать другую. Приказом по корпусу № 196 от 12 ноября было объявлено о формировании новой 8‑й Сибирской стрелковой дивизии со штабом в Красноярске, в составе 29‑го Ачинского, 30‑го Чернореченского, 31‑го Красноярского и 32‑го Канского стрелковых полков. При этом, первые два предполагалось получить путем развертывания Полка особого назначения (в Ачинске), третий — переименованием 4‑го Енисейского запасного полка (в Красноярске), четвертый — развертыванием батальона 10‑го Байкальского полка. [РГВА Ф. 39513. Оп. 1. Д. 17. Л. 100об]. При общем низком уровне организации, возникшая из‑за этого сумятица на время практически привела к прекращению существования 4‑го Восточно-Сибирского армейского корпуса как боевой единицы.
Таким образом, при создании Сибирской армии основное внимание Временного Сибирского правительства и его военного командования было прочно приковано к наиболее перспективному с их точки зрения региону Урала и Западной Сибири и формированию соответственно 1‑го Средне-Сибирского, 2‑го Степного-Сибирского и 3‑го Уральского армейских корпусов. При этом значительные возможности, представившиеся с установлением в июле-сентябре 1918 г. контроля над территориями Восточной Сибири и Забайкалья, в полном объеме реализованы не были.
В итоге, недостаточное использование местных людских и материальных ресурсов, неподготовленность мобилизационных мероприятий, проводившихся без учёта местных условий, и хаотическое — в условиях нехватки войск на фронте — использование формирующихся частей привели к тому, что 4‑й Восточно-Сибирский армейский корпус оказался несостоятельным в боевом отношении, и применение его как полноценного войскового соединения было невозможно.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  8 час. Хитов сегодня: 98
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет