On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
АвторСообщение





Сообщение: 107
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.07.12 00:12. Заголовок: 29-я стрелковая дивизия и 253 стрелк. полк Красных Орлов


В общем то о боевом пути дивизии много написано, и в частности о 253 сп., но есть определенные проблемы касающиеся ухода полка с позиций под Пермью и судьбы первого командира полка Подпорина. Не понятно чем было вызван его перевод в "другую часть" и что это была за часть. В истории ГВ его фамилия больше не упоминается. Может быть кто то имеет более укрупненные данные по эти двум эпизодам?

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 80 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]







Сообщение: 108
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.07.12 02:31. Заголовок: Прошло около 10 дней..


Прошло около 10 дней и никаких дополнений не поступило. Ну что тогда немного уточняющих сведений. Весной 1918 года из Камышлова на Каменский завод (КЗ) поступило распоряжение о создании в КЗ мобилизационного пункта. До этого в Катайске в спешном порядке из красногвардейских отрядов стали формироваться воинские части способные противостоять частям подполковника Д.Н. Панкова и чехам под командованием Грабчика и Гасала занявшим к тому времени Шадринск. (Пишу по памяти сознательно опуская точные даты и инициалы). О событиях июня июля 1918 года по этому району написано много, так что не буду вдаваться в детали. Основную роль в формировании частей сыграл камышловский военком Петр Никитич Подпорин. О его личности сведений немного и они очень противоречивы. Командовал полком он всего несколько недель и документальных свидетельств об этом периоде не осталось. В основном все зиждется на воспоминаниях. Он не местный, появился в Камышлове перед революцией, иногда о нем пишут как о большевике подпольщике, иногда как о сосланном уголовном преступнике. В некоторых источниках он военный комиссар, в других уездный комиссар ЧК. Надо отдать ему должное. В течение двух трех недель он сформировал в Катайске 1й крестьянский коммунистический полк, который позднее в Кушве получил знамя ВЦИК и приставку "Красные Орлы" и был известен как 253 стрелковый полк. Полк под его командованием прошел от Катайска через Колчедан, Синарскую (КЗ),Богданович, Егоршино и везде за ним тянулся достаточно кровавый след. Жертвами были священники зауральских и уральских приходов. В районе Егоршино его внезапно меняют на Ф.Акулова. В воспоминаниях смена была до того неожиданна, что Акулов высказал свое удивление, на что получил краткий ответ "Так надо!"
С этого момента Подпорин исчезает. К великому сожалению даже работники катайского музея в котором очень много материалов по полку, не могли установить причины снятия. Единственно что известно, что Подпорин был направлен комбригом на Южный фронт, хотя и эти сведения требуют проверки.
В Камышлове сведения о нем так же противоречивы и скудны:
Петр Никитич Подпорин – старый большевик, был руководителем подпольной организации РСДРП(б). Он был специально послан ЦК в Камышлов для подпольной работы. До прибытия в наш город служил в армии унтер-офицером. В Камышлове Петр Никитич занялся своим старым ремеслом, поступив сапожником в одну из обувных мастерских города. Поселился Подпорин в небольшом домике по улице Ирбитской (ныне Маяковского), который стал местом проведения нелегальных собраний Камышловской партийной ячейки. Дом до наших дней не сохранился. С установлением советской власти стал организатором красногвардейских отрядов. Подпорин – первый командир крестьянского Коммунистического полка (впоследствии полка Красных Орлов). Были слухи, что после окончания гражданской войны П. Н. Подпорин при невыясненных обстоятельствах погиб на охоте.
Позднее полком командовал Акулов, потом Ослоповский, Кобяков. Полк на Урале и с Сибири входил в 29 дивизию, которая была Уральской , потом Сводной, а потом 29 ой. На Сиваше он входил в 85 бригаду и почти весь полег там.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 789
Зарегистрирован: 21.09.10
Откуда: Воронеж
Репутация: -1

Замечания: Замечание,за переход на личности
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.07.12 02:47. Заголовок: nebel23 пишет: В ра..


nebel23 пишет:

 цитата:
В районе Егоршино его внезапно меняют на Ф.Акулова. В воспоминаниях смена была до того неожиданна, что Акулов высказал свое удивление, на что получил краткий ответ "Так надо!"


А, черт... Не о нем ли было в книге "Неизведанными путями" С.Пичугина... Там что-то такое было. Не помню.

 цитата:
Полк под его командованием прошел от Катайска через Колчедан, Синарскую (КЗ),Богданович, Егоршино и везде за ним тянулся достаточно кровавый след. Жертвами были священники зауральских и уральских приходов.


А это кто такой хоррор писал? Не чехи ли?

нужно было жить и исполнять свои обязанности... Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 109
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.07.12 04:44. Заголовок: Не чехи никакого отн..


Не чехи никакого отношения к этому "хоррору" не имели. Наоборот они были поражены этим. Это факты истории и даже советские историки эту жестокость отмечали. Я первоначально предполагал, что эта жестокость и послужила причиной снятия Подпорина, однако нет, Акулов был такой же под Алапаевском.

Вот неполный список убитых по ходу полка и в районе его действия от Далматова до Кушвы, исключая Ирбит, Алапаевск и далее.

1. Василий Победоносцев - служил в Каменском заводе Камышловского уезда, зарублен 10 июня на станции Синарской

ИЕРЕИ:
1. Александр Мокроусов - служил в с. Темновское, расстрелян 12 июня в с. Темновском
2. Петр Корелин - служил в Каменском заводе, утоплен 28 июня в реке Type
3. Александр Архангельский - служил в с. Песчаное-Калединское Шадринского уезда, расстрелян 13 июня на станции Далматово.
4. Владимир Сергеев - служил в с. Далматское, убит 27 июня на станции Далматово.
5. Александр Сидоров - служил в с. Далматское, убит 27 июня на станции Далматово.
6. Аркадий Гаряев - служил в с. Боровском, заколот 1 июля в с. Боровском
7. Алексей Введенский - служил в с. Катайское, зарублен 23 июня в с. Катайское
8. Стефан Луканин - служил в с. Колчеданское, убит 10 июля на станции Синарская
9. Иоанн Будрин - служил в с. Верхне-Ярское Шадринского уезда, убит 21 июня на станции Синарская
10. Александр Попов - служил в с. Травянском Камышловского уезда, расстрелян 8 июля в с. Травянском
11. Aлексей Меркурьев - служил в с. Корюковском Камышловского уезда, убит в с. Корюковском
12. Василий Милицын - служил в с. Алексеевское Камышловского уезда, убит 25 июня в г. Камышлове
13. Константин Лебедев - служил в с. Уецкое Камышловского уезда, убит 9 июля на станции Поклевское
14. Константин Алексеев - служил в с. Троицкое Камышловского уезда, убит на ст. Антрацит
15. Василий Инфантьев - служил в с. Таушканское Камышловского уезда, убит 12 августа в с. Таушканское
16. Константин Словцов - служил на станции Егоршино, расстрелян 20 июля на ст. Егоршино
17. Сергий Вышегородский - служил в Лялинском заводе, расстрелян в Кушве
ДИАКОНЫ:
1. Василий Ситников - служил в с. Далматово, убит 28 июня на станции Катайск
2. Георгий Бегма - служил в с. Колчеданское, убит 10 июля на станции Синарская
3. Нестор Гудзовский - служил в с. Колчеданское, убит 10 июля на станции Синарская

МОНАХИ:

1. Екатерина Богомолова убита в г. Камышлове.

Корелину "повезло" Он был арестован орлами направлен в Ебург в ЧК и позднее его утопил Хохряков.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 110
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.07.12 05:04. Заголовок: Кстати в этот полк п..


Кстати в этот полк первоначально на правах батальона входил и будущий китайский полк 255 полк Жен Фу Чена, уже позднее батальону присвоили статус полка и он получил свой номер 255 стрелковый полк

Лежат слева направо в белом кителе Жен Фу Чен, слева от него Акулов, справа Ослоповский, Юдин, последний не установлен.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 111
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.07.12 05:30. Заголовок: Еще хотел бы сделать..


Еще хотел бы сделать маленькое уточнение. По интернету гуляет фото чекистов 3 армии, где отмечено предположительно что среди чекистов рядом с Быстрых сидит Акулов. Это ошибка. За Акулова принят чекист Я.Ф. Прокопьев Он кстати курировал 253 полк и... перезахоронен в 60х годах в братской могиле с другими бойцами полка.

Сегодня можно сказать, что в первом ряду сидят справа Быстрых, Прокопьев, Самсонов, Болотов. Крайний слева не установлен



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 791
Зарегистрирован: 21.09.10
Откуда: Воронеж
Репутация: -1

Замечания: Замечание,за переход на личности
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.07.12 20:12. Заголовок: nebel23 пишет: Это ..


nebel23 пишет:

 цитата:
Это факты истории и даже советские историки эту жестокость отмечали.


Понятно. А кто писал-то этот список?
А, впрочем, я уже нашел.
http://orthodox.etel.ru/Best/Eparx/zhertvy.htm

СПИСОК ЖЕРТВ КРАСНОГО ТЕРРОРА В 1918 ГОДУ
(Из листовки, выпущенной в 1918 году Правлением Епархиального Союза приходских советов)

(Православная газета № 1 (36) 1996г.)


Любопытно, спасибо, для меня это новая информация. Я внимательно посмотрел все персоналии по интернету.
Плучилась довольно любопытная картина. Абсолютное большинство этих казней произведено было неизвестными лицами, которых церковные источники не могут прямо индетифицировать. Они не могут также назвать причины казней, а часто и их обстоятельства. В двух-трех случаях можно сказать, что священники были убиты после подавления местных восстаний, в которых духовенство, как известно, активно участвовало, если не прямо, то с помощью агитации. Так, Василия Инфантьева захватил при разгроме отряда повстанцев 1-й батальон 4-го Уральского полка дивизии Овчинникова. Другой священник, Введенский был убит то ли за совершение исповеди и причащения над умирающим красным комиссаром (что напоминает неудачный плагиат из Библии о раскаянии Антиоха Епифана во время войны с братьями Маккавеями), то ли, по другой версии, за случайный звон в набат в храме. А уже известно, что современные церковные СМИ под этим подразумевают.
http://nk.perm.ru/articles.php?newspaper_id=949&article_id=23808
Есть, кстати, в этом селе и православный храм, который побывал в своей жизни и овощехранилищем, и клубом, а теперь восстанавливается. Его последний священник Иоанн Артёмович Бояршинов был расстрелян в 1918 году за богослужение с «запрещённым колокольным звоном», а в 2000-м причислен Русской православной церковью к лику святых.

Декрет о набатном звоне.
"Известия Ц.И.К," сообщают: "Издан декрет о набатном звоне. Виновные в созыве населения набатным звоном, тревожными гудками, рассылкой гонцов и тому подобными способами, с контрр-революционными целями, предаются революционному трибуналу. Соучастники, пособники, подстрекатели и вообще прикосновенные лица отвечают перед революционным трибуналом наравне с главными виновниками.

Северная коммуна. №71. 4 августа 1918 г. С.2


Часть священников была расстреляна в качестве заложников - как, например, Милицын, арестованный при разгроме восстания отряд Красных орлов, был отправлен в Камышлов, где и был расстрелян с другими заложниками, якобы комиссаром юстиции Гаревским и комиссаром призрения Петровой, его женой (странная пара, ну да ладно). Только в трех случаях можно говорить об участии Камышловского полка: в двух - лично о Подпорине, и еще в одном - о некиих "пьяных мадьярах", которые убили неизвестно за что Гаряева. Правда, эти свидетельства какие-то смутные и описанные явно ангажированно.
К тому же странно писать, что священники были "убиты по ходу полка и в районе его действий". Это само по себе не основание для автоматического причисления всех погибших конкретно этому полку. Константин Словцов, например, был расстрелян после подавления бунта на ст.Егоршино, где находился штаб 1-й бригады 1-й Уральской дивизии. Но расстрелял-то не он, а отряд некоего Павловского, срочно вызванный из другого района.
Поэтому, на мой взгляд, тезис об "тянувшемся кровавом следе" не подтвердился - если полк Красных Орлов и зверствовал, то он явно ничем не отличался здесь от каких-ниюудь других частей и отрядов.
Также я при поиске мог узнать о гибели этих лиц исключительно из церковных источников, которые лишь иногда уточняли о использованной ими информацией. Вы не могли бы уточнить, что вы имели в виду, когда писали, что "это факты истории и даже советские историки эту жестокость отмечали". Если у вас есть действительно независимые и точно установленные данные о действиях Подпорина, вы не могли бы их назвать? Спасибо.

нужно было жить и исполнять свои обязанности... Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 112
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.07.12 00:05. Заголовок: Мир мы ведь не говор..


Мир мы ведь не говорим о том, что все убийства совершал именно Подпорин. Многие из погибших действительно погибли при подавлении крестьянских восстаний в Шадринской волости, особенно в Далматово, но убивали их отряды которые позднее влились в Камышловский и Крестьянские полки и задолго до декрета о колокольном звоне. Я абсолютный атеист и церковные источники воспринимаю, только через призму реальных документов, но что и у меня и церковников один источник - воспоминания очевидцев. Согласен, что зачастую убивали не сами красногвардейцы или бойцы полка а как бы это назвать, местные люмпены что ли, но все это происходило в присутствии командиров и начсостава полка при их одобрении или безразличии. Кстати, Попова после вступления полка в Травянское убил местный житель после чего не ушел с белыми и был в отместку убит позднее другими местными. А вот расстрел на Синарской был сделан по приказу самого Подпорина. То ли ему надоело таскать за собой арестованных, то ли еще были какие то причины. Рубили саблями и расстреливали бойцы полка. Сохранились воспоминания об этом эпизоде "Пойдем батюшка побреем тебя". Года три назад во дворе домика в Катайске, где он жил в 1918 году обнаружили захоронение примерно этих годов. Кто это был теперь уже не установить.
Почитав форум мне понятно Ваша позиция, но она далека от реальности тех дней. Вас ведь не интересует дальнейшая судьба Подпорина или причины ухода полка с позиций. Я специально дал немного о китайском батальоне и особом отделе 3 армии. Вас это не интересует, главная Ваша задача не истина, а обеление действий красных. Но реальность иная. У меня дед в штабе 29 красной дивизии, а его брат у Войцеховского. И оба для меня одинаково любезны.
Истина в том, что и та и другая сторона отличались неимоверной жестокостью и у меня нет задачи показать одних убийцами других белыми и пушистым.
А теперь о советских историках. Есть рукописная книга Антропова, есть книга Черданцева, есть книга Пешкова и там признается чрезмерная жестокость бойцов в отношение священослужителей. В 60-70 годах мне приходилось беседовать с еще живыми тогда бойцами и меня удивляло их отношение к своей жестокости. Они все считали это нормой.
Но не об этом разговор. Может быть у кого нибудь в материалах сквозила фамилия Петра Никитича Подпорина?

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 794
Зарегистрирован: 21.09.10
Откуда: Воронеж
Репутация: -1

Замечания: Замечание,за переход на личности
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.07.12 02:56. Заголовок: nebel23 пишет: Вас ..


nebel23 пишет:

 цитата:
Вас ведь не интересует дальнейшая судьба Подпорина или причины ухода полка с позиций.


Почему же? Это тоже интересно. Я сейчас тоже пытаюсь обратить внимание на материалы о 3-й армии, только на алапаевское направление.

 цитата:
Вас это не интересует, главная Ваша задача не истина, а обеление действий красных.


Хм. Не заметил обеления в моем отзыве. Сугубо конкретное мнение.

 цитата:
Почитав форум мне понятно Ваша позиция, но она далека от реальности тех дней.


По всей видимости, вы не уяснили полностью моей позиции. Я тут ангелами тоже никого не рисую, а если и имею свое мнение, то основанное не на слепом фанатизме.

 цитата:
А теперь о советских историках. Есть рукописная книга Антропова, есть книга Черданцева, есть книга Пешкова и там признается чрезмерная жестокость бойцов в отношение священослужителей.


Ну так назовите, пожалуйста, названия этих книг - прочитаю при возможности. Был бы очень Вам благодарен, а при случае попробовал бы поделиться чем-либо подобным.

 цитата:
В 60-70 годах мне приходилось беседовать с еще живыми тогда бойцами и меня удивляло их отношение к своей жестокости. Они все считали это нормой.


Похвально, что вы могли беседовать с участниками тогдашних событий. Что до жестокости, то в конце концов, это все были местные уроженцы, кушвинцы и камышловцы. Думаю, дело было банально в настроении против священников, помноженное на наступление белых и вредительство многих представителей духовенства советской власти. Те, кто переходил на ее сторону, гонений, конечно, не испытывали.

По разным делам бываю в Кушве, где располагаются строевая часть, казначейство и хозяйственная часть. Строевой частью ведает очень интересный человек — товарищ Григорьев Борис Николаевич. До революции он был дьяконом в селе Кочневском Камышловского уезда. Когда начались бои, вместе с Кочневской дружиной добровольно вступил в Красную Армию и показал себя смелым и честным бойцом. Из дьяконов расстригся, ходит в шинели и сапогах. Только рубаха и брюки черные — донашивает домашнее. Красноармейцы уважают товарища Григорьева за прямоту характера и хорошую работу. «Должность у него, говорят, чернильная, а душа человеческая».

нужно было жить и исполнять свои обязанности... Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 1330
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 22.09.10
Откуда: Россiя, Муромъ
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.07.12 03:57. Заголовок: nebel23 пишет: Лежа..


nebel23 пишет:

 цитата:
Лежат слева направо в белом кителе Жен Фу Чен, слева от него Акулов, справа Ослоповский, Юдин, последний не установлен.



А что это у китайцев на папахах,кокарды обтянуты красным?А один даже в адриане...отличное фото!

Все теперь против нас,будто мы и креста не носили. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 113
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.07.12 10:53. Заголовок: К сожалению, сказать..


К сожалению, сказать почему кокарды обтянуты не могу. Китайским батальоном прямо не занимался. И вот где снято то же неизвестно. Фото интересно тем, что это пока единственное фото где есть Жен, и то под вопросом. А вот Акулов, Ослоповский, Юдин это точно установлены.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 797
Зарегистрирован: 21.09.10
Откуда: Воронеж
Репутация: -1

Замечания: Замечание,за переход на личности
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.07.12 01:36. Заголовок: Ратник пишет: А что..


Ратник пишет:

 цитата:
А что это у китайцев на папахах,кокарды обтянуты красным?А один даже в адриане...отличное фото!


Фото, в общем, достаточно известно, но оно здесь в крупном разрешении.
И да, у китайца скорее Зольберг.

нужно было жить и исполнять свои обязанности... Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 102
Зарегистрирован: 23.01.11
Репутация: -1
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.04.13 14:25. Заголовок: мир пишет: "Неи..


мир пишет:

 цитата:
"Неизведанными путями" С.Пичугин


http://lib.rus.ec/b/409412/read
С уважением Олег.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 154
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.04.13 23:23. Заголовок: На Одноклассниках сл..


На Одноклассниках случайно нашел фото Жен-Фу-Ченя со своими бойцами. Вижу такое фото впервые. За ссылку спасибо.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 475
Настроение: всякое бывает
Зарегистрирован: 12.02.12
Откуда: Израиль (Israel), Ашдод
Репутация: 0

Замечания: Предупреждение. Ганин на форуме не присутствует. Однако кидаться оскорбительными словесами в адрес участников форума или сторонних авторов не рекомендуется. Администрация
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.05.13 13:46. Заголовок: Генштабисты на слу..


Генштабисты на службе в 29-й стр. дивизии РККА:

"Капитан Н. И. Шило (в 1918 г. окончил 6-мес. ускорен. курсы 2-ой очереди в АГШ), бывший на лето 1918 г. Помощником Наштадив Петрозаводской по Оперчасти (СУОЗ), после 28 ноября 1918 г. ту же должность занимал в штабе 29-й сд., а на середину 1919 г. являлся Наштадив-29 стрелковой"

См.: Каминский В. В. Выпускники Николаевской Академии... С. 352, 651

Засецкий Сергей Петрович - г. р. неизвестен. Шт.-Капитан. "Слушатель младшего курса Красной Академии (АГШ) в 1918 г. " с 11 декабря 1920 г. – не ранее 8 мая 1921 г. занимал должность Наштабриг-85 29-й стрелк. дивизии при Штабе Помглавкома по Сибири (из будущего справочника пишущего эти строки. Архивные реквизиты прилагаются).

Катышев Семен Васильевич - 1888 г. р. Последний чин: Поручик. февраль – 10 марта 1918 г. – Ком-р 1-го бат-на 1-ой запас. артбригады. 10 марта 1918 г. командирован в АГШ (Список лиц… С. 103). В мае 1919 г. командирован на Востфронт; 3 июня – октябрь 1919 г. – Наштабриг-3 29-й стрелк. дивизией. 12 сентября 1919 г. переведен на старший курс АГШ... (Список лиц... С. 103-104)

Каминский В. В. Выпускники Николаевской Академии Генерального Штаба на службе в Красной Армии. СПб.: Алетейя, 2011. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 157
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.05.13 12:21. Заголовок: Спасибо, Каминский...


Спасибо, Каминский.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 515
Настроение: всякое бывает
Зарегистрирован: 12.02.12
Откуда: Израиль (Israel), Ашдод
Репутация: 0

Замечания: Предупреждение. Ганин на форуме не присутствует. Однако кидаться оскорбительными словесами в адрес участников форума или сторонних авторов не рекомендуется. Администрация
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.05.13 13:04. Заголовок: nebel23: "Спаси..


nebel23: "Спасибо, Каминский"

Пожалуйста. Рад, что помог. Хотя у меня вообще-то имя тоже есть.

Сокращение "Список лиц..." - это "Список лиц с высшим общим военным образованием, находящихся на службе в РККА, сост. к 1 марта 1923 г." (единственный опубликованный в 1918-1925 гг. список Генштаба РККА)




Каминский В. В. Выпускники Николаевской Академии Генерального Штаба на службе в Красной Армии. СПб.: Алетейя, 2011. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 516
Настроение: всякое бывает
Зарегистрирован: 12.02.12
Откуда: Израиль (Israel), Ашдод
Репутация: 0

Замечания: Предупреждение. Ганин на форуме не присутствует. Однако кидаться оскорбительными словесами в адрес участников форума или сторонних авторов не рекомендуется. Администрация
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.05.13 13:04. Заголовок: nebel23: "Спаси..


Вот еще один из 29-й сд:

Борицкий Николай Эдуардович – род. в 1878 г. В 1909 г. окончил АГШ (по некоторым формулярам УПК - в 1905 г.); последний чин в "добольшев. армии": полковник. Служба в РККА: с 27 апреля 1918 г. - Начальник Отдела Штаба УралВО. По совместительству: на 1-20 июля 1918 г. в Екатеринбурге вел практические занятия по тактике в старшем классе ускоренных курсов АГШ; на 28 ноября 1918 г. – раньше 15 июля 1919г. – состоял для поручений при штабе УралВО; не позднее 15 июля 1919 г. – бывший для поручений при Команд. Севфронтом (Личная коллекция архив. документов). С 7 июля – до 21 сентября 1920 г. – Помощник Начштаба Восточ.-Сибир. Округа; с 21 сентября – до 2 декабря 1920 г. – Начштаба 29 сд. (Список лиц… С.30). УПК дают несколько иные сведения: с 7 июня 1920 г. – Помощник Начштаба Сибирского военно-окружного комиссариата (4 мес.). С 24 октября 1920 г. – Начштаба 4-й стрелк. дивизии (архивная коллекция д-ра Каминского В. В. ).

Частично об этой персоне уже опубликовано здесь:

Каминский В. В. Выпускники Николаевской Академии Генштаба на службе в Красной Армии. СПб.: Алетейя, 2011. С. 277, 324, 326, 487

Каминский В. В. Выпускники Николаевской Академии Генерального Штаба на службе в Красной Армии. СПб.: Алетейя, 2011. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 112
Зарегистрирован: 23.01.11
Репутация: -1
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.10.13 05:33. Заголовок: П.Бажов 1934. Бойцы ..


П.Бажов 1934. Бойцы первого призыва. К истории полка Красных Орлов.
http://fileplaneta.com/d/eljmo25rnenlm5eykvl4drtj72lnv3kye5t6elq/1934_Urak_polk_Krasn_orlov.pdf
Прямая ссылка будет доступна следующие 48 часа.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 2272
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 22.09.10
Откуда: Россiя, Муромъ
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.10.13 14:37. Заголовок: oleq_wr пишет: Прям..


oleq_wr пишет:

 цитата:
Прямая ссылка будет доступна следующие 48 часа.



У меня пишет "страница не найдена"

Все теперь против нас,будто мы и креста не носили. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 67
Зарегистрирован: 29.01.11
Откуда: Россия, тюмень
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.10.13 14:41. Заголовок: у меня тоже так-же...


у меня тоже так-же.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 773
Настроение: всякое бывает
Зарегистрирован: 12.02.12
Откуда: Израиль (Israel), Ашдод
Репутация: 0

Замечания: Предупреждение. Ганин на форуме не присутствует. Однако кидаться оскорбительными словесами в адрес участников форума или сторонних авторов не рекомендуется. Администрация
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.10.13 15:49. Заголовок: Аналогично. У меня..


Аналогично. У меня тоже пишет: 404 Not Found

Каминский В. В. Выпускники Николаевской Академии Генерального Штаба на службе в Красной Армии. СПб.: Алетейя, 2011. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 114
Зарегистрирован: 23.01.11
Репутация: -1
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.10.13 21:13. Заголовок: Ратник и kalinin_48..


Ратник и kalinin_48 напишите мне на oleq1951@yandex.ru. Дам действующую ссылку.
С уважением Олег.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 161
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.05.14 19:19. Заголовок: Нашел в своих архива..


Нашел в своих архивах

Гибель 85-й бригады. Последний бой
«Красных Орлов»


Памяти братьев, бойцов разных сторон,
Прокопия Ивановича Юровских,
красноармейца 29 стрелковой дивизии, 85 бригады.
Андрея Ивановича Юровских,
рядового Степного корпуса адмирала Колчака
Петра Ивановича Юровских,
рядового армии адмирала Колчака
посвящается.

К лету 1920 года обстановка на Южном фронте складывалась для Советской республики достаточно благоприятно. Еще зимой на 1920 год группировка белых была рассечена на две части и практически утратила связи со своими штабами. К 9 января красные войск вышли к побережью Азовского моря. Группировка генерала Н.Н. Шиллинга фактически оказалась в изоляции от Екатеринодарского штаба. В конце января красными войсками захвачен Херсон и Николаев, а 8 (н.с.) февраля группировка Н.Н. Шиллинга прекратила свое существование, оставив Одессу и эвакуировавшись частично в Бессарабию и в Крым. Положение белых в Крыму было так же плачевно. Крым держался практически на пяти с половиной тысяч штыков и сабель кавалеристов генерала Я.А. Слащова. Появление в Крыму частей эвакуированных из Одессы, больных тифом и оставивших в Одессе свое вооружение и обозы не добавило боевого духа слащовцам.
Каким образом продержался в Крыму и не дал большевикам ворваться туда эта «красная девица из Лейб Гвардии Финляндского полка», так за глаза звали Я.А. Слащова, сегодня трудно понять. Корпус Я.А. Слащова был в то время единственным боеспособным подразделением белой армии в Крыму, хотя Крым и Севастополь кишели офицерами. По некоторым подсчетам таких было от 35 до 100 тысяч. Только избрание новым Главнокомандующим барона П.И. Врангеля и его последующая деятельность позволила хоть частично, но организовать боеспособные части и прийти на помощь изнемогавшим под натиском красных дивизий частям генерала Я.А.Слащова. В своем последнем порыве слащовцы вместе с подошедшими частями бригады полковника В.И. Морозова смогли отбросить превосходящие силы красных за Турецкий вал. А после десанта частей генерала В.К. Витковского, полковников А.В.Туркула, В.Г. Харжевского на полуостров Хорлы и рейда А.В.Туркула по тылам красных с выходом на Перекоп, обе стороны стали укреплять свои позиции и готовить части для последующих боев.
Приказом П.Н. Врангеля белые части, находящиеся в Крыму были сведены в четыре корпуса и пополнены за счет мобилизации проведенной в середине мая как офицерского, так и рядового состава:

1-й армейский корпус под командованием генерал-лейтенанта А. П. Кутепова, в который входили Корниловская, Марковская, Дроздовская дивизии, 1-я кавалерийская и 2-я конная дивизии,
2-й армейский корпус под командованием генерал-лейтенанта Я. А. Слащева, в который входили 13-я, 34-я пехотные дивизии и Терско-Астраханская казачья бригада.
Сводный корпус генерал-лейтенанта П. К. Писарева — Кубанская дивизия и 3-я конная дивизия, состоявшая из Астраханцев и «туземцев».
Донской корпус генерал-лейтенанта Ф. Ф. Абрамова — 2-я и 3-я донские дивизии и гвардейская донская бригада.
Общий состав крымской армии Врангеля составляя к июню 1920 года свыше 25 тысяч штыков и сабель и по количеству штыков несколько превосходил в тот момент на этом участке большевистские части. Однако резервов, как людских, так и материальных, П.Н. Врангель не имел, что сводило на нет его численное преимущество.

В свою очередь, в течение весны и начала лета 1920 года красные довели свои войска действующие в Таврии до 20 тысяч штыков и сабель в составе: 3-я, 52-я, 46-я стрелковые дивизии, а так же Латышская дивизия, 2-я кавалерийская дивизия из корпуса Б.М. Думенко, 124-я бригада, бригада Упрформа Федотова из 1-й Конной армии, полк Льва Каменева, особый отряд крымского Ревкома, чекистский отряд, караульный батальон и другие более мелкие части.

Участь остатков войск Колчака в Сибири к этому времени была решена, что позволило еще ранее в конце 1919 года снять с бывшего Восточного фронта 29-ю дивизию (комдив М.В. Васильев до 1.01.1920 года, после В.Ф. Грущецкий) для последующего ее использования на западных фронтах. Надо сказать, что после ишимских боев и взятия Ишима 10 ноября 1919 года, вся дивизия, в том числе и 253 полк были отведены с переднего края для отдыха в район Ялуторовска. Чуть позднее 253 полк был передислоцирован для отдыха в район Заводоуковска и д. Пономаревой, куда прибыл 21 ноября 1919 года. Однако отдых был недолог, в первых числах декабря через штаб 3 Армии поступил приказ РВС республики о передислокации всей 29-й дивизии и ее полков на запад. Переброска дивизии затянулась, т.к. этому препятствовало дезорганизация железных дорог в бывших районах военных действий, отсутствия подвижного состава, паровозов, взорванные мосты. 22 декабря 1919 года последние части дивизии отбыли со ст. Ялуторовск на запад. Сам путь до г. Козлов занял около месяца. Так описывали этот путь бывшие бойцы 253 полка: «…передвижение полка… было весьма затруднительное. По временным мостам, т.к. основные мосты были взорваны, через реку Пышму между Ялуторовском и Тюменью, через р.Каму в Перми…в Перми вагоны перевозили на лошадях по рельсам разосланным прямо на лед…» Не лучшее положение было и с железными дорогами было и в Центральной России.

Только 20 января части достигли г.Козлова, а 29 го января ст.Грязи-Орловские. Далее пути не было: железнодорожные пути были переметены снежными заносами, и до 6 февраля пришлось стоять составами на этих станциях. После расчистки путей добрались до ст.Купянск, где пришлось около двух недель стоять в ожидании приказа о местах дислокации частей дивизии. К этому времени закончилось продовольствие и фураж, взять который в этой местности разоренной войной было негде. Положение осложнялось еще тем, что в этих местах свирепствовала эпидемия тифа. По свидетельству бывшего красноармейца 253-го полка А.С. Черноскутова до 60 процентов бойцов а переболели тифом.

В самом начале марта двинулись далее на ст.Попасная, где поступил приказ о переформировании 29 дивизии и направлении ее 1-й бригады на южный
фронт, 2-й на Западный фронт, 3-й бригады в район Ростова на Дону. Таким образом, 29-я стрелковая дивизия, созданная на Урале и прошедшая его с боями фактически перестала существовать.

К этому времени относятся непонятные перестановки в командном составе бригады, смещается комбриг Б.А. Андрианов, затем смещается командир 253-го комполка А.И. Кобяков, которого заменяет бывший командир 254-го полка М.С.Шумилов, смещается и бессменный начштаба 253-го полка Л.А. Дудин.


Чем были вызваны такие перестановки не понятно. Потеря любимого командира, который прошел с полком весь путь с момента формирования полка и вырос от командира роты до комполка, вряд ли способствовало поднятию боевого духа не только бойцов 253-го полка, но и бойцов 254-го.

В 60 годах Л.А. Дудин чуть приоткрывает причины перестановок. Полк прибыл из Сибири в соответствующей обуви, которая никак не подходила для передвижения в условиях весенней Украины. На неоднократные обращения в штаб армии шли только отписки. Тогда комбриг и комполка устроили строевой смотр, на который пригласили работников вышестоящих штабов. Обувь была заменена, но об этом эпизоде стало известно в штабе фронта. Однако А.И. Кобяков не успокоился и чуть позднее добился и смены обмундирования для полка.

Следует отметить, что полки бригады создавались еще до формирования РККА, на основе крестьянских и рабочих дружин и в некотором отрыве от центральной власти. Отсеяв в предыдущих боях мобилизованных, они состояли в основном из добровольцев и отличались некоторой долей вольности. Скорее всего, с «жалобщиками» свели счеты и поставили их на место.

14 марта 1920 года на ст.Чаплино 253-й полк в составе бригады состоящей из трех полков 253-го, 254-го, 255-го выгрузился из эшелона и 26 марта повел наступление в сторону ст.Пологи и станиц Дибровка, Гуляй Поле, где безраздельно властвовал батька Н.И. Махно. В течение с 14 марта по 1 апреля 1920 года направление на ст.Пологи было полностью очищено от махновщины. Видимо, не лишенный чувства юмора Нестор Махно даже передал из Гуляй Поля телеграмму комиссару 253 полка в которой передал «Привет красноармейцам вашего полка за храбрость и геройство от Махно».

Комполка А.И.Кобяков в центре, среди бойцов полка, осень 1919 год

10 апреля 1920 года 1 бригада находилась в г.Орехове, где 17 апреля получила название «85-я отдельная бригада» и была подчинена 3 дивизии 13 армии, командарм И.Х. Паука. 22 апреля поступил приказ о выходе ее в район Сиваша, куда бригада проделав 170 километровый марш прибыла в период 25-27 апреля. Она подошла к месту своей дислокации через Большой Токмак и Мелитополь и заняла позиции в районе станиц Громовка, Строгановка и Воскресеновка. Это не был передний край соприкосновения с противником, поэтому по воспоминаниям участников до 8 июня 1920 года никаких военных действий бригада и ее полки не вели. Все были в предвкушении отдыха. «Ну, ребята, отдыхать теперь будем на юге. Врангель в Крыму, махновцев тут нет. Лафа житьишко-то!».

Однако к 6-8 июня положение изменилось. Вызвано это было тем, что еще 21 мая Врангель, понимая, что затягивание наступления при отсутствии резервов неминуемо приведет к дальнейшему усилению красных частей и их дальнейшему численному превосходству, своей директивой и дополнительным приказом № 3226, предписал своим частям начать наступление. Основная задача наступления - генералам А.П. Кутепову и П.К.Писареву выйти за Перекоп и отбросить красные части за Днепр, при этом корпусу Я.А. Слащова для флангового удара сосредоточиться в Феодосии и Керчи и оттуда на приданных корпусу судах осуществить десантную операцию по высадке в районе Геничевска у сел Кириловка и Горелое, и с целью воспрепятствования красным подвоза подкрепления перерезать железнодорожную ветвь на участке Сальково-Мелитополь. В дальнейшем, при подходе с главного направления войск сводного корпуса генерала П.К.Писарева, начать рейд по тылам красных. Подготовка к операции была проведена умело, т.к. только выйдя в Азовское море, капитаны транспортных судов и командный состав вскрыв конверты должны были узнать конечные пункты высадки и порядок действий и взаимодействия с другими частями. Слащовский десант насчитывал 10 тысяч штыков и сабель, 50 орудий, 2 броневика.

Донскому корпусу генерала Ф.Ф.Абрамова по линии железной дороги Джанкой-Мелитополь и Чонгарской переправы предписывалось выйти на ст. Ново-Алексеевка.

Утром 7 июня части генералы А.П.Кутепова и П.К. Писарева прорвали оборону красных и вышли за Перекоп ударив по частям 3-й, 52-й, и Латышской дивизий красных. Еще до этого корпус Слащева высаживается у с. Кириловка и перерезает железную дорогу. На правом фланге у Перекопа корпус Абрамова выходит в Ново-Михайловке в соприкосновение с 46-й и 3-й дивизиями красных. К вечеру этого дня разворачивается сражение за Первоконстантиновку. Впереди идут Марковская и Корниловская дивизии усиленные танкам и броневиками.

Артиллерия красных установленная между домами в Первоконстантиновке разгромила этот бронированный кулак, но проволочные заграждения перед станицей были этой техникой все же уничтожены. В этот прорыв пошли белые полки, и станица была взята. В течение первой половины дня она неоднократно переходила от одних к другим. Штаб 3 дивизии, которой подчинялась отдельная 85 бригада, находился в это время севернее Первоконстантиновки в Аскании Нова.

Полки 85 бригады находящиеся на юго - востоке от театра основных военных действий получают приказ двигаться вдоль берега Сиваша в сторону Перекопа к станице Первоконстантиновке на помощь частям 3 армии. Выполняя приказ, все полки бригады к вечеру 7 июня 1920 года подошли к ст. Первоконстантиновке, уже занятой к этому моменту частями Марковской и Корниловской дивизии.

На восточной окраине Первоконстантиновки в двух километрах от нее занял позиции 254-й полк, чуть южнее от него 253-й полк, с левого его фланга до берега Сиваша 255-й полк. С севера от 254-го полка располагались позиции 124-й стрелковая бригады. К ночи белые части были выбиты из станицы. Утром 8 июня бой продолжился и вскоре белые части усиленные Дроздовской дивизией окончательно захватывают Первоконстантиновку. Способствовало этому еще то, что севернее белые смяли позиции 124-й бригады, не только перерезав связь со штабом дивизии, но и фактически взяв с севера части бригады в полуокружение.

По свидетельству П.Н. Врангеля: «26-го мая (8 июня н.ст) ожесточенные бои продолжались… Дроздовская дивизия после горячего боя окончательно заняла Первоконстантиновку. Красные под прикрытием артиллерии отходили на Владимировку. Их преследовали дроздовцы с запада и 2-ая конная дивизия генерала В.И. Морозова с севера. Около 12 часов дня Владимировка была захвачена дроздовцами. На участке между Владимировной и Строгановкой красные были настигнуты и прижаты к Сивашу.»

Здесь начинаются разночтения с официальной советской версией, которой придерживаются так же и рядовые бойцы бригады. Суть ее состоит в том, что в результате действий командира 85 бригады Ф.И. Стриганова, была утрачена связь со штабом 3 дивизии и командование бригады не знало о последующем приказе штабдива об отступлении, и в результате этого, полки были прижаты противником к береговой линии Сиваша.

Таким образом, делается вывод: мы стояли до конца и если бы знали о приказе отходить, то нас бы не прижали к плавням и мы бы не понесли такие потери. В вину Ф.И. Стриганову ставится то, что он бросил в бой весь оперативный состав штаба, тем самым яко бы нарушив связь с дивизией. Таким образом, находится виновник всего, это комбриг Ф.И. Стриганов.

Но тогда возникает вопрос: а как могли попасть дроздовцы во Владимировку, находящуюся восточнее Первоконстантиновки, т.е. в тыл бригады. Учитывая, что части 85-й бригады держали оборону от Первоконстантиновки до берега Сиваша, попасть во Владимировку белые могли, только обойдя бригаду с севера, там, где стояли части 124-й бригады. Об обходе с севера говорит и П.Н.Врангель. Об этом прорыве с севера пишут и сами красноармейцы. Таким образом, утрата связи со штабом дивизии не результат действий Ф.И. Стриганова, а вполне грамотные действия белых разгромивших 124-ю бригаду и перерезавших связь с севера со штабом дивизии.

Мало того, бригаду прижали к Сивашу не в районе Первоконстантиновки, а по свидетельству П.Н. Врангеля, в районе достаточно отдаленном от нее – между Владимировкой и Строгановкой. Более точен бывший начштаба 253-го полка Л.А. Дудин указывающий более конкретный район – юго-западнее Владимировки. Значит, полки отходили от Первоконстантиновки и без приказа, исходя из реально сложившейся обстановки, что вполне нормально при данных обстоятельствах и в данных условиях, и приказ здесь не причем.

Обойденный с севера дроздовцами и конницей генерала В.И.Морозова, утративший Первоконстантиновку и оказавшись на равнинной местности, простреливаемой со всех сторон, комбриг - 85 принимает меры для перегруппировки и отхода на более защищенные позиции. Единственной защищенной позицией в тылу на равнинной местности была Владимировка. К ней, скорее всего, и направлялась бригада, не зная, что в полдень Владимировка была захвачена дроздовцами. Этим фактически окружение бригады было закончено.

Теперь уже не только с запада, но и с севера от Владимировки били белые пулеметы и артиллерия. Уходить можно было только вдоль берега Сиваша далее к ст. Строгановка через плавни «гнилого моря». Несколько часов по пояс в сивашской грязи, под непрекращающимся огнем бойцы полка выходили из окружения. По воспоминаниям участника этих событий комиссара полка П.М. Тарских …мы не могли защищаться. Нас просто расстреливали. Сверху, над самыми головами аэропланы с пулеметами. Сзади пулеметы, а наши в болоте вязнут. Тут мы потеряли столько бойцов из полка и бригады, сколько не теряли за всю гражданскую войну».

Несколько иная «победная» трактовка этих событий у П.Н. Врангеля. «После короткого боя, атакованные нашей воздушной эскадрильей, красные бросились врассыпную, часть пыталась спастись вплавь через Сиваш и тонула, расстреливаемая нашими батареями. Переплывшие на южный берег Сиваша отдельные люди задерживались нашими сторожевыми постами. Большая часть положила оружие».

Поздно вечером этого дня 253 полку и бригаде удалось все же вырваться к западу ст. Строгановка, перегруппировать силы и последующим ударом выйти из окружения к станицам Агайман и Тарагаевка. Бригада потеряла 789 бойцов, 253-й полк почти половину своего состава - 225 человек.
В течение первой недели наступления красные потеряли почти всю Северную Таврию, около 7 тысяч пленных, 27 орудий, 2 бронепоезда. Учитывая эти потери, полки бригады были сняты с линии фронта и отправлены на переформирование под г. Екатеринослав (Днепропетровск) в село Краснопольское, куда прибыли 12 июня 1920 года.

Таких потерь ни полк, ни бригада не знала за всю свою историю. По свидетельству П.П.Бажова, из трех полков не смогли собрать даже один полный полк. Н.А.Баженов и Л.А. Дудин в своей книге «Под знаменем ВЦИК» указывают общее количество бойцов бригады перед выходом на Сиваш в количестве 1107 бойца. Следовательно, погибло почти две трети состава бригады. Потери белых были также внушительны. По свидетельству П.Н. Врангеля в Дроздовской дивизии были выбиты все ротные и батальонные командиры.

В воспоминаниях бойцов 253-го полка Ф.И. Стриганову ставится в вину и снятие старого комполка А.И.Кобякова, и нарушение связи со штабами, вызванное, по их мнению, отправкой в бой всего штаба бригады и все последующие боевые потери. Что интересно, бойцы полка не приняли назначение М.С. Шумилина и все последующие годы считали, что последним командиром 253-го бывшего 1-го Крестьянского Коммунистического полка «Красных орлов» был и оставался Александр Иванович Кобяков.

Здесь на фото зимы 1919-1920 года А.И. Кобяков командир 253 полка

Насколько был реализован приказ о назначении М.С. Шумилина, трудно сказать. Уже после сивашского разгрома Александр Кобяков, выживший в этой бойне, еще не зная о решении РВС расформировать полк, 18 июня 1920 года напишет жене и детям: «Здравствуйте, мои дорогие Евгения Васильевна и сыновья Михаил и Николай! В настоящее время нахожусь в бригаде. Новостей у нас много, столько, что и описать трудно. Только одно скажу: когда я командовал полком, чуть было в плен не попал. Кавалерия противника отрезала меня, но благодаря геройству нашего полка мы сумели выйти. А остальное вы можете узнать из газет. Пока до свидания. А.И. Кобяков». Запомним фразу: «командовал полком».

Это было одно из последних его писем. 10 июля 1920 года, через 22 дня после этого письма, он ранее четырежды раненый и выживший на Сиваше умрет, якобы от холеры. Обстоятельства его смерти достаточно таинственны. Говорили об отравлении. Похоронен он был в деревне Мокрой по пути к Александровску. Было ему всего 27 лет.

Воспоминания бойцов бригады и полков писались в период 30-60х годов, когда имя троцкиста Ф.И. Стриганова, расстрелянного в конце 30-х, не вписывалось в написание истории гражданской войны и РККА. Этому способствовало определенное отрицательное отношение части бойцов 253 полка к самой личности Ф.И. Стриганова, которого более считали партийным работником, чем полевым командиром.

С чьей-то легкой руки по книжным и интернетовским изданиям стала гулять легенда о назначении М.С. Шумилова командиром 85-й отдельной бригады и назначении его на эту должность аж в 1919 году, т.е. тогда когда, бригады еще не существовало. Мало того указывается, что вместе с этой бригадой он штурмовал Перекоп и Сиваш. Михаил Степанович Шумилов, будущий генерал-лейтенант, будущий герой Сталинграда был ранен 7 июня 1920 года в первом же бою и в последующих боях не участвовал.

Эти и объясняется разгадка письма А.И. Кобякова, который вынужден был после ранения М.С. Шумилова продолжить командование своим родным 253-м полком. Родным для М.С. Шумилова 254 полком под Первоконстантиновкой и в ходе отступления командовал Красавчиков, который вместе с Ф.И. Стригановым после 12 июня 1920 года переформировывал под Екатеринославом остатки 85-й бригады в Сводный Уральский полк и был назначен командиром этого сводного полка.

24 июля, по прошествии более чем полтора месяца, оправившись от ранения, М.С. Шумилов принимает от Красавчикова этот Сводный Уральский полк. 85-я бригада прекратила свое существование 8-12 июня 1920 года в боях под Первоконстантиновкой, Георгиевкой, Владимировкой и Строгановкой. Все это так же последствия вычеркивания троцкиста Ф.И. Стриганова из истории.

16 июля 1920 года, спустя месяц после вывода, остатки 253-й полка в с.Краснопольском под Екатеринославом приняли 249 новобранцев из которых удалось скомплектовать только шесть рот.

После 25 июля 1920 года еще полностью не сформированный полк был направлен в Александровск и здесь в селе Софиевка был получен приказ о расформировании полка. К вечеру 1 августа полк был в с.Григорьевка и здесь был расформирован.

Политсостав 253 полка «Красные Орлы» лето 1919 года. Слева-направо И.А. Ослоповский, Ф.И. Стриганов, А.А. Юдин, И.И. Басаргин, М.Д. Ковригин

Знамя 253-го полка было передано П.М. Тарским комиссару 4 армии Конконову под расписку, которая была сдана им в штаб ПриУрВО.

На этом и закончилась история 253 полка Красной Армии начавшем свое формирование в селе Катайском, поселке Каменский Завод и окончательно сформированный на станции Егоршино, как 1-й Крестьянский Коммунистический полк 29 стрелковой дивизии 3 армии, получивший в Кушве из рук Г.И.Зиновьева Красное знамя ВЦИК и официальное название «Красные Орлы». Как, трагична его судьба, так трагична и судьба его командиров и командиров самой дивизии. Уйдет в безвестность истории гражданской войны, организатор полка и его первый командир Петр Никитич Подпорин, позднее в 1931 году погибнув якобы от случайного выстрела на охоте. В пьяном угаре погибнет при пожаре Филипп Егорович Акулов, его второй комполка. Таинственно умрет в Таврии его последний командир Александр Иванович Кобяков. В 30-х будет репрессирован первый командир 29-й дивизии Георгий Иванович Овчинников и лишь чудом выживет после 20 лет лагерей. Тогда же погибнет в заключении и второй комдив Макар Васильевич Васильев. Такая же судьба постигнет третьего комдива Владислава Флориановича Грущецкого расстрелянного 25 августа 1938 года. Гражданская война не имеет победителей.

Источники

1. «Под знаменем ВЦИК» Н.Баженов, Л.Дудин и др., изд. МО СССР, 1963 год
2. «Бойцы первого призыва» П.П. Бажов, изд. Уралгиз, 1934 год
3. «Красный орел» И.Черданцев, Пермское книжное изд., 1972 год
4. «Гражданская война и военная интервенция в СССР», Москва, изд.Военная энциклопедия, 1983 год
5. «Записки ноябрь 1916 г. — ноябрь 1920 г.» т. 2. Барон П.Н.Врангель, Минск. Изд. Харвест., 2002 год.
6. «Тайны белого движения Победы и поражения» О.Г. Гончаренко, Москва, изд «Вече 2000», 2004 год.
7. Материалы Каменск-Уральского музея Воспоминания Фонд А.С. Черноскутова
8. Материалы и фотографии Катайского муниципального музея
9. Материалы Шадринского музея
10. Материалы и фотографии Курганского музея


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 132
Зарегистрирован: 23.01.11
Репутация: -1
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.05.14 05:53. Заголовок: nebel23 пишет: Наше..


nebel23 пишет:

 цитата:
Нашел в своих архивах

Гибель 85-й бригады. Последний бой
«Красных Орлов»


Добрый вечер, а источник указать можете?
С уважением Олег.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 162
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.05.14 15:12. Заголовок: Я не историк. Занима..


Я не профессиональный историк. Занимаясь любительски историей своей семьи пришлось собирать материалы по деду, который воевал в 29 дивизии, а потом в составе 85 бригады был на Сиваше. И если его путь в составе дивизии я знал, то о последних днях бригады совершенно ничего не было известно. Поработал в архивах, в фондах музея, подобрал воспоминания и литературу - родилась эта статья, которая на долгое время легла в стол. Месяца три назад меня попросили материал о 253 полку для размещения в краеведческом сборнике № 6. Отдал, пока сборник готовится к печати, выйдет в конце лета, а так как хозяин - барин, решил дать ее здесь. Трудность в том, что воспоминания бойцов писались в 30-60 годах и память по датам часто подводила. Пришлось кое какие даты уточнять по официальным изданиям. Так что это не истина в последней инстанции. Для нашего форума могу дать фото А.И. Кобякова осени-зимы 1918 года, которое ранее нигде не публиковалось.



В литературе все эти села - Первоконстантиновка, Строгановка и др. именуются то селами, то станицами, на картах периода перед Великой войной они именуются фольварками.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 163
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.05.14 15:34. Заголовок: В процессе работы в ..


В процессе работы в музеях нашел текст воспоминаний комдива Онуфриева 20х годов. Он описывает бои 1918 года под Каслями, Кыштымом. Где то в это время в 20х он выпустил книгу, но после его расстрела книга была изъята и в интернете и в библиотеках я ее не нашел. В музее хранилась ее машинописная копия, которую я и перефотографировал. Размещать здесь фотографии страниц трудно, но любителям мог бы переслать в виде файлов джипега.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 12
Зарегистрирован: 09.01.14
Откуда: Россия, Екатеринбург
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.05.14 00:24. Заголовок: nebel23 пишет: посл..


nebel23 пишет:

 цитата:
после его расстрела книга была изъята и в интернете и в библиотеках я ее не нашел



Эта книга есть в Екатеринбурге, в краеведческом отделе библиотеки Белинского

Онуфриев И. Гражданская война на Урале. Воспоминания бывшего комбрига. Свердловск, 1925.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 164
Зарегистрирован: 25.09.10
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.05.14 02:47. Заголовок: Возможно. Просто сущ..


Возможно. Просто существовал список книг для изъятия и в нем она была. Не выполнить предписание ГОРЛИТа об изъятии было невозможно, т.к. по статье никто идти не хотел. И если она появилась сейчас, то видимо это уже 80-90 годы, кто то передал из частников.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 975
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.09.16 11:04. Заголовок: КОЛТУНОВ Илья Семено..


КОЛТУНОВ Илья Семенович. Комбриг (1935). Русский, Кандидат в члены ВКП(б) с 1931 г. Родился в июле 1896 г. в г. Петербурге. Из служащих. Окончил начальное городское училище в 1905 г. в г. Петербурге, там же коммерческое училище в 1911 г. До военной службы работал в банке. На военную службу поступил в июле 1915 г. вольноопределяющимся, В феврале 1916 г. окончил 3-ю Петергофскую школу прапорщиков, Последние чин и должность в старой армии — подпоручик, адъютант полка. В Красной армии по мобилизации с июля 1918 г. Участник Гражданской войны. Воевал на Восточном (1919-1920) и Западном (1920) фронтах. В годы войны занимал должности: помощника начальника штаба 2-й Тверской стрелковой дивизии по административной части (июль — декабрь 1918 г.), помощника начальника штаба 3-й бригады 7-й стрелковой дивизии по оперативной части (декабрь 1918 г. — май 1919 г.), помощника начальника штаба 2-й бригады 29-й стрелковой дивизии по оперативной части (май — сентябрь 1919 г.), начальника штаба той же бригады (сентябрь 1919 г. — май 1920 г.), начальника оперативного отделения штаба 16-й армии (май — ноябрь 1920 г.), для поручений при полевом управлении 16-й армии (ноябрь 1920 г. — июль 1921 г.). Из приказа Реввоенсовета Республики № 595 от 12 декабря 1920 г.: «Награждается орденом Красного Знамени состоящий для поручений при начальнике оперативного управления штаба 16 армии тов. Колтунов Илья Семенович за то, что 19 августа с. г., получив командировку для розыска штабов дивизий и вручения весьма важного боевого приказа, он выехал в полосу, занятую передовыми частями противника. Будучи обстрелян противником, ранен в ногу и взят в плен, тов. Колтунов спустя некоторое время бежал и после нескольких дней тяжелого мытарства благополучно вернулся в штаб армии...». После Гражданской войны на ответственных должностях в системе военных сообщений РККА. С июля 1921 г. — помощник начальника штаба 16-й армии. С ноября 1921 г. — адъютант начальника штаба той же армии. С декабря того лее года — помощник начальника части военной разведки разведывательного управления штаба Западного фронта. С мая 1922 г. — в резерве штаба Петроградского военного округа. В августе 1922 г. зачислен слушателем Военной академии РККА, которую окончил в 1925 г. Практическую подготовку после окончания академии в течение полугода проходил в должности коменданта железнодорожного участка и станции Смоленск Московско-Белорусской железной дороги. С апреля 1926 г. исполнял должность помощника начальника отдела военных сообщений (ВОСО) штаба Западного военного округа. С ноября 1926 г. — помощник начальника 3-го отдела штаба (он же помощник начальника ВОСО) Белорусского военного округа. С августа 1927 г. — помощник начальника ВОСО того лее округа. В феврале 1928 г. назначен заместителем начальника 2-го отдела 3-го управления Штаба РККА. С марта 1930 г. — начальник 5-го сектора того же управления. С сентября того же года — помощник начальника 3-го управления Штаба РККА. С декабря 1932 г. — заместитель начальника того же управления Штаба РККА. С января 1935 г. — заместитель начальника 3-го отдела Штаба (затем Генерального штаба) РККА. Награжден орденом Красного Знамени (1920. Знак ордена № 3122). Арестован 10 марта 1938 г. Военной коллегией Верховного суда СССР 28 августа 1938 г. по обвинению в участии в военном заговоре приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение в тот же день. Определением Военной коллегии от 2 июня 1959 г. реабилитирован.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 995
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 20.09.16 12:08. Заголовок: Мулин Валентин Миха..



Мулин Валентин Михайлович. Комкор (1935). Русский. Член ВКП(б) с 1906 г. Родился в августе 1885 г. в г. Тифлисе в семье офицера. Из дворян. Учился в реальном училище, но не окончил его. На аттестат зрелости сдал экстерном в 1904 г. В 1906 г. вступил в Тифлисскую организацию РСДРП(б). Был членом райкома, а с 1907 г. — членом губкома партии, отвечая за организацию военной работы. В марте 1908 г. во время нелегального собрания военной организации 15-го гренадерского полка был арестован. В 1909 г. Кавказским окружным военным судом лишен дворянского звания и приговорен к четырем годам каторжных работ. Наказание отбывал в Метехском замке и Саратовской каторжной тюрьме. В 1913 г. сослан в Иркутскую губернию, где пробыл до 1917 г. В конце марта 1917 г. прибыл в Петроград, где вскоре становится управляющим делами газеты «Правда». После Октябрьской революции 1917 г. на военно-политической работе в войсках Восточного фронта. С лета 1918 г. — заведующий политотделом 29-й стрелковой дивизии, а с января 1919 г. — военком этой дивизии. В июне — ноябре 1919 г. — военком 30-й стрелковой дивизии. С ноября 1919 г. по март 1920 г. возглавлял политические отделы 3-й армии и 1-й трудовой армии. С марта 1920 г. по апрель 1921 г. — член РВС 16-й армии. С апреля 1921 г. — начальник политуправления Вооруженных сил Сибири. С августа 1921 г. — член РВС 5-й отдельной армии и Восточно-Сибирского военного округа. В 1922-1923 гг. — слушатель Высших академических курсов при Военной академии РККА. С июня 1923 г. — член РВС 13-го стрелкового корпуса и командующий группой войск в Восточной Бухаре. Руководил ликвидацией басмачества в Восточной Бухаре. Из приказа Реввоенсовета СССР № 177 от 27 июня 1924 г.: «Награждается орденом Красного Знамени член РВС Восточно-Бухарской группы войск Мулин Валентин Михайлович — за отличия в феврале 1924 г. в деле ликвидации басмаческого движения Селим-паши...». С июня 1924 г. по март 1931 г. — командир и военком 7-го стрелкового корпуса. В 1928 г. окончил КУВНАС при Военной академии имени М. В. Фрунзе. С апреля 1931 г. — помощник командующего войсками Приволжского военного округа. Из аттестации за 1933 г. на помощника командующего войсками ПриВО В. М. Мулина, подписанной командующим округом И. Ф. Федько: «Тов. Мулин за истекший 1933 учебный год работал с большой энергией и в значительной степени помог РВС округа вывести округ в число передовых округов РККА. Тов. Мулин в работе показал организаторские способности, умение сплотить начсостав частей округа вокруг задач боевой и политической учебы. По своей личной подготовке, опыту и умению руководить боевой подготовкой начсостава и войск в крупном масштабе, т. Мулин заслуживает быть выдвинутым вне очереди на должность комвойсками. По характеру тов. Мулин твердый, волевой командир, пользуется заслуженным авторитетом среди начсостава и войск». С декабря 1935 г. — заместитель командующего войсками Белорусского военного округа. С мая 1937 г. — заместитель командующего войсками Закавказского военного округа. Член ВУЦИК, кандидат в члены ЦИК СССР. Награжден союзным орденом Красного Знамени (1924. Знак ордена № 11541) и орденом Красной Звезды 1-й степени Бухарской Республики (1924). Арестован 5 февраля 1938 г. Тройкой при НКВД Грузинской ССР 21 июня 1938 г. по обвинению в антисоветской деятельности и участии в военном заговоре приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение. Определением военного трибунала Закавказского военного округа от 12 октября 1956 г. реабилитирован.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 1005
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.09.16 11:42. Заголовок: Онуфриев Иван Андрее..


Онуфриев Иван Андреевич. Комдив (1936). Русский. Член ВКП(б) с августа 1917 г. Родился в апреле 1893 г. в селе Богоряк Екатеринбургской губернии в крестьянской семье. Окончил начальную школу и сельскохозяйственное училище в 1909 г. С 1910 г. трудился на винокуренном заводе, а затем заведывал молочным хозяйством на хуторе. В октябре 1914 г. призван в армию (в 108-й запасный батальон). В 1915 г. окончил учебную команду. Уже будучи унтер-офицером, экстерном держал экзамен за среднее учебное заведение. В сентябре 1916 г. окончил Чистопольскую школу прапорщиков и направлен в в 105-й запасный полк (г. Оренбург). С октября 1916 г. младшим офицером служил в действующей армии — в 51-м Сибирском стрелковом полку Юго-Западного фронта. Командовал ротой и батальоном, был начальником команды пеших разведчиков полка. За храбрость и мужество награжден орденом Анны 4-й степени и офицерским Георгиевским крестом. После Февральской революции 1917 г. избирался председателем ротного, членом полкового и дивизионного комитетов (службу проходил в 13-й Сибирской пехотной дивизии). Последний чин в старой армии — поручик. После демобилизации старой армии работал на Урале и занимался установлением советской власти на местах. За это эсеровскими властями был арестован и приговорен к расстрелу, которого удалось избежать ввиду побега из-под стражи. С января 1918 г. состоял в Красной гвардии. В Красной армии с мая 1918 г. Участник Гражданской войны. Воевал на Восточном и Западном фронтах. В ходе войны занимал должности: командира 3-го Екатеринбургского стрелкового полка (с мая 1918 г.), командира 3-й бригады 2-й стрелковой дивизии (с сентября 1918 г.). С марта 1919 г. — командир 3-й бригады 29-й стрелковой дивизии. Из приказа Реввоенсовета Республики № 75 от 13 марта 1922 г.: «Награждается вторично орденом Красного Знамени бывший командир 3-й бригады 29-й стрелковой дивизии тов. Онуфриев Иван Андреевич за личную храбрость, проявленную им во многих боях на Восточном фронте в 1919 году. Тов. Онуфриев во главе частей своей бригады, сделавшей стодвадцативерстный переход до ст. Зятицы, 21 мая того же года вступил в бой с противником, разбил его и захватил в плен два батальона белых и 14 пулеметов. 8 и 26 июля того же года в боях у городов Глазова и Перми означенный товарищ, проявляя выдающуюся энергию и храбрость, увлек подчиненные ему части в успешные... бои с противником и принудил последнего к поспешному отступлению из названных городов и оставлению при этом в наших руках свыше 10 000 пленных, 100 пулеметов и много другого военного имущества». С февраля 1920 г. — врид начальника 62-й стрелковой дивизии. С мая 1920 г. — начальник Западно-Сибирского сектора ВОХР. С ноября 1920 г. — начальник 21-й стрелковой дивизии. В боях был ранен. После Гражданской войны на ответственных командных и административных должностях. В 1921 г. — начальник 21-й Пермской стрелковой дивизии. В 1921- 1922 гг. — слушатель Высших академических курсов (ВАК) при Военной академии РККА. После окончания ВАК — командир 57-й Екатеринбургской стрелковой дивизии. С августа 1923 г. — командир 32-й Саратовской стрелковой дивизии. С мая 1924 г. — в резерве Главного управления РККА. С августа того же года — командир 36-й Забайкальской стрелковой дивизии. С марта 1926 г. — командир и военком 2-й Приамурской стрелковой дивизии. В этой должности принимал участие в боевых действиях с белокитайцами на КВЖД в 1929 г., за что получил свой третий орден Красного Знамени. С ноября 1930 г. — начальник снабжений Кавказской Краснознаменной армии (ККА). С февраля 1932 г. — помощник командующего войсками ККА по материальному обеспечению. В 1931 г. окончил курсы командиров-единоначальников при Военно-политической академии имени Н. Г. Толмачева. С марта 1932 г. — командир и военком 3-й колхозной дивизии Особого колхозного корпуса ОКДВА. В 1934-1936 гг. — слушатель Особого факультета Военной академии имени М. В. Фрунзе, после окончания которой откомандирован в Центральный совет Осоавиахима СССР на должность ответственного инструктора. Награжден тремя орденами Красного Знамени (1922,1922,1930). Арестован 1 августа 1937 г. Военной коллегией Верховного суда СССР 25 апреля 1938 г. по обвинению в участии в военном заговоре приговорен к расстрелу. Приговор приведен в исполнение в тот же день. Определением Военной коллегии от 3 августа 1957 г. реабилитирован.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 1410
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 15.11.16 11:01. Заголовок: Михаил Матвеевич Дан..


Михаил Матвеевич Данилов (31 января 1901 — 24 октября 1963). Родился в деревне Ланцы, ныне в черте города Яранск, Кировской области. Русский. 28 апреля 1919 года добровольно вступил в РККА и зачислен красноармейцем в команду гренадер 29-й стрелковой дивизии. 5 мая убыл с дивизией на Восточный фронт, где воевал с войсками Колчака на екатеринбургском направлении. В августе зачислен курсантом на Вятские советские пехотные курсы, по их окончании в январе 1920 года назначен командиром роты в Челябинский запасной полк. Затем на базе этого полка был сформирован 1-й отдельный добровольческий стрелковый полк в составе Приуральского ВО, а Данилов назначен командиром 5-й роты. В октябре вместе с полком убыл на Южный фронт в город Харьков, участвовал в борьбе с вооруженными формированиями Н. И. Махно на Украине. С марта 1921 года исполнял должность председателя районного центра спорта Омутнинского уездного военкомата. С апреля 1922 года проходил службу в 41-м стрелковом полку 14-й стрелковой дивизии МВО в городах Ковров и Муром, где исполнял должности командира взвода, роты, помощника начальника штаба полка. В период с октября 1925 по сентябрь 1926 года находился на учебе в Москве на курсах усовершенствования комсостава при Московской военной пехотной школе им. Ашенбренера, затем вернулся в полк. С декабря 1930 года находился на штабной работе в частях СибВО, занимая должности помощника начальника штаба и начальника штаба 17-го отдельного стрелкового батальона 6-го отдельного стрелкового полка, с февраля 1934 года — пом. начальника штаба этого полка. С апреля 1935 года служил в 213-м стрелковом полку 71-й стрелковой дивизии им. Кузбасского пролетариата в должности помощника начальника штаба и начальника штаба полка. С декабря 1937 по август 1938 года находился на курсах «Выстрел», по окончании назначен начальником штаба 232-го стрелкового полка. В августе 1939 года майор Данилов был переведен в 284-й стрелковый полк 86-й стрелковой дивизии ПриВО в город Казань, где был командиром батальона и начальником штаба полка. В его составе с 16 февраля по 13 марта 1940 года принимал участие в Советско-финляндской войне, за что был награждён орденом Красного Знамени. По окончании боевых действий полк опять дислоцировался в городе Казань. Летом 1940 года он в составе дивизии принимал участие в походе Красной армии в Бессарабию (город Чертков), затем был переброшен под Белосток в состав ЗапОВО. В 1940 году вступил в ВКП(б). С началом Великой Отечественной войны 86-я стрелковая дивизия в составе 10-й армии Западного фронта оборонялась по восточному берегу реки Нарев, затем со 2 июля 1941 года вела бои в окружении в районе городе Волковыск. Не имея связи с дивизией, полк отходил сначала на Минск, затем к рекам Березина и Днепр. Лишь 28 августа группе бойцов полка во главе с Даниловым удалось прорваться из окружения и выйти к своим войскам в районе города Брянск. 4 октября 1941 года майор Данилов был назначен командиром 437-го стрелкового полка 154-й стрелковой дивизии Брянского фронта. За стойкость и мужество, проявленные в боях под Брянском, Тулой и Калугой, полк был преобразован в 137-й гвардейский в составе 47-й гвардейской стрелковой дивизии, а Данилов награждён орденом Ленина (8.6.1942). В ноябре — декабре 1942 года назначен заместителем командира 346-й стрелковой дивизии, которая в составе 5-й танковой армии Юго-Западного фронта вела бои в районе города Серафимович. С 6 декабря 1942 года командовал 119-й стрелковой дивизией, которая в составе Юго-Западного фронта участвовала в контрнаступлении под Сталинградом. 16 декабря 1942 года за боевые отличия в боях под Сталинградом дивизия была преобразована в 54-ю гвардейскую. Во второй половине декабря дивизия в составе этих же армии и фронта принимала участие в Среднедонской наступательной операции, в боях по уничтожению группировки противника в районе Нижнечирская, Тормосин. Затем до середины февраля 1943 года её части наступали в направлении Морозовский, Тацинская, Белая Калитва. 12 февраля 1943 года дивизия была переброшена в район города Каменск-Шахтинский, где вошла в подчинение 3-й гвардейской армии Юго-Западного фронта. В середине февраля она была переброшена в район юго-западнее Ворошиловграда и вела здесь наступательные бои вплоть до начала марта, после чего перешла к обороне на рубеже Веселая, Тарасовка. С 8 августа 1943 года дивизия была включена в состав 5-й ударной армии Южного фронта и участвовала в Донбасской наступательной операции, в освобождении городов Иловайск, Макеевка, Сталино (Донецк). Приказом ВГК от 8 сентября 1943 года ей как особо отличившейся в боях при освобождении Донбасса было присвоено почетное наименование «Макеевская». Всего в период освобождения Донбасса и Левобережной Украины дивизия с боями прошла свыше 500 км, освободила от врага 128 населенных пунктов. В последующем, находясь в составе 5-й ударной армии Южного (с 20 октября 1943 года — 4-го Украинского) фронта, её части принимали участие в Никопольско-Криворожской наступательной операции. С 31 января 1944 года дивизия вела боевые действия по ликвидации никопольского плацдарма противника. 8 февраля она форсировала реку Днепр в районе Малая Лепетиха, захватила плацдарм на её правом берегу и удерживала его до переправы других частей. За успешные боевые действия и нанесение большого ущерба противнику в живой силе и технике по ликвидации никопольского плацдарма дивизия была награждена орденом Красного Знамени (13.2.1944). С 10 по 28 марта 1944 года её части участвовали в Березнеговато-Снигиревской наступательной операции. В ходе её они форсировали реку Ингулец и освободили станцию Березнеговатое, затем форсировали реку Висунь и вели бои в районе станций Заселье и Гороховка, участвовали в боях по освобождению города Николаев. За участие в освобождении г. Николаев дивизия была награждена орденом Суворова 2-й ст. (1.4.1944). С 29 марта 1944 года и до конца войны дивизия входила в состав 28-й армии. В мае — сентябре 1944 года в составе 1-го Белорусского фронта части дивизии участвовали в Люблин-Брестской наступательной операции, в ходе которой освободили города Ляховичи и Высокое. За успешное выполнение заданий командования в боях при освобождении города Минска дивизия была награждена орденом Ленина (23.7.1944). 30 июля 1944 года она форсировала реку Западный Буг и вела наступательные бои на территории Польши. С 13 октября 1944 года дивизия в составе армии была подчинена 3-му Белорусскому фронту и вела боевые действия в Восточной Пруссии, участвовала в Гумбинненской, Инстербургско-Кенигсбергской наступательных операциях, в ликвидации восточно-прусской группировки противника юго-западнее Кенигсберга. За образцовое выполнение заданий командования при разгроме группы немецких войск юго-западнее Кенигсберга дивизия была награждена орденом Кутузова 2-й ст. (26.4.1945). С 1 по 19 апреля 1945 года дивизия была передислоцирована на 1-й Украинский фронт и в его составе участвовала в Берлинской наступательной операции, вела бои по уничтожению окруженной группировки противника юго-восточнее Берлина, пытавшейся прорваться из кольца окружения в районе Барут, Вюнсдорф, Штенберг. С 3 по 11 мая 1945 года части дивизии принимали участие в Пражской наступательной операции. После войны генерал-майор Данилов продолжал командовать этой дивизией в составе Барановичского ВО. С апреля 1946 по январь 1947 года находился на учебе на ВАК при Высшей военной академии им. К. Е. Ворошилова. В мае 1947 года назначен начальником 7-го отдела Управления боевой подготовки стрелковых войск. С января 1948 года исполнял должность зам. начальника Управления всеобщего военного обучения Главного штаба Сухопутных войск. С июля 1950 года находился в командировке в должности старшего военного советника при командующем военным округом Чехословацкой армии. С августа 1952 года исполнял должность преподавателя военной кафедры Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. В августе 1958 года уволен в запас. Орден Ленина (08.06.1942, 21.02.1945), четыре ордена Красного Знамени (11.4.1940, 22.02.1943, 03.11.1944, 1949), два ордена Суворова II степени (23.07.1944, 25.05.1945), два ордена Кутузова II степени (17.09.1943, 15.04.1945 ), орден Богдана Хмельницкого II степени (19.03.1944), орден Отечественной войны II степени (1944). Медали, в том числе: «20 лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии» (1938), «За оборону Москвы» (1945), «За оборону Сталинграда» (1945), «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» (1945), «За взятие Кёнигсберга»(1945), «За взятие Берлина» (1945), «За освобождение Праги» (1945). Приказы (благодарности) Верховного Главнокомандующего в которых отмечен Данилов М. М.
За овладение городами Дебальцево, Иловайск, Лисичанск, Енакиево, Горловка, Чистяково, Славянск, Артемовск, Краматорская, Константиновка, Макеевка, Красноармейское, Ясиноватая и областным центром Донбасса – городом Сталино. 8 сентября 1943 года № 9
За форсирование реки Друть и прорыв сильной, глубоко эшелонированной обороны противника на фронте протяжением 30 километров и продвижение в глубину до 12 километров, а также захват более 100 населенных пунктов, среди которых Ректа, Озеране, Веричев, Заполье, Заболотье, Кнышевичи, Моисеевка, Мушичи, и перерезали железную дорогу Бобруйск – Лунинец в районе ст. Мошна, Черные Броды. 25 июня 1944 года № 118
За овладение областным центром Белоруссии городом Барановичи – важным железнодорожным узлом и мощным укрепленным районом обороны немцев, прикрывающим направления на Белосток и Брест. 8 июля 1944 года № 132
За форсирование реки Шара на участке протяжением и овладение городом Слоним – крупным узлом коммуникаций и мощным опорным пунктом обороны немцев на реке Шара, а также городом Лунинец – важным железнодорожным узлом Полесья. 10 июля 1944 года № 134
За овладение укрепленными городами Пилькаллен, Рагнит и сильными опорными пунктами обороны немцев Шилленен, Лазденен, Куссен, Науйенингкен, Ленгветен, Краупишкен, Бракупенен, а также захват с боями заняли более 600 других населенных пунктов. 19 января 1945 года. № 231
За овладение в Восточной Пруссии городом Гумбиннен – важным узлом коммуникаций и сильным опорным пунктом обороны немцев на кенигсбергском направлении. 21 января 1945 года. № 238
За овладение городами Хайльсберг и Фридланд – важными узлами коммуникаций и сильными опорными пунктами обороны немцев в центральных районах Восточной Пруссии. 31 января 1945 года. № 267
За овладение городом Прейс-Эйлау – важным узлом коммуникаций и сильным опорным пунктом обороны немцев в Восточной Пруссии. 10 февраля 1945 года. № 272
За завершение ликвидации окруженной восточно-прусской группы немецких войск юго-западнее Кенигсберга. 29 марта 1945 года. № 317
За завершение ликвидации группы немецких войск, окруженной юго-восточнее Берлина. 2 мая 1945 года. № 357



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 1415
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.11.16 13:29. Заголовок: Вячесла́в Ива&#..


Вячесла́в Ива́нович Зоф (декабрь 1889 года, Дубно, Волынская губерния — 20 июня 1937 года, Москва). Этнический чех. Зоф получил образование в народной школе и на вечерних общеобразовательных курсах. К революционному движению присоединился в 1910 году, а в 1913 году вступил в РСДРП. Во время Первой мировой войны Зоф работал слесарем на Сестрорецком оружейном заводе, где возглавлял подпольную большевистскую организацию. После Февральской революции руководил большевистской организацией Сестрорецка, а также был депутатом Петроградского Совета. В июле 1917 года по поручению ЦК РСДРП(б) Зоф организовал переезд В. И. Ленина под именем рабочего К. П. Иванова из Петрограда в Разлив и стал связным между Лениным и ЦК. С 1917 по 1918 годы работал председателем Совета фабзавкомов транспортных рабочих. В 1918 году вступил в ряды РККА. Во время Гражданской войны Вячеслав Зоф служил комиссаром стрелковой бригады, 29-й стрелковой дивизии, а затем начальником снабжения 3-й армии Восточного фронта. С 1919 по 1920 годы являлся членом Реввоенсовета Балтийского флота и Комитета обороны Петрограда. В феврале 1920 года Вячеслав Зоф был назначен на должности комиссара Главного управления и начальника Главного политического управления водного транспорта, в ноябре 1920 года — на должность помощника командующего Морскими силами Республики по технической части. Тогда же стал членом Совета военной промышленности. С 1921 по 1924 годах работал комиссаром при командующем Морскими силами Республики, а с 1924 по 1926 годы — начальником и комиссаром ВМС. В это время был членом РВС СССР. В 1927 году был назначен на должность председателя правления Совторгфлота. В том же году стал членом коллегии Наркомата путей сообщения. С 1930 по 1931 годы работал заместителем наркома путей сообщения СССР, с 1931 года — первым заместителем наркома водного транспорта. Позже был переведён на должность директора завода «Компрессор» (Москва). 20 декабря 1936 года Вячеслав Иванович Зоф был арестован и 19 июня 1937 года был приговорён Военной коллегией Верховного суда СССР за участие в антисоветской террористической организации к смертной казни. Расстрелян 20 июня того же года, прах захоронен на Новом Донском кладбище. 22 февраля 1956 года Зоф был реабилитирован. Орден Красного Знамени.



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 1434
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.11.16 11:25. Заголовок: Иван Фарафонов родил..


Иван Фарафонов родился в 1896 году в деревне Пушкарёвской Орловского уезда Вятской губернии (ныне Кировская область) в крестьянской семье. С 1913 года работал подсобным рабочим у купцов. С 1915 года служил в Русской императорской армии, принимал активное участие в работе солдатских комитетов. С апреля 1917 года член РСДРП(б), с 1917 — РКП(б), с 1925 — ВКП(б), c 1952 года — КПСС. Во время Великой Октябрьской Социалистической революции 1917 года был членом ревкома 5-го армейского корпуса Юго-Западного фронта. С 1918 года комиссар юстиции Вятского губисполкома и председателем революционного трибунала. В июне 1918 года был избран делегатом на V Всероссийский съезд Советов. В мае 1919 года добровольно вступил в ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Был работником политотдела, председателем ревтрибунала 29-й стрелковой дивизии 3-й армии, а затем комиссаром полка. При непосредственном участии И.А. Фарафонова в Мехонской волости Шадринского уезда и Шатровской волости Ялуторовского уезда были организованы волостные революционные комитеты. После боёв с колчаковцами, дивизию, в которой он служил, перебросили на Южный фронт против войск Мамонтова и Шкуро. Затем сражался с белополяками. После демобилизации Фарафонов работал в Вятском губернском отделе юстиции и ревтрибунале. В 1922 году по направлению Челябинского губкома ВКП(б) Иван Алексеевич Фарафоном избран председателем Курганского уездного исполкома Совета и одновременно - председателем исполкома Курганского городского Совета. В 1922 году представлял жителей уезда на X Всероссийском и I Всесоюзном съездах Советов. В 1923 году избран членом Уралоблисполкома. В последующие годы И.А. Фарафонов работал в Омской области начальником политотдела совхозов «Коммунар» и «Лесной», лектором Омского обкома партии. В ноябре 1941 года призван Омским облвоенкоматом. Служил в должности военкома интендантского отдела 24-й армии. 7 октября 1942 года тяжело ранен в Сталинградской битве. После излечения был назначен заместителем начальника политотдела Окружных интендантских курсов СибВО. С декабря 1944 года майор И.А. Фарафонов — заместитель начальника политотдела Ярославского интендантского училища. И.А. Фарафонов служил в РККА до 1946 года, затем работал в Омском обкоме партии и преподавателем политэкономии в Омском сельскохозяйственном институте. Умер 23 ноября 1977 года. Орден Ленина (1971). Орден Отечественной войны II степени (6 августа 1946). Медаль «За боевые заслуги» (6 ноября 1947), Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». Звание «Почётный гражданин города Кургана» (1972).



Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 1997
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 01.04.17 11:24. Заголовок: Акулов Филипп Егоров..


Акулов Филипп Егорович 16.7.1878-17.10.1934. Родился в крестьянской семье в селе Шутинском Крестовской волости Камышловского уезда Пермской губернии (ныне с. Шутино Катайского района Курганской области). По одним данным он родился 16 (28) июля 1878[1], по другим 16 (28) июля 1872[2][3] или 16 (28) июля 1879[4]. Окончил местную школу. В 1902 (или 1900) году по жребию вступил на военную службу, зачислен в 1-й гусарский Сумский полк. В 1903 г. окончил учебную команду. В 1904 году произведен в младшие унтер-офицеры. В 1904 году отправился в Манчжурию на войну, в 1905 году уволен в запас старшим унтер-офицером.
Работал шахтером на Алапаевских горных приисках. С 1908 года конный полицейский урядник Камышловского уезда.
В июле 1914 г. мобилизован в 21-й Сибирский стрелковый полк. Произведен в фельдфебели, а позже в подпрапорщики. Зимой 1918 года вернулся с фронта домой сторонником Советской власти. Работал председателем Шутинского сельсовета, народным судьёй, волостным военным комиссаром. Вступил добровольцем в формирующийся 1-й Крестьянский Красный Коммунистический Советский полк и стал помощником командира полка. С 15 июля 1918 года командир этого полка. Участвовал в боях в Сухом Логу. В ноябре 1918 г. стал командиром 1-й бригады 29 стрелковой дивизии. Награждён орденом Красного Знамени. В мае 1919 года стал командиром Путиловского стального кавалерийского полка руководил дерзкими операциями в тылы войск Колчака. В августе 1919 года переведён инструктором кавалерии по борьбе с конницей противника 12-й армия на Юго-Западный фронт. Участвовал в разгроме войск Деникина и Петлюры. Участник советско-польской войны на Западной Украине. В 1920 году командир 1-го кавалерийского полка 60-й стрелковой дивизии. После чего командовал Особой кавалерийской бригадой 12-й армии и кавалерийской группой 12-й армии и дошёл с боями до польского города Холм. После расформирования группы назначен командиром 58-го кавалерийского полка. В ноябре 1920 года откомандирован в распоряжение Екатеринбургского губернского военкомата. 31 декабря 1920 года направлен в Приуральский военный округ, где состоял для поручений при помощнике командующего войсками округа. В 1921-22 гг. командовал 57-м Екатеринбургским стрелковым полком. В дальнейшем был начальником гарнизонов Перми и Вятки. В 1922 году был в штабе Западно-сибирского военного округа. Участвовал в подавлении Западно-Сибирского восстания. В 1922 году демобилизован по болезни. В 1924 году Акулов Филипп Егорович вернулся в село Шутинское. Возглавлял советские учреждения в Камышлове и Катайске. По 1933 года. проживал в городе Свердловске. Филипп Егорович Акулов погиб 17 октября 1934 года в результате несчастного случая (при пожаре). По данным газеты "Содействие" № 4 (06.2011 г. с. 8,9) погиб в 1933 году. Именем Ф. Е. Акулова названы улицы в Екатеринбурге, Катайске и других городах Урала. Также назван в честь него Акуловский микрорайон Перми (микрорайон назван в 1939 г. в честь пермяка Степана Окулова и первоначально назывался Окуловским).
Награды:
Орден Красного Знамени № 252 (Приказом РВС Республики № 71 от 16 мая 1919 г.)
Георгиевский крест:
1 степени № 18900 — в штыковой схватке, личным мужеством и храбростью содействовал успеху атаки. (Приказ по 5 Сибирскому армейскому корпусу № 359 от 23 сентября 1916 г.)
2 степени — при штыковой схватке, личным мужеством и храбростью содействовал успеху атаки. (Приказ по 5 Сибирскому армейскому корпусу № 328 от 10 сентября 1916 г.)
3 степени № 162993 — при взятии занятого противником укреплённого места, примером отличной храбрости ободрял своих товарищей и при штыковой схватке, личным мужеством и храбростью содействовал успеху атаки. (Приказ по 5 Сибирскому армейскому корпусу № 199 от 21 июля 1916 г.)
4 степени № 27538 — доставил на место боя патроны, когда в них была чрезвычайная надобность. (Приказ по 5 Сибирскому армейскому корпусу № 171 от 24 июня 1916 г.)
Георгиевская медаль:
3 степени № 182845 (Приказ по 5 Сибирскому армейскому корпусу № 367 от 27 сентября 1916 г.)
4 степени № 1019084 (Приказ по 5 Сибирскому армейскому корпусу № 331 от 12 сентября 1916 г.)
Согласно Пермскому путеводителю-справочнику 1970 г. во время Первой мировой войны Акулов возглавлял команду разведчиков, был награждён четырьмя Георгиевскими медалями, четырьмя Георгиевскими крестами, орденом Анны и произведён в первый офицерский чин.





Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 3318
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 22.09.10
Откуда: Россiя, Муромъ
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.03.18 03:22. Заголовок: Вроде бы не было так..


Вроде бы не было такого.Красные китайцы



Все теперь против нас,будто мы и креста не носили. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 812
Настроение: Прорвемся
Зарегистрирован: 26.02.12
Откуда: Россия, Волчанск
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.03.18 15:38. Заголовок: Ратник пишет: Красн..


Ратник пишет:

 цитата:
Красные китайцы


Леонид, а известно, что за китайцы и где?

За Державу обидно Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 3320
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 22.09.10
Откуда: Россiя, Муромъ
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.03.18 03:00. Заголовок: Как будто восток,а н..


Как будто восток,а на востоке самая известная красная китайская часть-полк Жен-Фу-Ченя.
Хотя на всех известных фото они уже в зимнем обмундировании.Подписи нет,увы.Может кто-то из форумчан поправит.

Все теперь против нас,будто мы и креста не носили. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 813
Настроение: Прорвемся
Зарегистрирован: 26.02.12
Откуда: Россия, Волчанск
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.03.18 12:09. Заголовок: Хорошо заметно, что ..


Хорошо заметно, что им не жарко в летнем-то. Тем более, что бойцы рядом - в шинелях.

За Державу обидно Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 3321
Настроение: Боевое
Зарегистрирован: 22.09.10
Откуда: Россiя, Муромъ
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 26.03.18 02:39. Заголовок: Может осень 1918 г....


Может осень 1918 г...?

Все теперь против нас,будто мы и креста не носили. Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 511
Зарегистрирован: 16.06.10
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.09.18 01:30. Заголовок: 29-я стрелковая диви..


29-я стрелковая дивизия - сформирована 23 июля 1918 года на Урале из отрядов красной гвардии, сформированных весной-осенью 1917 года как Восточная дивизия (с 25 августа – 1-я Уральская). 5 октября 1918 года, 1-я Уральская дивизия объединена с 2-й Уральской дивизией и получила наименование Сводная Уральская дивизия. 11 ноября 1918 года Сводная Уральская пехотная дивизия переименована в 29-ю стрелковую дивизию. Участвовала в Пермской, Екатеринбургской, Тобольской операциях, закончила бои под Омском в ноябре 1919 года. Затем была в составе 1-й Революционной Армии Труда, участвовала в подавлении восстаний, в 1920 году переброшена на Западный фронт. Здесь, 10 июня 1920 года, части дивизии были расформированы. Управление дивизии было использовано для формирования 3-й армии Западного фронта, а стрелковые полки — для пополнения дивизий этой армии. Бойцы дивизии сражались под Варшавой, затем отступали в боях против генерала Булак-Булаховича. В дальнейшем 3-я армия была объединена с 16-й армией, а потом её части вошли в состав Белорусского военного округа. 253-й Красных Орлов и 255-й Уральский полки были направлены на Юго-Западный фронт, сражались весной-летом 1920 года в Таврии, участвовали в октябре 1920 года в наступлении и освобождении Северной Таврии, в ноябре - в Перекопско-Чонгарской операции, освобождении Крыма, разгроме Крымской группировки Махно. Затем полки были расформированы. Полк Красных Орлов почти полностью полёг в Присивашье. Командовал 29-й дивизией кадровый офицер, бывший полковник и командир 56-го Сибирского полка Владислав Флорианович Грушецкий, в дальнейшем комдив, расстрелянный в 1938 году. В состав дивизии входили:
1-я бригада:
1) 253-й полк Красных Орлов - сформирован в июне 1918 года в с.Катайское как 1-й Крестьянский коммунистический полк из катайских и каменских отрядов Григорьева В.Ф, Кобякова А.И, Тарских П., Ослоповского И.А, камышловского отряда П.Н.Подпорина. 2-й батальон был сформирован из Каменского и Зыряновского отрядов. 3-й батальон был сформирован позже остальных на стан.Егоршино из отрядов Жукова В.Д., Павлова С.А, крестьян-добровольцев окрестных сел. 22 октября 1918 года, за бои под Кушвой полк был награжден Красным Знаменем ВЦИК и ему присвоено имя «Красные орлы», с 19.12.18 – 253-й, в 1920 г на Южном фронте переименован в 22-й полк 3-й стрелковой дивизии. Командовал им Малков.
2) 254-й Волынский полк – сформирован в Петрограде 5.03.1918 года как 5-й Волынский батальон, формировался на ходу о завершил свое формирование в Алапаевске, влиты Надеждинский и Сосвинский отряды, Петроградский батальон, с 6.08.1918 – Волынский полк, с 2.10.1918 – в составе 1-й Уральской дивизии, с 24.12.1918 – 258-й полк 29-й дивизии, с 12.05.1919 – 254-й, с 24.10.1920 – 23-й полк 3-й дивизии. Командовал им Фомин, комиссаром был Косарев.
3) 255-й Уральский полк – сформирован в марте 1918 года в г.Шадринске на базе 139-го запасного полка как Рабоче-Крестьянский полк из рабочих дружин Шадринска, Верхтеченского, Мехонского отрядов, отряда Водяниковской, Долматовской, Тамакульской волостей, добровольцев из Сухого Лога, с 15.04.1918 – 4-й Уральский полк, в г.Долматово влиты отряд Четверикова П.С, отряды Петропавловской и Песковской волостей, в ноябре 1918г в Верхней Туре влиты 176 мобилизованных, 29.11.18г влит отряд тагильских железнодорожников в 62 человека, с 3.02.1919 – 261-й полк 29-й дивизии, с 12.05.1919 – 255-й, в 1920г – переименован на Южном фронте в 24-й полк 3-й стрелковой дивизии. Командовал им Шумилов, комиссаром был Бочкарев.
2-я бригада в составе
4) 256-й Уральский Рабоче-Крестьянский полк – формировался в июле 1918 года в г.Арамиле из рабочих Сысертского завода и Арамильской суконной фабрики, крестьян д.д.Кашино, Абрамово, Конево, Щелкун, как 1-й Рабоче-крестьянский полк, в декабре 1918г в Перми влиты батальон Владимирского полка и две роты Пермского запасного полка, с 19.12.18 – 255-й, с мая 1919 – 256-й, 22.03.20 награжден Красным Знаменем ВЦИК, в 1920 – на Польском фронте в составе 5-й стрелковой дивизии как 40-й полк, в июле 1922 в г.Невель расформирован.
5) 257-й Камышловский полк – сформирован 10 августа 1918 года на Ирбитском заводе как 1-й Камышловский полк из отрядов Подпорина П.Н, Черных Н.Ф, Кангелари В.А, 1-го Петроградского, Ирбитского, Кочневской роты, в ноябре 1918г на Кыновском заводе влилось до 300 рабочих, с 1.01.1919 – 254-й полк 29-й дивизии, с 12.05.1919 – 257-й, в 1920 – на Польском фронте в составе 5-й стрелковой дивизии как 41-й полк.
6) 258-й Камский полк – сформирован14.09.1918г в с.Частых Оханского уезда Пермской губернии как 1-й Камский полк из мобилизованных Осинского и Оханского уездов, действовал в составе Особой Камской бригады, с 3.12.1918 – Сводно-Камский полк, так как составлен из остатков, разбитых трех полков Камской бригады, с весны 1919 – 259-й, с 18.04.19 – 258-й, в 1920 – на Польском фронте в составе 5-й стрелковой дивизии как 42-й полк
3-я бригада в составе:
7) 259-й Лесновско-Выборгский полк – сформирован в апреле 1918 года в Петрограде при штабе Красной Гвардии Выборгского района как 1-й революционный Московский полк из рабочих рот при заводах Металлическом, Айваза, Лесснера, Проммета, Феникса, Розенкранца и из солдат бывшего лейб-гвардии Московского полка и в казармах последнего, в мае 1918 – полк охранял финскую границу у Сестрорецка и белоострова, подавлял мятеж на стан.Званка, 16.09.18 - из него выделен и направлен на Восточный фронт 3-й батальон Выборгского района, в который влита добровольческая рота батальона Московско-заставского района, с 2.10.18 - 1-й Лесновско-Выборгский полк 3-й Уральской дивизии, чей 1-й батальон сформирован из 3-го батальона Выборгского района, 2-й батальон создан из разбитых 2-го Екатеринбургского (6-я рота) и 5-го Уральского (4-я и 5-я роты) полков, в 4-ю роту влит отряд Устьсылвицкого завода, 21.10.18 влиты две маршевые роты 1-го полка из Перми (7-я и 8-я роты), с 1.11.1918 – в составе Особой бригады, с 25.12.1918 – 256-й полк 29-й дивизии, к 1.01.1919 – полк почти полностью уничтожен в Мотовилихе, осталось 50 штыков, влиты 4-я железнодорожная рота, рота мотовилихинских коммунистов, рота пермской милиции, две роты батальона «Красных коммунаров», с 13.05.1919 – 259-й.
8) 260-й Петроградский полк – сформирован в марте 1918г в Петрограде как 1-й Красноармейский полк 3-й Петроградской дивизии, с 11.09.1918 – 17-й Петроградский полк, с 3.10.18 – в Сводной Уральской дивизии, с 3.03.1919 – 257-й Петроградский, с 12.05.1919 – 260-й.
9) 261-й Василеостровский полк – сформирован в Петрограде в Василеостровском районе как 4-й Василеостровский полк, с сентября 1918 – в 3-й Уральской дивизии, с 2.04.19 – в 29-й дивизии, с 16 июня 1919 года – 261-й.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 524
Зарегистрирован: 16.06.10
Репутация: 2
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.09.18 11:52. Заголовок: Путиловский Стальной..


Путиловский Стальной кавалерийский полк – сформирован 6.10.1918 в Кушве из Путиловского Стального кавэскадрона созданного из рабочих Петрограда, а также 6-го эскадрона Петроградского кавполка, кавотрядов Бекетова, Еремина, Костоусова, в апреле 1919г объединен с 2-м Акуловским кавполком.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 4867
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.01.19 12:05. Заголовок: ЖДАНОВ ЛАЗАРЬ ПАВЛОВ..


ЖДАНОВ ЛАЗАРЬ ПАВЛОВИЧ (ВОЗМОЖНО)
(1900, Пермская губ. — 13.03.1955, Ангарский ИТЛ). Родился в семье крестьянина. Русский. В КП с 11.18. Образование: сельская школа, с.Балуево; начальное училище, Балуево 1914; 2-классное земское училище 1914—1915. Подручный портного-кустаря Пепеляева, д.Раково Пермской губ. 12.15—05.16; работал в хозяйстве бабушки, Раково 05.16—09.16; чернорабочий на Балашихинском лесопильном з-де, Пермь 09.16—03.17; чернорабочий, станц. Пермь-2 Пермской ж. д. 03.17—05.17; работал в хозяйстве бабушки, Раково 05.17—10.17; на поденных работах у разных лиц, Раково 10.17—03.18; рядовой красногвард. отряда, с.Сепыч 03.18—11.18; зав. Сепычевским вол. политпросветом 05.18—09.18.
В РККА: рядовой уезд. военкомата, сотр. воен.-полевого контроля 29 стр. дивизии 09.18—01.19.
В органах ВЧК—ОГПУ—НКВД: нач. ОО 29 дивизии 01.19—03.20; под следствием, Пермь 03.20—06.20; секретарь партячейки, Сепыч 06.20—09.20; секретарь ОО 21 стр. дивизии 09.20—08.21; уполн. и нач. агентуры ОО 21 стр. дивизии 08.21—05.22; уполн. ОО Западно-Сибирского ВО 05.22—06.22; пом. нач. ОО 13 кав. дивизии06.22—08.22; секретарь СОЧ ОО Сибирского ВО 08.22—1923; уполн. ОО Сибирского ВО 1923—09.24; нач. ОО 12 дивизии 09.24—13.07.26; нач. ОО 18 стр. корпуса, Сибирский ВО 13.07.26—07.29; нач. ОО 35 стр. дивизии 01.07.27—07.29; нач. ОО Забайкальской группы войск ОКДВА 07.29—01.03.30; нач. 1 отд-я ОО ОГПУ ОКДВА 01.03.30—1930; нач. 3 отд-я ОО ОГПУ ОКДВА 1930—06.08.31; пом. нач. ОО ПП ОГПУ по
Дальневосточному краю, ОКДВА 06.08.31—28.09.33; нач. ОО ОГПУ Приморской группы войск 28.09.33—10.07.34; нач. ОО ГУГБ НКВД Приморской группы войск 10.07.34—03.11.34; нач. УНКВД Уссурийской обл. 03.11.34—13.01.36; зам. нач. ОО ГУГБ НКВД Забайкальского ВО 17.02.36—09.12.36; зам. нач. ОО ГУГБ НКВД Приволжского ВО 09.12.36—28.08.37; зам. нач. 5 отд. УГБ УНКВД Куйбышевской обл. 09.12.36—28.08.37; нач. 5 отд. УГБ НКВД Татарской АССР 28.08.37—11.05.38.
Арестован 11.05.38; приговорен ВКВС СССР 27.04.39 по ст. 17-58-1«а», 58-7, 58-8, 58-11 УК РСФСР к 20 годам лишения свободы. Умер в лагере. Реабилитирован. Звание: майор ГБ 30.12.35. Награды: орден Красного Знамени № 15273 12.08.31; медаль «ХХ лет РККА» 22.02.38.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 4918
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.01.19 13:32. Заголовок: Васильев Василий Ефи..


Васильев Василий Ефимович (23.6.1897-22.10.1981 года). Родился в Санкт-Петербурге, за Нарвской заставой в Шёлковском переулке в семье рабочих Путиловского завода. Русский. Член ВКП(б) с января 1918 года.
В 1906 г., окончив 2-й класс заводской ремесленной школы, поступил учеником в слесарно-ремонтные мастерские Плещеева за Обводным каналом. В октябре 1906 г. перешёл в плотницко-столярный цех завода «Тильманс» (металлообрабатывающий завод братьев Тильманс). В июле 1908 года был принят на Путиловский завод в котельно-мостовую мастерскую учеником к нагревальщику заклёпок. Участвовал в подпольной организации большевиков, 06 марта 1916 года был арестован за распространение листовок и прокламаций и перевезён с другими арестантами в район Старой Руссы в 3-ю роту 178-го запасного полка Царской Армии, где проходил военную подготовку пулемётчиком. Снова преследовался за антиправительственную пропаганду и отправлен в дисциплинарный батальон. В начале июля 1916 г. дисциплинарный батальон в составе 177-го запасного полка передислоцировался на фронт в район Двинска. Участвовал в Империалистической войне в боях под Двинском и был ранен в штыковой атаке, лечился в госпитале. 5-го августа переведён в Петроград в 4-ю роту 2-го батальона Измайловского полка на должность ефрейтора пулемётного расчёта. Дослужился до унтер-офицера.
Участник Октябрьской Революции 1917 года в районной дружине рабочей милиции Петрограда. 21 апреля 1917 г. переведён в ЦК партии и назначен старшим подвижной группы по охране В. И. Ленина и членов ЦК РСДРП (б). 6 июля 1917 года во время вооружённого конфликта с Временным правительством был арестован в особняке Кшесинской и заключён в Петропавловскую крепость. Освобождён 28 июля 1917 г. 11 августа 1917 г. старший 3-й группы дружины по охране делегатов VI съезда РСДРП (б). Заместитель командира, с 19 октября 1917 г. — командир 2-го сводного отряда Красной гвардии при ЦК РСДРП (б). В конце марта 1918 г. по распоряжению Главного штаба формировал 2-й Петроградский отряд (1-й Нарвский полк), которым командовал до конца Гражданской войны в 1922 г. В 1919 г. избран делегатом VIII съезда РКП(б). С мая 1920 комиссар 5-го, затем 255-го Китайского стрелкового полка 85-й бригады, 29-й дивизии.
В марте 1921 г. делегат X съезда РКП(б). Участвовал в подавлении Кронштадтского мятежа в качестве комиссара 32-й бригады Рейснера Сводной дивизии П. Е. Дыбенко. С 1921 по 1924 гг. комиссар 85-й бригады, 29-й дивизии в г. Омске. В 1924—1928 гг. учился на основном (командном) факультете Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе. С 1928 по 1931 гг. — командир-комиссар 4-го Краснознамённого стрелкового Туркестанского полка (г. Коканд), затем — командир 2-й Туркестанской стрелковой дивизии. В качестве командира 4-го Туркестанского полка участвовал в ликвидации банд Ибрагим-бека и Курджуры, за что был награждён орденом Красного Знамени Узбекской ССР. В феврале 1929 года избран членом ЦК на IV съезде Коммунистической партии Узбекистана.
В 1931-1933 гг. Военный атташе в Афганистане, где сменил комдива В. М. Примакова. Руководитель резидентуры «А 3», позывной «Гассан». Владел 6-ю языками, в том числе хинди. После возвращения с 1933 по 1938 гг. начальник разведывательного отдела штаба Среднеазиатского военного округа (сменил К.А. Батманова).
В 1938 г. был арестован и обвинён в шпионаже в пользу разведок иностранных государств. Осуждён по «сталинскому списку» от 12 сентября 1938 г.[2], отнесён к 1-й категории (подлежащих расстрелу) за подписями: Сталин, Молотов, Жданов. Приговор заменён на 10 лет лагерей. Отбывал наказание в Казахстанских лагерях. В конце 1942 г. был доставлен в г. Москву, где ему предложили «искупить вину кровью», с последующей реабилитацией, отправиться на фронт с пониженным в звании и в должности. С октября 1943 года участвует в Отечественной войне в должности заместителя командира 66-й стрелковой дивизии. Был ранен в бою, лечился в госпитале. С 17 февраля 1944 по 11 мая 1945 гг. гвардии полковник Васильев В.Е. командир 138-й стрелковой Карпатской Краснознаменной, ордена Суворова дивизии 17-го гвардейского стрелкового корпуса 18-й армии 4-го Украинского фронта. Участник Парада Победы 24 июня 1945 г. в Москве на Красной площади.
С 1945 по 1946 годы генерал-майор (с 11.7.1945) Васильев В.Е. командир 50-й стрелковой дивизии. С 1946 г. по сентябрь 1948 г. командует 27-й механизированной дивизии и с сентября 1948 г. по 1952 г.73-м стрелковым корпусом. С 1952 по 1960 годы генерал майор Васильев В.Е. заместитель (помощник) командующего по боевой подготовке войсками Прикарпатского военного округа, с 03 августа 1953 года генерал-лейтенант. С 1960 года в отставке.
Умер 22 октября 1981 года в г. Киеве. Похоронен на Байковом кладбище г. Киева.
Воинские звания: Ефрейтор — с 5 августа 1916 г.; Унтер-офицер; Комбриг; Комдив; Полковник — с 1943 г.; гвардии полковник 1944 года; Генерал-майор — с 11 июля 1945 г., постановление Совета Народных Комиссаров СССР № 1683. Генерал-лейтенант — с 3 августа 1953 г., постановление Совета Министров СССР № 2050.
Награды: Георгиевским крестом IV-й степени (04.08.1916 за храбрость), два ордена Ленина, четыре ордена Красного Знамени (10.1944 за освобождение венгерских г. Ворохта и районного центра Жабье, разгром частей 1 ГСбр и 10 пд венгров, 3.11.1944 за выслугу, 22.2.1945 за освобождение г. Кошица, г. Спяшска Нова Вес и Пород в январе 1945 года); орден Суворова II степени (УПВС СССР от 19.6.1945 г. за освобождение Чехословакии и г. Прага) орден Кутузова II степени, орден Трудового Красного Знамени, Орден Трудового Красного Знамени Узбекской ССР (2-й вариант 1930 г.). Медалями: ХХ лет РККА, «За освобождение Праги» и др.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 5110
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 22.02.19 13:02. Заголовок: Шубин Иван Григорьев..


Шубин Иван Григорьевич родился 25 мая 1891г. Нижне-Туринский завод Верхотурский уезд Пермской губернии. В 1906 г. окончил 3 класса начальной школы. С 1908 по 1912гг. работал в кузнечном цеху. На военную службу призван в 1912г. Окончил учебную команду, произведен в унтер-офицеры. С июля 1914г. в 7 роте 334 пехотного Ирбитского полка. За боевые отличия произведен в подпрапорщики, а в августе 1917г. в прапорщики. Назначен младшим офицером 7 роты.
Награжден Георгиевскими крестами: 4 ст. № 348951-за бои 27 июля 1915 г. У деревни Майданны – Вилькова (Приказ ХХVI армейского корпуса за № 168 от 24 ноября 1915г.), 3 ст. №94699 - за мужество, проявленное в бою 19 и 20 августа 1916г.у ст. Зборуве. 2 ст. №45526 - за отличие оказанные в бою 24 августа 1916г. у деревни Кабаровце. 1 ст. №19505 - награжден командиром корпуса в числе наиболее отличившихся солдат за то, что 22.07.1917, 2-й батальон и полурота 11-й роты, не получив приказа об отходе, вследствие перерыва связи, утром 23.07.1917 были окружены австрийцами на горе «1256», что севернее д. Кручея, и, решив не сдаваться, Ирбитцы отбили ряд атак противника, причем последнюю атаку, за израсходованием патронов, отбили штыками и камнями, затем, проложив себе выход штыками, без дорог по горам и лесам, присоединились к дивизии. (Приказ 84 пехотной дивизии за № 131 от 27 июля 1917г.)
Награжден Георгиевскими медалями: 4 ст., 3 ст. №7653 (Приказ 26 армейского корпуса от 5 июня 1915г.)
В 1918г. кузнец на заводе. В августе мобилизован в Красную Армию и выбран командиром 2 Кушвинского красногвардейского отряда. С 1 ноября 1918г. командир 1 саперной роты инженерного батальона при штабе 3 армии. С августа 1919г. по 1922г. командир взвода отдельной саперной роты 64 бригады 29 стрелковой дивизии. Потом работал на Исовском прииске. Умер 6 января 1980г.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 5114
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.02.19 11:13. Заголовок: Евсеев Трофим Яковле..


Евсеев Трофим Яковлевич родился 30 сентября 1887гг. Нижняя Салда Верхотурский уезд Пермской губернии. Окончил 2 классное училище с похвальным листом. Поступил на завод на разборку чугуна. В 1906 году перешел работать в бессемеровский цех.
На военную службу призван в 1908 по 1911 проходил действительную службу в городе Ельце в 18 гусарском Нежинском полку. В июле 1914г. мобилизован в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк. Ефрейтор.
Награжден Георгиевским крестом: 4 ст. №258232 - в бою 26 апреля 1916г. у деревни Баламутовка, под сильным огнем противника, доставил важное донесение, чем способствовал успеху боя (Приказ 3 кавалерийского корпуса от 1 июля 1916г.).
Вернулся домой в конце 1916 по состоянию здоровья. С 1918г. доброволец Красной Армии. С 6 сентября 1918г. командир эскадрона Путиловского стального кавалерийского полка 29 стрелковой дивизии, затем военный комиссар этого полка. С 16 февраля 1919г. командир Путиловского кавалерийского полка. Был избран делегатом на VIII съезд РКП (б).
В декабре 1919г. формирует 58 драгунский полк в г. Троицке. Комиссар 2 бригады 10 кавалерийской дивизии. Убит в бою 12 июля 1920г.
Награжден: Орденом Красного Знамени. Командир 2 бригады 10 кавалерийской дивизии. (Приказ РВС республики за №225 от 30 июля 1921г.) - «... во время операции на реке Вилия лично произвел рекогносцировку этой реки у местечка Быстрица и наметил место переправы. Когда началась переправа, противник начал обстреливать наши части, тов. Евсеев, несмотря на огонь, бросился в атаку на врага и своим примером увлек красноармейцев, благодаря чему переправа была обеспечена. Во время этого боя тов, Евсеев пал смертью храбрых, чем запечатлел героический подвиг перед социалистической революцией».

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 5138
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 28.02.19 18:56. Заголовок: Ушаков Федор Иванови..


Ушаков Федор Иванович родился 8 июня 1884г. Сысертский завод Екатеринбургский уезд Пермской губернии. С 1898 г. работал на заводе и в шахте. С 1905 г. работает на электростанции. С 1909-1911гг. работал в Китае. На военную службу призван в 1912г. зачислен в 195 пехотный Оровайский полк. За боевые отличия произведен в подпрапорщики. (Приказ 49 пехотной дивизии за №33 от 9 апреля 1916г.) 22 сентября 1917г. выбран председателем Ясско-Сакольского гарнизона. Арестован генералом Щербачевым, но 11 декабря бежал из-под ареста.
Награжден Георгиевскими крестами: четырех степеней и Георгиевской медалью: 4 ст.
В мае 1918г. вступил в Красную Армию. В августе 1918г. назначен командиром 3 роты 3 Екатеринбургского стрелкового полка. Затем начальник минометно-бомбометной команды 2 бригады 29 стрелковой дивизии. В марте 1919г. направлен на командные курсы в город Вятка. Три раза ранен и контужен. Демобилизован по болезни 14 августа 1926г. Умер 22 октября 1944г.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 5199
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.03.19 14:30. Заголовок: Михаи́л Степа&#..


Михаи́л Степа́нович Шуми́лов (5 (17) ноября 1895, Верхняя Теча, Пермская губерния, Российская империя — 28 июня 1975 года, Москва, СССР) — генерал-полковник (20 октября 1943 года). Герой Советского Союза (26 октября 1943 года).
Депутат Верховного Совета СССР 3-го и 4-го созывов (1950—1958).
Михаил Шумилов родился в крестьянской семье 5 (17) ноября 1895 в селе Верхняя Теча Верхнетеченской волости Шадринского уезда Пермской губернии, ныне административный центр Верхнетеченского сельсовета Катайского района Курганской области.
С отличием окончил сельскую школу, в результате чего получил земскую стипендию для поступления в учительскую семинарию. Окончил учительскую семинарию в Челябинске в 1916 году. В 1916 году был призван в ряды Русской императорской армии, после чего был направлен на учёбу в Чугуевское военное училище, после окончания которого в 1917 году в чине прапорщика был направлен на должность младшего офицера в 109-й запасный полк в г. Челябинск. В марте 1917 года направлен на Западный фронт Первой мировой войны, где воевал в составе 32-го Кременчугского пехотного полка.
В декабре 1917 года как учитель был демобилизован из армии, подпоручик Шумилов вернулся в Верхнюю Течу. В конце 1917 года вступил в отряд Красной Гвардии и участвовал в установлении Советской власти. С января 1918 года работал сельским учителем, а в марте был назначен волостным военным комиссаром, одновременно учился на землемерных курсах в Шадринске. В апреле 1918 года добровольцем был призван в ряды Рабоче-крестьянскую Красную Армию, тогда же вступил в ряды РКП(б). В середине июля 1918 года Шумилов занимал пост коменданта станции Антрацит (ныне Алтынай). Когда 18 июля на станцию отступил 4-й Уральский стрелковый полк, по личной просьбе зачислен в его состав, был назначен на должность командира 3-й роты 1-го батальона. В составе полка участвовал в оборонительных боях под Егоршино. 17 сентября 1918 года 4-й Уральский полк по железной дороге отправлен под Нижний Тагил, где вёл бои по 6 октября, затем был вынужден отходить из окружения в район Верхней Туры. В период отхода советских войск из-под Кушвы на Пермь полк вёл арьергардные бои, отступая к станции Чусовой. С 17 декабря 1918 года Шумилов — командир 255-го (бывшего 4-го Уральского) стрелкового полка 29-й стрелковой дивизии Восточного фронта. Под его командованием полк отступал из Чусовой через Кизел на Усолье. В период общего наступления Красной армии, переправившись через реку Каму, 255-й Уральский полк вышел на Сылву и, продвигаясь по горнозаводской дороге, участвовал в освобождении ряда городов и сел Пермской губернии, в том числе Перми (1 июля 1919 года), Невьянска (15 июля), Шадринска (4 августа), вёл наступление на Тобольск, затем на Ишим. Приказом по дивизии 22 декабря 1919 года полк в составе 85-й особой стрелковой бригады перебрасывается на Южный фронт.

85-я особая бригада была включена в состав 13-й армии. Командиром 253-го полка Красных Орлов был переведён бывший командир 255-го Уральского полка Шумилов, а бывший командир 253-го полка А. И. Кобяков был переведён командиром в 255-й Уральский полк. Узнав о подготовляемом наступлении через бывшего офицера, перебежавшего из частей красной 3-й дивизии к белым, которая занимала позицию частей правее 85-й бригады, прямо против перекопского перешейка, противник сам 7 июля перешёл в контрнаступление, опрокинув части 3-й дивизии. 85-й бригаде дан был приказ наступать на Перекоп по берегу Сиваша. К вечеру 7 июня 1920 года подошли к Первоконстантиновке, уже занятой к этому моменту частями Марковской и Корниловской дивизии. На восточной окраине Первоконстантиновки в двух километрах от нее занял позиции 254-й полк, чуть южнее от него 253-й полк, с левого его фланга до берега Сиваша — 255-й полк. С севера от 254-го полка располагались позиции 124-й стрелковая бригады. К ночи белые части были выбиты из станицы. Утром 8 июня бой продолжился и вскоре белые части усиленные Дроздовской дивизией окончательно захватывают Первоконстантиновку. Способствовало этому еще то, что севернее белые смяли позиции 124-й бригады, не только перерезав связь со штабом дивизии, но и фактически взяв с севера части бригады в полуокружение. Только поздно вечером, после 6-ти часового боя, красным удалось прорвать кольцо белых и отступить к колониям Агайман и Тарагаевка. Шумилов был ранен 7 июня 1920 года в первом же бою и в последующих боях не участвовал. Бригада была отправлена в тыл для формирования и расположена на отдых в село Краснополье в 6-ти верстах южнее г. Екатеринослава, куда прибыла 22 июля 1920 года. В конце июля 1920 же года бригада отправлена на фронт через г. Александровск, но, не доходя до позиции, был получен приказ о расформировании бригады. Строевые части влиты были в 3-ю дивизию. В дальнейшем сражался с вооружёнными формированиями атамана Н.И. Махно в районе Гуляйполя.
После окончания войны Шумилов продолжил служить в армии на должности командира батальона. После окончания высших Харьковских повторных курсов старшего и высшего командно-политического состава с июля 1924 года командовал батальоном в 20-м стрелковом полку 7-й стрелковой дивизии, с ноября 1924 года был назначен на должность начальника штаба этого полка. С января 1927 года — помощник командира 21-го стрелкового полка в той же дивизии. После окончания курсов усовершенствования комсостава «Выстрел» в январе 1929 года был назначен на должность командира и военкома 21-го стрелкового полка, в 1933 году — на должность начальника штаба 96-й стрелковой дивизии. В ноябре 1935 года ему было присвоено воинское звание полковника. В январе 1937 года стал помощником командира 87-й стрелковой дивизии. В июне 1937 года было присвоено воинское звание комбриг, и он был назначен командиром 7-й стрелковой дивизии Киевского военного округа. В феврале 1938 — марте 1939 годов, находясь на должности советника при командующем группой армий Центрально-Южной зоны, Шумилов принимал участие в боевых действиях во время гражданской войны в Испании. В апреле 1938 года был назначен на должность командира 11-го стрелкового корпуса, дислоцированного в Белорусском военном округе, во главе которого принимал участие в сентябре 1939 года в освободительном походе РККА в Западную Белоруссию, а затем в советско-финской войне. В июле 1940 года 11-й стрелковый корпус был включён в состав Прибалтийского Особого военного округа.
С началом войны корпус под командованием Шумилова принимал участие в Прибалтийской оборонительной операции. С 23 по 25 июня принимал участие во фронтовом контрударе по прорвавшейся 4-й танковой группе противника в район Шяуляйского укреплённого района. Вскоре корпус отступал по направлению на Ригу и далее на Тарту. В июле корпус вёл тяжёлые оборонительные боевые действия на рубеже Пярну — Тарту. С 22 по 25 июля противник прорвал линию фронта, в результате чего вышел к Чудскому озеру и окружил корпус под командованием Шумилова. К 30 июля корпус вышел из окружения, после чего вёл оборонительные боевые действия вдоль Нарвского шоссе. В августе 1941 года был назначен на должность заместителя командующего 55-й армии в составе Ленинградского фронта, после чего принимал участие в обороне Ленинграда, однако в ноябре того же года был отозван в Москву и состоял в распоряжении Главного управления кадров НКО. В декабре 1941 года был назначен командиром формирующегося 1-го особого стрелкового корпуса, но фактическим им не командовал.
В январе 1942 года был назначен на должность заместителя командующего 21-й армии в составе Юго-Западного фронта, после чего принимал участие в ходе боевых действий лета 1942 года на харьковском направлении и на Дону. В августе 1942 года генерал-майор Михаил Степанович Шумилов был назначен на должность командующего 64-й армией, которая около месяца сдерживала 4-ю танковую армию под командованием Германа Гота на дальних подступах к Сталинграду, благодаря чему промышленные предприятия, расположенные на юге города, продолжали работать. Шесть месяцев армия Шумилова в жесточайших боях удерживала южную часть Сталинграда, сыграв выдающуюся роль в героической обороне города наряду с 62-й армией генерала В. И. Чуйкова. 31 января 1943 года Михаил Степанович Шумилов руководил допросом генерала-фельдмаршала Фридриха Паулюса, взятого в плен 64-й армией под Сталинградом.
16 апреля 1943 года 64-я армия была преобразована в 7-ю гвардейскую. Армия под командованием Шумилова принимала участие в Курской битве, форсировании Днепра. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1943 года за умелое руководство воинскими соединениями во время форсирования Днепра и проявленные при этом личное мужество и героизм гвардии генерал-полковнику Михаилу Степановичу Шумилову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Командовал армией в ходе Кировоградской, Уманско-Ботошанской, Ясско-Кишинёвской, Дебреценской, Будапештской, Братиславско-Брновской и Пражской наступательных операциях. Немалая заслуга принадлежит генералу М.С. Шумилову в создании частей новой румынской армии.
После окончания войны Шумилов продолжил командовать 7-й гвардейской армией, которая в то время входила в состав Центральной группы войск и дислоцировалась на территории Венгрии. С февраля 1946 года командовал 52-й армией, с июня 1946 года — 13-й армией Прикарпатского военного округа. В 1947 году был направлен на учёбу на Высшие академические курсы при Высшей военной академии имени К. Е. Ворошилова, после окончания которых в апреле 1948 года был назначен на должность командующего Беломорского военного округа, а в мае 1949 года — на должность командующего Воронежским военным округом. С октября 1955 года находился в распоряжении Министра обороны СССР. В январе 1956 года генерал-полковник Михаил Степанович Шумилов уволен в отставку, однако 24 апреля 1958 года был повторно призван в ряды Советской армии и назначен на должность военного консультанта Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Генерал-полковник Михаил Степанович Шумилов умер 28 июня 1975 года в Москве. Похоронен на Мамаевом кургане в Волгограде.
Награды Шумилова в Музе́е-запове́днике «Сталингра́дская би́тва»
Медаль «Золотая Звезда» (26.10.1943);
три ордена Ленина (26.10.1943, 17.11.1965);
четыре ордена Красного Знамени (22.02.1938, 27.08.1943, 3.11.1944, 24.06.1948);
два ордена Суворова 1 степени (28.01.1943, 28.04.1945);
орден Кутузова 1 степени (13.09.1944);
орден Красной Звезды 22.02.1968);
орден «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3 степени (30.04.1975);
медали;
иностранные награды:
почётный Рыцарь-командор ордена Британской империи
Орден «Защита Отечества» трёх степеней (Румыния)
Орден Венгерской свободы
Орден Заслуг Венгерской Народной Республики 2 класса
Орден Михая Храброго 2 и 3 класса (Румыния)
Орден Красного Знамени (ЧССР)
Орден Возрождения Польши
Орден Полярной звезды (Монголия)
Орден Тудора Владимиреску 1 степени (Румыния)
медали Чехословакии и Монголии
Почётные звания
Почётный гражданин Волгограда (4 мая 1970 года), Бельцов (23 февраля 1966 года), Белгорода (1 августа 1963 года), Братиславы, Шебекино, села Верхтеченского и др.
В честь Михаила Степановича Шумилова названы улицы в Москве, Волгограде, Белгороде, Шадринске, Катайске и Кропивницком. Были установлены мемориальные доски на домах, где он жил в Москве (Ленинградский проспект, 75), Шадринске и Воронеже, а также в Кировском районе Волгограда на улице Генерала Шумилова, дом 16, и на здании школы в селе Верхняя Теча. Были установлены памятники в Волгограде и Кургане. В Светлоярском районе (Волгоградская область) в честь Шумилова была названа школа, а в Харькове — СПТУ № 18. На территории училища установлен бюст, а на фасаде здания — аннотационная доска. Ежегодно проходит кубок Шумилова между командами регби Белгорода и Волгограда. В Катайском районе Курганской области учреждена памятная медаль в честь Героя Советского Союза, генерал-полковника Михаила Степановича Шумилова.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 1
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 24.05.20 16:16. Заголовок: Помогите составить к..


Помогите составить картину события более подробно: Серьезное поражение красным 16-й Ишимский полк нанес в бою у деревень Федосово, Молоково и Ячменево 17 сентября 1918 г. Ишимцы захватили в качестве трофеев два трехдюймовых орудия, 137 снарядов, 5 пулеметов "Кольта", 2 пулемета "Льюиса", 100 тыс. патронов и много винтовок (20).

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 2
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.05.20 19:06. Заголовок: pyrin пишет: Помог..


pyrin пишет:

 цитата:

Помогите составить картину события более подробно: Серьезное поражение красным 16-й Ишимский полк нанес в бою у деревень Федосово, Молоково и Ячменево 17 сентября 1918 г. Ишимцы захватили в качестве трофеев два трехдюймовых орудия, 137 снарядов, 5 пулеметов "Кольта", 2 пулемета "Льюиса", 100 тыс. патронов и много винтовок (20).


РГВА. Ф. 39498. Оп. 1. Д. 66. Л. 34.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6717
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.06.20 10:35. Заголовок: М.Н. Миков. Боевые о..


М.Н. Миков. Боевые операции 29-й дивизии и Особой отдельной бригады 3-й Армии Восточного фронта
БОЕВЫЕ ОПЕРАЦИИ 29-й ДИВИЗИИ и ОСОБОЙ ОТДЕЛЬНОЙ БРИГАДЫ 3-й АРМИИ ВОСТОЧНОГО ФРОНТА.
1918 г. В первых числах августа под командой тов. ВАСИЛЬЕВА Макара Васильевича первая бригада первой Восточной Дивизии, расположенная: ст. Боярская, Талый ключ и Ирбитский завод – Первый Камышловский Полк, Отдельная батарея, отдельный кавалерийский Эскадрон Мадьяр. Село Сарафанова и Шогриш – первый горный полк, отдельный Кавалерийский полк; сёла Антоновское и Лебёдкино – 4-й Уральский полк. Первый рабоче-крестьянский Коммунистический полк; Район ст. Егоршино и 113 раз"езд – одна батарея и броне-поезд. Штабриг ст. Егоршино.
При угрозе занятия Перми со стороны Кузино-Лысьва, части 3-й Армии получили приказ о наступлении на г. Екатеринбург, 2-я Восточная дивизия со стороны Тагила, отряды Хохрякова со стороны Режа, с задачей занятия г. Екатеринбурга. Части первой бригады, 1-й Восточной дивизии получили боевую задачу занять ст. Богданович.
Части бригады, перейдя в демонстрацию в р-не села Шогриш, Сарафаново, Ирбитский завод перешли в решительное наступление в р-не ст. Егоршино. Разбили 15-й, 16-й Сибирские стрелковые полки белых под общим командованием полковника Смолина, заняли ст. Антрацит, Сухой Лог, и остатки белых в панике отступили на Шадринск, занятие ст. Богданович было предрешено без боя, но в силу сложившейся боевой обстановки на Режевском направлении и ст. Крутиха на Тагильском направлении, вынудившей наши части к отходу в район Режа и [1] Невьянского завода, заставило части 1-й бригады и 1-й Восточной дивизии приостановить наступлении и отвести с Сухого Лога в район ст. Антрацит и села Ирбитские вершины. Указанный рубеж бригада удерживала до конца сентября 1918 г., отразив до 25 атак противника за этот столь короткий период август-сентябрь с полным уничтожением противника, бросившего чисто-ударные офицерские батальоны и роты.
Характерно в момент ожесточённых боёв на участке бригады обе стороны пленных не брали. Офицеры при разгромах предпочитали в бою сдачу в плен самоубийством заряжения ручных гранат, ударом капсуля о колени, и от разрыва которых кончались, или стрельбой из револьвера в себя.
После упорных боёв в р-не ст. Антрацит, Ирбитские Вершины, Ирбитский завод, село Лебёдкино, село Антоновское и село Осиновское сложилась неблагоприятная обстановка на участке 2-й Восточной дивизии Тагильского направления.
Чехо-словацкая Дивизия под командой, генерала майора Войцеховского разбила 2-ю Восточную дивизию и заставила в беспорядке части дивизии отступить на з-д Н-Тагил.
Тов. ВАСИЛЬЕВУ как комбригу первой Восточной дивизии было приказано снять с фронта 4-й Уральский стрелковый полк из под села Егоршино и 1-й Камышловский полк из под Ирбитского завода с целью перебросить в з-д Тагил. Переброска полков осложнялась тем, что на участке всей бригады шли тяжёлые бои с ведущим наступление противником, превосходящего нас численно и технически. [1об]
С помощью брошенных последних резервов под Ирбитский завод и под ст. Егоршино был разбит на голову "Степной полк" под командованием полковника Киселёва, что дало возможность Камышловскому полку немедленно погрузиться на ст. "Талый ключ" в эшелоны и отправиться в завод Н-Тагил.
4-й Уральский полк по инициативе тов. ВАСИЛЬЕВА вывесил на селе Егоршино белые флаги: на церкви, домах и др. зданиях, устроили колокольный звон, предварительно заняв важнейшие подступы к Егоршино с укрепленном этих участков пулемётами.
Противник, увидя белые флаги и услышав колокольный звон, принял за оставление нами села Егоршино и радушную встречу его населением, двинулся походными колоннами в село Егоршино. Но был встречен убийственным ружейным и пулемётным огнём, беспощадно косившим белых, которые в панике и беспорядке бежали от села Егоршино, что дало возможность 4-му Уральскому полку немедленно погрузиться на ст. Егоршино в эшелоны и отправиться в Н-Тагил.
1-й эшелон 1-го Камышловского полка, прибывший на ст. Тагил, был уже обстрелен ружейно-пулемётным огнём белых, занявших завод Тагил. Эшелон под огнём выгружался, вступил с белыми в бой, удержал ст. Тагил в своих руках до полной концентрации Камышловского полка на ст. Тагил. После чего перешол в решительное наступление на чехов, начал чехов теснить с з-да и с помощью подошедшего 4-го Уральского полка в Тагил отбросил белых за завод Тагил к реке Шайтанке, Шайтанскому мосту, т.е. на 12 вёрст за Тагил в сторону Екатеринбурга. Это дало возможность [2] 2-й Восточной дивизии около 2-х недель с помощью указанных полков удерживать Тагильский завод.

Положение 1-й бригады 1-ой Восточной дивизии в районе ст. Егоршино и Алапаевска сильно осложнилось с тем, помимо переброски полков в завод Тагил, наступление белых на её расположение, измены на Режевском направлении во 2-й бригаде 1-й Восточной дивизии переходом Волынского полка на сторону белых, укомплектованного из крестьян села Покровского, захватом нашего бронепоезда белыми, после этого разгром оставшихся белыми наших частей, занятием белых завода Режевского и ст. Режь, полным оголением фланга Первой бригады со стороны Режевского завода. Принятыми мерами противник был выбит частями 1-й бригады из села Покровского со стороны 113 раз"езда с понесением большого поражения и захватом одной батареи белых, что дало возможность с упорными боями, с сохранением материальной части, боеспособности частей 1-й бригады 1-й Восточной дивизии отойти в район Алапаевского завода, где вести напряжённые бои с наседавшим противником или ликвидировать контр-революционное выступление в тылу, в районе Синичихинского заводов, отдельного Инженерного батальона 1-й Восточной дивизии.
В силу сложившегося положения под Тагилом частями 1-й бригады 1-й Восточной дивизии пришлось оставить Алапаевск и отойти в район Салдинских заводов и ст. Салка, где в течение 3-х суток отбивались атаки противника, но 1-го или 2-го октября 1918 г. белые заняли ст. Санданато и Тагильский завод. Таким образом, части первой бригады 1-й Восточной дивизии [2об] оказались отрезанными в составе: 1-го рабоче-крестьянского полка, 1-го Горного полка, отдельного Кавалерийского дивизиона, отдельного каваллерийского отряда Бекетова, отдельного Петроградского Красного батальона, отдельного Китайского батальона и Артиллерийской батареи.
Ночью по лесисто-болотистым тропинкам части бригады начали отход на завод Кушву с материальной частью, которая была частично уничтожена заранее в момент отхода, как-то: огнеприпасы, снаряжение, обмундирование, продовольствие на ст. Салка. Пускали эшелоны друг на друга, так загромоздили пути на ст. Салка, что белые течение месяца не могли произвести расчистку и пользоваться путями. Части, начавшие отход на з-д Кушву, не знали, в чьих руках находится з-д Кушва, а поэтому вынуждены были отходить со всеми предосторожностями путём выделения арьергарда и авангарда и соответствующими боевыми предосторожностями.
Высокая сознательность долга и преданность Революции оказали Красноармейцы, командный и политический состав, можно было видеть потрясающую картину героизма, когда они, что-бы облегчить положение лошадей с повозками боеприпасов, несли на руках патронные ящики, пулемётные ленты и артиллерийские снаряды по этим лесисто-болотистым тропинкам.

Часов в десять утра части в районе села Есашная совершили переход в брод реку Тагил без мостов, на своих плечах вытаскивая артиллерию и повозки. К 4-м часам вечера следующего дня части начали подходить к заводу Кушва, и путём разведки было установлено, что Кушва находится в наших [3] руках. Позднее было установлено путём опроса пленных офицеров, столь благоприятной остановкой для занятия завода Кушва белые решили дать выход на Кушву 1-й бригаде Восточной дивизии, боясь, что 1-я бригада под командой ВАСИЛЬЕВА может занять Кушву с тыла, ибо от бригады Васильева они смогли этого ожидать, т.е. каких угодно сюрпризов, пример Егоршинской истории и т .п.
С выходом бригады в завод Кушву 1-я и 2-я Восточная дивизия и Верхотурский отряд ВОЛКОВА были реорганизованы в сводную Уральскую дивизию, и Начдивом Уральской сводной дивизии был назначен тов. Васильев Макар Васильевич. В сводной Уральской дивизии было три бригады, три артиллерийских дивизиона, отдельный Каваллерийский стальной полк и три броне-поезда.
Расположение дивизии: 3-я бригада – район ст. Выя, штаббриг. – ст. Выя; 2-я бригада – район Туринских заводов, штаббриг – Верхняя Тура. Первая бригада – район Кушва, штаб-бриг – Кушва и штабдив. – ст. Бисер.
В начале Октября 1918 г. противник со стороны Тагила перешёл в наступление на з-д Кушва в полном составе 7-й Уральской дивизии под командой князя Голицина и начал наши части теснить на завод Кушву, но брошенный из дивизионного резерва полк "Красных Орлов" разбил 7-ю Уральскую дивизию князя Голицына, занял Баранчинские заводы, ст. Баранча, Лайские заводы и ст. Лая, захватив до 40 пулемётов и ряд др. трофей.
После этой операции в скором времени сводно Уральская [3об] дивизия была переименована в29-ю дивизию, Начдивом 29-й был назначен тов. ВАСИЛЬЕВ М.В.

На участке дивизии ведя успешную борьбу с белами в виде разгрома 4-й и 3-й Сибирских стрелковых дивизий белых, противник сосредоточил на участке особой бригады 3-й Армии в конце октября вновь сформированный в Сибири Средне-Сибирский корпус под командой генерала лейтенанта ПЕПЕЛЯЕВА и со стороны Кузино перешол в решительное наступление, разбив особую бригаду 3-й армии, занял ст. Кын и Кыновский завод с конечной задачей занятия Лысьвы, Калино и Перми.
Командиром 3-а армии т.Березиным была поставлена задача Начдиву 29-го тов. Васильеву фланговым ударом со стороны Кушвы нанести поражение корпусу Пепеляева. Для выполнения указанной операции с большими трудностями пришлось перебрасывать в Коноваловский завод по узкоколейке, исправлять её, восстанавливать телефонную связь и т.п. Были сосредоточены в указанном заводе: 1-й Камышловский полк и 17-й Петроградский полк, которые с Коноваловского завода, перейдя в решительное наступление на зав. Кын.
Части корпуса Пепеляева находились примерно в 12 верстах от з-да Лысьва, в результате наши вышеуказанные полки разбили 1-ю Сибирскую дивизию, уничтожили её штаб, в бою убив трёх генералов, трёх полковников, взяв до 500 чел .пленных, до 40 пулемётов и заняли завод Кын, а позднее, нанеся большое поражение 2-й Сибирской дивизии, заняли ст. Кын, ст. Унь и заставили остатки корпуса отступить из под Лысьвы в район ст. Кузино. [4]
За ряд выдающихся операций 7-го ноября 1918 г. от имени Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Председателем Коминтерна тов. Зиновьевым 258 полк "Красных Орлов" был награждён первым Красным знаменем в Республике Советов на з-де Кушва.
В первых числах марта 1919 г. на части 29-й дивизии, занимавшей участок по Пермской ж.д. ст. Григорьевская, южнее и севернее её, была возложена задача прорвать фронт в районе ст. Григорьевская с заданием занятия г. Перми. На части особой отдельной бригады 3-й армии Восточного фронта была возложена задача способствовать операции 29-й дивизии путём усиленной демонстрации на правом фланге особой бригады с занятием села Дмитриевского или Ильинского, части особой бригады, перейдя в наступление, после упорных боёв прорвали фронт противника в районе села Рождественского, выбив противника из сильно укреплённой позиции, заняли село Ивановское, повели наступление на район сёл Дмитриевского и Ильинского, но в силу терпящей неудачи наступления на участке 29-и дивизии, к этому моменту израсходовавшей все резервы и ни добившись никаких успехов, вынуждены были приостановить своё наступление.


После неудачного наступления частей 29-й дивизии на Пермь противник перешёл в решительное наступление на части 29-й дивизии, прорвал на её участке фронт, занял ст. Верещагино, создав этим самым угрозу расположенным частям особой бригады, занимавшей фронт село Ивановское района Кудымкора, Юсьвы и Егвы, заставив этим самым её к отходу в район Верхне-Камского [4об] и Афанасьевского сёл. Противник, также развивая свой успех на участке 29-й дивизии, вынуждал её к дальнейшему отходу с оставлением ст. Кез и Кузьма, бросаемые армейские резервы до последнего штыка на участок 29-й дивизии не смогли приостановить успешного наступления противника.
Командование 3-й армии, израсходов все свои резервы, в силу сложившегося катастрофического положения на участке 29-й дивизии и создавшееся непосредственной угрозой г. Глазову, вынуждено было отдать приказ Комбригу особой ВАСИЛЬЕВУ снять с фронта 22-й Кизеловский и 23-й Верхне-Камский полки, которые на подводах перебросить на участок 29-й дивизии в район сёл Северного и Южного Гординский, Сепач и Сила. Указанные полки с большими трудностями были сняты с фронта в момент, когда противник развивал бешеное наступление и на участке особой бригады. Своевременно переброшенные на участках 29-й дивизии после продолжительных напряжённых боёв полки особой бригады заставили противника израсходовать все свои резервы в лице ударных и штурмовых бригад, приостановили наступление противника, нанесли ему огромные потери в личном составе, что дало возможность удержание г. Глазова в наших руках.
В начале мая 1919 г. на части особой бригады, занимавшей участок районов села Портяново, Хоборосты и Омутинский з-д, была возложена задача первой прорвать фронт на участке 3-й армии в районе Омутинского завода, с занятием Залазинского завода. Для указанной операций были сосредоточены 22-й Кизеловский, 23-й Верхне-Камский и 61-й Рыбинский стрелковый [5] полки. 22-й Кизеловский полк со сторона Омутинского завода, перейдя в решительное наступление, выбив противника из сильно укреплённой позиции под Залазинским заводом, окопы противника были созданы по типу окопов империалистической войны с искуственными препятствиями, проволочные заграждения, засеки и т.п., занял Залазинский завод, разбил 1-ю Пермскую дивизию под командой полковника Эпова и заставил её в беспорядке начать отход в район села Афанасьевского. Тракт от Залазинского завода на протяжении 70-ти вёрст был усеян брошенными патронами, пулемётными лентами и др. трофеями.
Части особой бригады, развивая своё дальнейшее наступление в лице 22-го Кизеловского, 23 Верхне-Камского и 61-го Рыбинского стрелковых полков, заняли село Афанасьевское, форсировав реку Каму. С занятием села Афанасьевского части, продолжая развивать наступление при сильном сопротивлении противника, бросившего [в] прорыв последние свои резервы в лице запасных полков Омского и Камского, но тем не менее мы заняли Верхне-Камское и Северно-Гординское сёла, ведя одноаременно с этим наступлением на Южно-Гординское село, переброшенный с района Афанасьевский 23-й Кизеловский полк в район деревни Портянов совместно с 21-м Мусульманским полком, прорвав фронт протиника, и занял деревню Пичашево, сильно укреплённую позицию противника по типу Империалистической войны. Теренево, Сиверская в районе Глазово, развивая дальнейшее наступление, заставляя к отходу 1-ю Сибирскую дивизию корпуса генерала Пепеляева, заняли села Сеплич-Сивинское. [5об] В это время 61-й Рыбинский и 23-й Верхне-Камский полки заняли Южно-Гординское, село Воскресенское, ст. Верещагино, ст. Григорьевская, ст. Чайковская, сёла: Козьмодемьянское, Григорьевское и Рождественское.

В районе села Егвинское противник оказал отчаянное сопротивление в лице 1-й Морской дивизии Контр-Адмирала СТАРК, но после упорных продолжительных боев вынужден был начать отход за реку Каму.
Особая бригада форсировала реку Каму в районе Добрянского – Полазинского завода со стороны Чермозского и Полазинского заводов, бригада сосредоточившись в Левшино, перешла в наступление на ст. Сылва, с боем заняла её, ведя дальнейшее наступление на ст. Комалихинская, Селянка и Калино. Под селом Верхне-Чусовские городки бригада окончательно разбила наголову 1-ю Морскую дивизию Контр-адмирала СТАРКА, и чуть не пленив со штабом самого Контр-адмирала Старка, взяв большие трофеи: пулемёты, винтовки и патроны, после чего почти что без боя была занята ст. Калино и Чусовской завод.
Части особой бригады, сосредоточившись в Чусовском заводе, перешли в решительное наступление на ст. Пашия и Кусья-Александровский завод и после продолжительного боя разбили 2 штурмовых бригады, взяли одного командира бригады в плен, захватили огромные трофеи. Тракт Кусья-Александровский – Бисерские з-ды на протяжении 60 вёрст был уставлен в четыре ряда брошенным повозками, патронными двухколками, снарядными ящиками, делами штабов, продовольствием, много пулемётов и др. трофеями. [6]
Заняли завод Бисерть, ст. Бисерть, Теплогорский з-д, откуда перешли в наступление на зав. Кушву и Туринские заводы с занятием указанных заводов, заняли заводы Тагильский, Верхне-Нижне-Салдинские, Алапаевский з-д, ст.Егоршино, Ирбитские заводы, г. Ирбит, откуда, перейдя в наступление, заняли полотно ж.д. Камышлов-Тюмень исключительно с главным ударом главными силами ст. Паклевская и Талицкий завод.
Первая бригада после указанных операций была реорганизована в 51-ю дивизию, в последствии получившей название Перекопскую Дивизию, в состав которой вошёл 21-и Мусульманский, 22-й Кизеловский и 23-й Верхне-Камский стрелковые полки, что составили первую бригаду 51-й Перекопской дивизии.
61-й Рыбинский с двумя полками отряда Мрачковского составили 2-ю бригаду этой дивизии.
10-й Московский полк особой бригады с занятием Афанасьевского, Верхне-Камского и Северного Гординского сёл был переброшен в г. Вятку, в Вяткинский укреплённый район и с 2-мя Вятскими крепостными полками составил 3-ю бригаду 51-й Перекопской дивизии.
1-и Северный каваллерийский полк особой бригады, разбивший на голову Первый Пермский полк Пермской дивизии белых под Афанасьевским селом, с занятием Афанасьевска был переброшен в г. Вятку на укомплектование самого себя.
Вот и краткая история главнейших операций 29-й дивизии и Особой отдельной бригады 3-й армии Восточного фронта характерно говорят за то, что ряд этих удачных операций [6об] принадлежит славному командованию и руководству тов. ВАСИЛЬЕВА Макара Васильевича.
Составлено на основании воспоминания и документов участников вышеприведённых боёв и военных операций.
Бывший Военный комиссар Особой Отдельной бригады 3-й Армии Восточного фронта, в настоящее время Нач. Управления Реконструкции завода "МЕТАЛЛИСТ", член ВКП(б) с 1911 г.
МИКОВ.
5/VIII-1922г. [*1932 г.?]
г. Свердловск.
ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.107.Л.1-7.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 3
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.06.20 16:52. Заголовок: спасибо и на этом..


спасибо и на этом

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 4
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.06.20 16:54. Заголовок: интересует 3 рота 25..


интересует 3 рота 253 полка 29 стрелковой дивизии под руководством Георгия Васильевича Глухих

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6722
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.06.20 10:07. Заголовок: Мемуары командира от..


Мемуары командира отряда Алапаевского ССРМ Федотова.
Алапаевский социалистический союз трудящейся молодёжи им. III Интернационала в борьбе за советы Под руководством ВКП(б) рабочие Урала вписали в историю борьбы с контрреволюцией немало самых героических её страниц. Немало строчек на этих страницах вписано винтовками и кровью алапаевских рабочих в первых рядах которых дралась, умирала и побеждала белогвардейщину Алапаевская рабочая молодёжь.
Я вернулся в Алапаевск из старой армии в январе 1918 г. К моменту моего приезда союз молодёжи уже был организован и на другой же день после приезда я вступил в него. Во главе союза был некий БОЛЬШУХИН, фигура политически очень подозрительная. Техническим секретарём союза был Алексадр ПОДКОРЫТОВ, рабочий штукатур.
После занятия Алапаевска белыми Большухин разгуливал по нему и наводил у родителей ребят, ушедших с отрядом союза молодёжи (в частности у моих) справки о том не знают ли они, где находятся ребята. (Среди населения шли упорные слухи, что отряд союза молодёжи не отступил, а остался по ту сторону фронта для партизанских действий в тылу у белых).
Большухин не вёл настоящей классовой и революционной линии в работе союза, а наоборот так организовал всю практическую работу, чтобы под видом «аполитичности» и «нейтральности» в действительности сделать союз орудием контрреволюционных организаций. Проповедуя только «культурно-просветительскую и экономическую роль союза» и необходимость «одинакового» отношения ко всем «революционным» организациям, Большухин практически открыл широкую возможность вести свою работу в союзе определённо контрреволюционным элементам.
В одном здании с Союзом молодёжи разместились комитеты анархистов и союза Увечных воинов (фронтовиков). Фактические и основные руководители этих обоих организаций были заядлыми белогвардейцами, а комитеты их организационно были связаны между собой вхождением в них одного бывшего в обоих комитетах лица. Этим связующим «анархистов» и «фронтовиков» лицом был некий БЕЛОУСОВ Николай, солдат старой армии, организовавший отряд «анархистов», после занятия Алапаевска колчаковцами превратившийся в карательный отряд Алапаевской следственной комиссии (контрразведки) и разстрелявший не одну сотню Алапаевских рабочих, не один десяток Алапаевских большевиков подпольщиков.
Другим вожаком союза увечных воинов был некий Василий ПУТИЛИН, сын бывшего полицейского пристава г. Алапаевска, сам офицер царской армии. Пользуясь «благожелательным нейтралитетом», а фактически скрытым содействием Большухина, они начали вести свою контрреволюционную работу среди членов союза, особенно из мелкобуржуазной молодёжи, имевшей при Большухине широко открытые двери в союз и опираясь на последнюю даже пролезли в Ревизионную комиссию союза молодёжи. Мы, группа рабочих активистов, под руководством выделенного для работы в союзе комитетом Большевиков солдата фронтовика Алексея СЕРЕБРЯКОВА, развернули борьбу с этими попытками контрреволюционеров завоевать союз. Раз’ясняя в индивидуальных беседах с рабочими ребятами и девчатами, членами союза и в каждом выступлении на собраниях членов союза по любому вопросу кому нужна «нейтральность» союза и кто её добивается (офицер, сын пристава ПУТИЛИН), мы вскоре завоевали на свою сторону большинство членов союза. Получив необходимое большинство, мы поставили вопрос о перевыборах руководящих и ревизионных органов союза. На перевыборах мы разумеется провалили Большухина, Белоусова и Путилина, и ни один из них не попал ни в состав комитета, ни в ревизионную комиссию союза. В комитет были избраны: Алексей СЕРЕБРЯКОВ, Василий и Иван КАДОЧНИКОВЫ, Александр МЯСНИКОВ и Виктор ФЕДОТОВ.
Отстранив контрреволюционеров от руководства союзом, мы решили лишить их какой бы то ни было возможности вести работу в союзе. Через комитет большевиков добились выселения из здания Союза Комитета Анархистов и Комитета Увечных Воинов и, разорвав территориальную связь их с Союзом, прямо запретили Большухину, Путилину и Белоусову ходить в союз, заявив, что им нечего делать у нас. При руководстве Большухина кроме спектаклей и танцевальных вечеров в Союзе ничего не было, после перевыборов Комитет развернул большую агитационную и воспитательную работу. Организовались кружки по истории революционного движения, кружки политвоспитания (тогдашние политграмоты), на всех собраниях обычно делались политические доклады о текущем моменте и т.д. Часть мелкобуржуазной и интеллигентской молодёжи ушла из союза, будучи не согласна с занятой им политической линией, другая, меньшая, осталась и вместе с рабочей молодёжью стала на позиции беззаветной поддержки социалистической революции, борьбы за советы под руководством РКП(б).
Таким образом в очень короткий срок Союз стал большевистским, стал организацией, которая в целом и каждый из её членов по отдельности готовы были бороться за Октябрьскую революцию.
Вскоре эту готовность Союзу и его членам пришлось неоднократно доказывать и на практике. Белогвардейское восстание ДУТОВА, и ряд членов союза: Иван МАСЛОВ, Степан ПОДКОРЫТОВ, Григорий СУЧЕК и т.д. уходят с Алапаевским Красногвардейским отрядом на его подавление, а после успешного разгрома белоказаков остаются в Красной гвардии при Алапаевском Военкомате.
События нарастают, в Алапаевск привозят князей Романовых, начинает налетать и всякое чёрное вороньё, приезжают под видом «монашек» фрейлины двора «его императорского величества», под видом «странников» гвардейские офицеры, плетутся заговоры для освобождения Романовых, нужно надзор за ними поручить отборным, до конца преданным и дисциплинированным людям. Отряд военкомата мал, Алапаевский Военком покойный Сергей ПАВЛОВ просит комитет Союза Молодёжи помочь, и в Красногвардейский отряд при Военкомате вступают Александр МЯЧКОВ, Евгений КОРЕЛИН, Виктор ФЕДОТОВ и т.д. Члены союза на смену с пулемётной командой Военкомата под командой также члена союза Ивана Маслова и с отрядом мадьяр несут караул у князей Романовых и арсенала. Партия может быть спокойна, у этих караулов без её разрешения ничего не возьмёшь. Выступили чехи, пал Челябинск, рабочий Урал под угрозой, нужны бойцы и в первую очередь в отправляющийся на чехов Красногвардейский отряд Ивана КУШНИКОВА идут члены Союза. В Союзе скандал – весь комитет, весь актив и большинство взрослых ребят и девчат хочут идти в отряд КУШНИКОВА, между тем нужно ведь продолжать работу Союза, втягивать в него рабочую молодёжь и политически готовить её на борьбу с белогвардейщиной. Актив Союза и так ослаблен уходом в Красную гвардию ряда членов или как МАСЛОВ, ПОДКОРЫТОВ и другие совсем не принимающие участие в работе Союза, или ведущих её как КОРОСТЕЛЁВ и ФЕДОТОВ только по вечерам в свободное от нарядов по Красногвардейскому отряду время. В результате всяких препирательств и взаимных уговариваний человек 50 ребят и девчат во главе с председателем Комитета Алёшей СЕРЕБРЯКОВЫМ уходят в отряд Кушникова, остальных членов Комитета обязывают остаться и продолжать работу в Союзе. Уходят с отрядом ряд лучших активистов ребят: маленький, живой, как ртуть, Татарин Галей, немножко печёринствующий КОРОСТЕЛЁВ, уходят сёстрами милосердия основные активистки девчата Маруся ОСТАНИНА, Юля КАБАКОВА, Мария ПОТЁМИНА и т.п. Работа в Союзе получает очень серьёзный удар. Начатую нами, группой бывших солдат членов Союза молодёжи (СЕРЕБРЯКОВ Алексей, ПОДКОРЫТОВ Александр, ФЕДОТОВ Виктор, матрос БУЛУЧЕВ Иван) работу по завоеванию изнутри «союза фронтовиков» с целью выгнать из его руководства контрреволюционеров ПУТИЛИНА и БЕЛОУСОВА пришлось прекратить, чтобы не провалить работу в Союзе молодёжи.
Продолжаем вести обычную работу, днём большая часть ребят на заводе, часть в отряде Военкомата в караулах и т.д., вечером в Союзе собрания, спектакли, иногда танцы, несмотря на нарастающие события попеть и поплясать в союзе и умели, и любили.
Алапаевский Военкомат об’являет пробную мобилизацию нескольких лет молодёжи с целью прощупать настроения. Среди собравшейся молодёжи несколько служащих конторы завода: Александр Нятин, Пётр МОРОЗОВ и сынок старшины Пётр МОЛОКОВ развёртывают агитацию, что мобилизация местная незаконна, ходить не нужно и т.д. Члены Союза разоблачают контрреволюционный характер этой организации, борются с ней, но часть неорганизованной в союз молодёжи уходит с призывного пункта и мобилизация отменяется. По предложению комитета члены союза призывающихся возрастов переходят на казарменное положение и начинают военное обучение, число членов союза не находящихся в Красной гвардии стало ещё меньше. После попытки ПУТИЛИНА и БЕЛОУСОВА сорвать проводившийся геройски погибшим потом под Красной Горкой Николаем ТОЛМАЧЁВЫМ общезаводской митинг и устроить восстание роты Сусанских солдат-фронтовиков, чуть не убивших своего комиссара Матвея БОЧКАРЁВА (впоследствии павшего в бою с белогвардейцами), вести обычную работу было незачем и некогда.
На общем собрании членов Союза по предложению Комитета было решено мобилизовать в Красную Гвардию всех ребят членов Союза, достигших 16 лет. Из этих ребят, а также и части неорганизованной молодёжи, мною был организован отряд Алапаевского Союза Молодёжи, командиром которого я был выбран как Красногвардеец и бывший солдат, знающий военное дело, и член Комитета Союза. Много было скандала с отдельными ребятами членами союза, которым не было 16 лет. Они хитрили, прибавляли года, а когда их разоблачали в обмане и отказывали в приёме в отряд, то ругались и, если не помогало, убегали в другие отряды. Часть из них, если не изменят память, Андрей СКРЯБИН, Илья ОБУХОВ и т.п. всё-таки попали в отряд и были в нём вместе с другими ребятами маленького роста, как Вася ПАНОВ, Виктор СУХАНКИН и ЛАТНИКОВ на самом левом фланге последнего отделения.
Было немало обид на отказы и со стороны девчат-активисток, которые чуть не все хотели пойти сёстрами милосердия.
Отряд союза по тогдашнему времени и царившей во многих отрядах партизанщине, недисциплинированности был образцовой частью, обучались ребята чрезвычайно охотно, заниматься готовы были хоть 16 часов в сутки, вскоре уже неплохо знали винтовку и тогдашнюю рассыпную (цепь, перебежки) тактику. Ещё более быстро овладели строем, и когда отряд союза с лихой песней шёл с занятий или на учёбу по улицам Алапаевска, никто бы не сказал, что это идут люди, которые 2 недели назад ещё не только не держали винтовки в руках, но многие и не видали её. Рабочие Алапаевска с гордостью смотрели на своих вооружённых сыновей, готовящихся защищать их от белых банд.
Ещё несколько дней обучения и отряд Союза совместно с отрядом коммунистов и солдат-фронтовиков деревни Косиковой, организованных солдатом-фронтовиком Борисом ТЕЛЕГИНЫМ и находившихся под его командой, получил оперативное задание и выступил на фронт под об’единявшим оба отряда общим командованием товарища Василия АНИСИФОРОВА, беспартийного бывшего прапорщика старой армии, сына Алапаевского кустаря-пимоката, до конца гражданской войны честно и храбро дравшегося за дело рабочего класса. Члены союза и беспартийная рабочая молодёжь Алапаевска нигде не опозорила знамени Союза. И в нашем отряде, носившем имя Союза, и в отряде Кушникова, и в других отрядах и частях руководимой Макаром Васильевичем ВАСИЛЬЕВЫМ Восточной дивизии юные Алапаевцы героически дрались и умирали за дело рабочего класса. В отряде Кушникова маленький татарчонок Галей уже несколько раз успешно пробирался в тыл к белым, каждый раз добывая ценные сведения. Бывший председатель союза Алёша СЕРЕБРЯКОВ улыбаясь шёл впереди ребят на белогвардейские пулемёты. Спокойно с заботливой материнской нежностью, прямо под белогвардейскими пулями перевязывали раненых Красногвардейцев отряда Георгия ГЛУХИХ наши девчата Маруся ОСТАНИНА, Юля КАБАКОВА. Под Крутихой юные пулемётчики Шура Мячков и Митя ТАРТАЧЁВ своим огнём много раз сметали кидавшиеся в атаку белогвардейские цепи, и пулемёты их замолчали только тогда, когда оба были буквально изрешечены белогвардейской шрапнелью. До последнего патрона последнюю пулемётную ленту выпустили в лицо озверевшим белогвардейцам геройски погибшие юные пулемётчики Александр ТАРТАЧЁВ, Евгений КОРЕЛИН и Вася КИСЕЛЁВ.
В отряде союза также не было отбоя от желающих пойти на любое, самое опасное поручение, ребят не приходилось посылать в охранение или разведку, а нужно было сдерживать и отказывать желающим, так как их всегда было больше, чем нужно. В самые напряжённые и тяжёлые минуты в отряде союза часто звучали смех, шутки, песня. С песней, лихим свистом под гармошку отряд не раз уходил на позиции под белогвардейские пули. Писарь отряда (адъютант, как его в шутку называли ребята) Шура МЯСНИКОВ скандалил, требуя, чтобы мы взяли его с собой на заставу в ночь, когда мы ожидали нападения проникшего за наши линии белогвардейского отряда подрывников, которые должны были взорвать чрезвычайно важный мост у станции Самоцвет, связывавшей в это время бывшие под станцией Егоршино наши передовые линии с их ближайшей базой и штабом Восточной дивизии, находившимися в Алапаевске. Он же никак не хотел оставаться в штабе свободного отряда ПАВЛОВА, требуя, чтобы мы его взяли с собой в цепь во время наступления на Сусану (Нейво-Шайтанский завод).
Когда к нам пришли делегаты от партийной ячейки деревни Ермаковой с сообщением, что они выследили, где находится подрывной отряд белых, и проведут нас туда, чтобы окружить их пришлось просто взять на эту операцию и второе отделение, так как после об’яснения боевой задачи на мою команду «охотники 2 шага вперёд», 2 шага вперёд сделал весь отряд.
По распоряжению командира Сводного отряда (союза и косиковцев) т.АНИСИФОРОВА мной был послан на разведку в деревню Раскатиху Костя ЩЕКОТОВ, цель разведки была только выяснить, есть ли в деревне белые, но я недостаточно чётко дал приказание, сказав, что «нужно перебраться в дерёвню». В результате несмотря на начавшийся из деревни огонь белых по нашей цепи, открыто бросившийся в атаку с целью отрезать ЩЕКОТОВА от нас казачий раз’езд, мои крики и свистки, Костя спокойно продолжал пробираться лощиной ручья прямо в занятую белыми Раскатиху. Когда мне, выдвинув одно отделение, чтобы прикрыть его от раз’езда белых, удалось остановить и вернуть ЩЕКОТОВА, и я набросился на него с руганью, «куда он лезет на верную смерть», Костя совершенно спокойно ответил, что «приказано было пробраться в деревню», а не сказано если в ней нет белых, и он считал, что надо пробраться, чтоб выяснить сколько их там. Это было мне уроком, что приказания надо отдавать чётко.
Во время отступления из села Аромашево, когда наша цепь под белогвардейским огнём отбегала по зажжённой снарядами в нескольких местах деревне, у одного пылающего дома с иконой в вытянутых руках стояла седая старуха. (Икона неопалимой купины заменяла в царской деревне пожарную команду, а большевики, только что взявшие власть, ещё не успели заменить «святых пожарников» настоящими). Несмотря на ожесточённый обстрел и наседающие белогвардейские цепи, перебегавший рядом со мной командир первого отделения отряда матрос-кронштатец Ваня БУЛУЧЁВ не утерпел, остановился около старухи и шутливо ей бросил: «Брось, бабушка, всё равно не поможет». Старуха от изумления и неожиданности действительно выронила икону, а мы с Булучёвым под хохот видевших эту сцену ближайших ребят пошли дальше.
Раненый во время ночного нападения на наше охранение А.ЛАТНИКОВ не хотел уезжать из отряда в лазарет, и пришлось приказать ему ехать. Эти факты геройства были не единоличными, а характерными для всего отряда. За несколько дней до занятия Алапаевска колчаковцами, мы вернулись в родной завод уже сжатый со всех сторон белогвардейскими цепями.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6723
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.06.20 10:08. Заголовок: Мемуары Федотова (ок..


Мемуары Федотова (окончание )
Только одну ночь проведя в родных семьях, мы на следующий день в составе Сводного отряда Алапаевского Военкома Сергея ПАВЛОВА пошли в наступление на уже занятый белогвардейцами в тылу у Алапаевска Нейво-Шайтанский завод (Сусану), занятие которого отрезало Алапаевск с защищающими его красными частями от Тагила и дравшихся под ним основных сил Красной Армии.
Нелегко было уходить из об’ятий отцов и матерей, братьев, сестёр, а кой у кого и милых прямо под белогвардейские пули. Но в назначенный час все ребята до одного явились к городскому училищу, где был назначен сбор. Обе прилегавшие к нему улицы были заполнены родственниками и близкими ребят и просто пришедшими проводить цвет своей молодёжи, снова идущей в бой за революцию, под пули белогвардейщины рабочими Алапаевска. Прощание затянулось и стало тяжёлым, не к одной затянутой в зелёную гимнастёрку груди прильнули рыдая седая голова матери и чёрные девичьи косы, не в один рукав защитной рубахи впились и материнские костлявые пальцы, и нежные руки милой. Видно было, как многие из ребят усиленно ищут что-то «попавшее в глаз» и никак не могут «найти». Тяжело, нужно уходить скорей, а то чего доброго кой кто и заплачет. Команда «становись», сильней рыдания матерей, сестёр, невест, смахивают непрошеную слезу не привыкшие к ней суровые рабочие кепки. «Шагом марш», «запевай» и вслед за кавалерией в голове остального отряда, под лихое «У казака острый нож, сабля-лиходейка, пропадём мы ни за грош, жизнь наша копейка», с присвистом и пошедшим впереди вдоль дороги вприсядку неутомимым певуном и плясуном Виктором СУХАНКИНЫМ, шагает отряд союза.
Тянутся по бокам идущего под пули с песней, свистом и пляской отряда рабочие толпы, родные домики, отступает последняя площадь, отстают последние провожающие. Задохнулся, подкосились старческие ноги, встал на колени и вытянул руки: «Петя! Петя!», – седой старик Левин, ветер треплет седую сжелта бороду, только прибавил шагу да громче подхватил песню рослый правофланговый Петя, через несколько часов навсегда умолкший от попавшей прямо в сердце белогвардейской пули. Бой, белогвардейцы на глазах отряда обходят и охватывают его с правого фланга, удлинить цепь некем, ПАВЛОВ присылает последний «резерв» – отделение сапёр, но отделением фланг не удлинишь и охват продолжается. Начинают обстреливать и с правого фланга, связь с центром порвана, посланные дозоры не возвращаются, отряд продолжает идти вперёд.
На левом фланге беляки из какого-то гумна буквально за 100 шагов строчат из пулемёта, нужно снять пулемётчиков, и Виктор СУХАНКИН один, без команды, по собственной инициативе с винтовкой в руках бросается на пулемёт. Беляки струсили и убегают, еле успевая, пользуясь прикрытием горы, утащить пулемёт. Гуще ложатся пули на правом фланге, начинают бить на шрапнель и из бомбомётов, но по-прежнему не ложась, переходя от суслона к суслону, катится вперёд маленький бесстрашный Василий Анисифоров, спокойно шагает как на прогулке рядом со мной в своих синих матросских штанах, с неизменной Романовской (одного из князей) трубкой в губах Иван БУЛУЧЁВ. Отряд полуокружён, но продолжает драться и идти вперёд. Наконец связь восстановлена, получено приказание «отступать», центр всего сводного отряда не выдержал удара, Китайцы и Верхотурцы уже отошли. Сжимаемые почти сомкнувшимся кольцом белогвардейцев, отстреливаясь отходим к главным силам. Ночь, попытка белых напасть на отряд во время прохождения через болото. ПАВЛОВ оказался отрезан за цепью белых и вернулся лишь через 3 дня. Лихой пулемётный огонь Вани МАСЛОВА прямо с телеги, отряд союза бросается на Ура и дорога очищена. Станция Ясашная, родной завод в руках белогвардейских банд. Семьи, отцы, матери уже обливаются кровью под белогвардейскими нагайками, но паники нет. Есть злоба к белогвардейщине и знание, что мы вернёмся.
Трое случайно затесавшихся в отряд суб’ектов: Семён ПОСКОЧИН, сын зажиточного мещанина Алапаевска, Алексей ЧЕЧУЛИН, служащий главного магазина завода, и Иван ТОЛСТЫХ, сын торговца, убегают в Алапаевск, остальные вливаются вместе с другими частями отряда ПАВЛОВА в 253 полк Красных Орлов, тогда «Первый крестьянский коммунистический Красный Советский».
Необходимо отметить, что при влитии отряда Союза в полк Красных Орлов на ст. Ясашная, ребятам очень хотелось, чтобы отряд был организационно сохранён в составе полка как цельная единица, независимо от её назначения, т.е. как взвод или рота, но чтобы всем ребятам быть по-прежнему вместе.
Командование полка в лице комполка т. ФИЛИППА АКУЛОВА приказало разместить ребят отряда по ротам 3 батальона. Несмотря на наше тогдашнее недовольство этим приказом, он был чрезвычайно правилен. Распределяя бойцов по трём ротам, а в них по взводам, помимо чисто количественного укомплектования поредевшего в боях батальона, командование полка совершенно правильно учло и использовало возможность и качественного улучшения состава всего батальона. Первый Крестьянский Коммунистический Красный Советский полк был крестьянским не только по названию, но в значительной степени и по своему составу. Значительное большинство полка составляли Шадринские крестьяне, добровольцы, рабочий костяк полка был из красногвардейцев рабочих Каменска, Сысерти, Камышлова и, несмотря на сильную парторганизацию, воспитавшую боевой революционный дух полка и сделавшую его уже к тому времени одним из лучших полков Красной Армии, в нём ещё тогда были сильны отдельные вредные традиции партизанщины, и распределение бойцов отряда по различным ротам и взводам укрепляло рабочую прослойку целого батальона полка рабочей молодёжью, бывшей к тому же члена Союза Молодёжи, т.е. вдвойне организованными и дисциплинированными бойцами.
В железных рядах полка Красных Орлов, в рядах других частей славной 29 стрелковой дивизии, куда некоторые ребята попадали в результате ранений, контузий, болезней и последующих назначений из лазаретов, иногда в другие части, ребята отряда союза бьются за октябрь, за советы, за коммунистическую партию, за рабочее дело до конца гражданской войны. Ребята из отряда союза бьются в героическом отступлении под натиском превосходных сил белогвардейщины до одного раз’езда за станцией Яр, с которого мы перешли в наступление на белых. Бьются в легендарном натиске, опрокинувшем белых и разгромившем Колчака до захвата его столицы Омска. Бьются на польском фронте в рядах 2-й бригады 29 дивизии, берут Перекоп в рядах 1 бригады, оставленной при переброске на Запад на Южном фронте.
Не мало из них пало смертью храбрых, имена Пети ЛЕВИНА, Кости ЩЕКОТОВА, Гани ЕСИНА, Вани МАСЛОВА, Жени КОРЕЛИНА, Вани КИСЕЛЁВА и десятков других должна знать и помнить их смена – Алапаевские комсомольцы.
Революции отдали свою молодую жизнь вернувшиеся в Алапаевск, но оставившие здоровье на фронте, боевой матрос Ваня БУЛУЧЁВ и неутомимый шутник и весельчак, неоднократно под смех всего отряда лихо отплясывавший русского, одев сарафан и платок какой-либо доброй и весёлой хозяйки, СЕРЁЖА НИКОНОВ. Умер героем, расстреляв в белоказаков все патроны и пустив последнюю пулю нагана в себя, бывший председатель союза Алёша СЕРЕБРЯКОВ, оставленный при отступлении парторганизацией в Алапаевске для работы в колчаковском подполье и окружённый белыми.
Вместе с страной росли оставшиеся в живых бойцы отряда, и сейчас продолжающие на разных участках биться за одно дело – за социализм!
Николай ЯМОВ и Модест СТАРЦЕВ – ударники, бьются за победу социализма в цехах Алапаевского завода. Николай ШАРИН – ударник-инженер одного из Ленинградских заводов, Александр МЯСНИКОВ – ударник-конструктор Верх-Исетского завода им. И.Д.КАБАКОВА. Миша ЛОГИНОВ дерётся за культурную советскую торговлю.
О всех не напишешь, но о росте каждого выпестованного нашей великой партией и страной можно было бы написать книгу. Под руководством партии Ленина, во главе с лучшим из ленинцев т.СТАЛИНЫМ рабочий класс Союза ССР одержал величайшие победы. «Россия НЭПовская стала Россией социалистической» (т. Молотов)
Родина растёт, крепнет, всё радостнее становится завоёванная с бою и построенная нами жизнь, и если рабочие не обученные, плохо вооружённые под руководством партии сумели разбить белогвардейские банды в боях гражданской войны, какой сокрушительный, уничтожающий разгром мы по первому зову партии устроим любому врагу, который попробует помешать нам в нашей мирной работе.
БЫВШИЙ ОРГАНИЗАТОР И КОМАНДИР ОТРЯДА АЛАПАЕВСКОГО СОЮЗА МОЛОДЁЖИ (ФЕДОТОВ) [1933 г.] ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.215.Л.32-45.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 5
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 03.06.20 13:48. Заголовок: Эти воспоминания ест..


Эти воспоминания есть в книге Олега Немытова "Над Нейвою рекою идем мы эскадроном"

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 6
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.20 01:12. Заголовок: Из книги Олега Немыт..


Из книги Олега Немытова
«Над Нейвой рекою идем эскадроном»

***
Тем временем Роман выехал на дорогу, идущую из села Ячменёво[24] в Костино. Но не проехал и версты, как его окликнули:
– Стой!
Из кустов показались красноармейцы. Не слезая с коня, Федорахин представился заставе. Его пропустили, и, пришпорив коня, через час он уже стоял перед Георгием Глухих.
Командир, склонившись над картой, стал водить по ней, чертя линии ногтем:
– Значит, мы наступаем на Невьянское с правого берега Нейвы, а Павлов с левого идёт дальше на Голубковское. Соединяемся после взятия Невьянского здесь, – ткнул он пальцем в название деревни. – А теперь мы с тобой подумаем, какие вы допустили ошибки как разведчики. Ехали кучно, а не рассыпавшись, так? Разговаривали между собой? Нельзя было въезжать в эту лощину, а нужно было объехать её со всех сторон. И вообще неслед было ехать через деревни, так как весть о вас до врагов дошла быстрей, чем вы ехали. Вот так. Учись!
И добавил:
– Но задание ты выполнил, хоть и потерял бойца. А сейчас давай к своим, в сотню! Они квартируют в Ячменёво. Завтра на рассвете будем брать Невьянское.
Выходя от Глухих, Роман столкнулся с сестрой своего командира Останина Машей, которая, как и Юлия Кабакова, служила сестрой милосердия. Увидев бойца, вышедшего в поздний час от командира, она густо покраснела.
– На ночь глядя командира идёшь лечить, или как? – не замедлил покуражиться над девкой Роман.
– А тебе что, завидно? – не растерялась Маша.
Федорахин прыгнул в седло и вскоре был у цели.
Чуть забрезжило – всё зашевелилось. Сотня Останина выступила из Ячменёво и пошла на рысях на Невьянское. Вскоре загромыхали орудия батареи Спиридонова, после чего должна была начаться атака села.
* * *
Солнце начинало склоняться к закату после освежающего ливня. Перед Николаем Казагранди сидел высокий офицер с рукой на перевязи и уже час рассказывал о случившихся последних событиях в Алапаевске.
После того как председатель ЧК отдал приказ о расстреле Александра Румянцева, известного как Шубин, три красноармейца повели его на расстрел к Ялунинскому болоту[25]. И когда приговоренного уже поставили к высокой сосне, он обратился с извечной просьбой к одному из конвоиров:
– Разрешите закурить перед смертью?
Отказывать, как известно, грех…
– Пётр, развяжи контре руки – всё равно уже никуда не денется! Пусть напоследок…
Но договорить отдававший приказ красноармеец уже не успел. Пётр рубанул шашкой по верёвке, связывавшей руки офицеру. И в ту же секунду клинок оказался в руках пленника. Удар ногой в живот приказавшему – и Румянцев нырнул в заболоченные кусты. Сзади прогремел выстрел. Сильно обожгло левую руку, но обращать на это внимание было некогда. Александр юркнул за одну кочку, затем за следующую, перекатился. Красноармейцы открыли беспорядочный огонь по болоту. Но он уже был далеко в стороне. Пройдя несколько метров по болотной жиже, весь перепачканный, он выбрался на твёрдую почву. Разорвал сухую верхнюю часть рубахи, перевязал раненую руку и пошёл на восток.
Под утро выбрел на какое-то большое село. Навстречу ему пастух гнал стадо коров и на вопрос «какая власть в селе» ответил:
– Крестьянская.
– То есть как… большевистская?
– Не! С вечера офицер пришёл с солдатами, сход собрали, вот он и спросил:
– Как жить хотите: как большаки указывают или как сами пожелаете? Все проголосовали за нашу власть, крестьянскую.
Дальше Шубин уже не слушал, только спросил пастуха, где остановился офицер, и, забыв про болевшую руку и усталость от бессонной ночи, направился к Цветкову, который и переправил его в Голубковское, в штаб отряда.
Казагранди, напряженно потирая виски, снова спросил:
– Так, значит, учительницу большевики тоже взяли?
– Да, взяли! Мне очную ставку с ней делать собирались!
– Хорошо, идите отдыхать! Можете отправиться в тыл для лечения!
– Нет! Я бы хотел только отоспаться. Разрешите мне остаться, моя рана не опасна.
– Оставайтесь!
В это время послышались голоса: командиры вместе с прибывшим из Невьянского Цветковым собрались на совещание. Николай медленно поднялся, собираясь с мыслями, и пригласил всех в горницу.
– Что с Еленой, Коля? – спросил Корнилий.
Елену в Алапаевске чекисты арестовали.
– Нужно узнать, какая ближайшая дорога к городу! Я прикажу своему батальону!
– Подожди, Корнилий, успокойся. Рано или поздно мы возьмём город. Я пошлю в город опытных разведчиков, и через пару дней они всё разузнают. Город маленький, и в нём вряд ли что-то скроют, – пытался Николай успокоить друга. И резко перевёл разговор в деловое русло:
– Обстановка сейчас такова, что большие силы красных сосредоточились под селом Невьянским: со стороны Костино и со стороны Первуново, всего до полутора тысяч человек. На их вооружении имеется артиллерия. Штабс-капитан Цветков с частью отряда остаётся в Невьянском и там даст бой большевикам. – Николай сделал секундную паузу и внимательно посмотрел на друга. – Так что на тебя, Корнилий, возлагается главная задача! Поэтому возьми себя в руки! И пока батальон Цветкова ведёт бой, приготовьте оборону здесь и в селе Рудном.
Все единогласно поддержали штабс-капитана Казагранди. И когда стало темнеть, Корнилий, попрощавшись со всеми и обняв Казагранди, уехал в Невьянское.
Поздним вечером на площади села штабс-капитан Цветков устроил что-то вроде смотра. Собралось 250 человек, Вооружение: берданы, кое у кого есть и винтовки, шесть пулемётов. «Не густо, – подумал Корнилий, – но зато какие люди… Все, как правило, бывшие фронтовики». После смотра Цветков пригласил командиров.
– Ты, Мухин, и ты, Поликарп, – отвечаете за пулемётные команды! Один – на колокольню, другой – на кладбище. Остальные должны разбить отряд на команды человек по тридцать, сорок и быстро передвигаться по селу, обстреливая красных. Как там с моим приказом по местным жителям: все покинули село? Я думаю, сегодня ночью или завтра утром красные начнут.
– Все покинули! Несколько дедов отказались идти на Ирбит, так их в соседнюю деревню переправили, – ответил один из командиров.
Ночь прошла спокойно. Утром бойцы даже успели позавтракать. Часов в восемь к Корнилию прибежали с наблюдательного пункта на колокольне.
– Идут! Конница и пехота!
Цветков поднялся на пригорок к церкви. Поднёс к глазам бинокль, но уже невооруженным глазом было видно приближающуюся лаву наступающих. Конница перешла на галоп.
– Пулемётным командам приготовиться!
– Не хотел бы я оказаться на их месте! Что за командир?! Видимо, без разведки гонит своих прямо под перекрёстный огонь… – обратился к Мухину старший унтер-офицер Овчинников.
Он хотел еще что-то сказать, но раздавшаяся команда оборвала его на полуслове:
– Огонь!
Застрекотали пулемёты, с разных сторон раздались залпы. Быстро смешались нестройные ряды поредевшей конницы, продолжавшей под напором задних рядов и наступающей пехоты по инерции двигаться вперёд. Но вот ещё несколько очередей и залпов, и вся масса: люди, кони без всадников, – шарахнулась назад. Кони оставляли на земле своих хозяев, люди уносили раненых. Первый приступ нападающих был отбит.
Сейчас же заработала батарея красных. Вот один снаряд упал в Нейву, подняв вверх столб воды, второй ударил в стену церкви, но чудом отскочил. Стена осталась цела. Ещё несколько взрывов – и село загорелось.
– Команде пешей разведки тушить пожар! – приказал Корнилий.
А красные тем временем, приободрённые своей артиллерией, снова пошли в атаку.
Группа, в которой были Василий Путилин и Алексей Суворов, залегла на берегу реки под пригорком. Дали залп по приближающейся коннице. Василий увидел, как всадник, скачущий впереди всех, покачнулся, и вылетел из седла.
– Попал! – радостно вскрикнул Алексей. – Васька! Это же Останин, чекист! Кажется, мы прикончили эту сволочь!
Но тут последовал приказ поменять позицию, и друзья быстро переместились за ближайшие огороды. А по этому месту уже били орудия красных. Вечером отряд оставил догорающее село, унося с собой одного убитого и двоих раненых.
* * *
Перед глазами Романа Федорахина пронеслись картины прошедшего боя. После команды «Шашки наголо!» конница, как и в прошлый раз под Костино, перешла на галоп. Роман скакал в первых рядах рядом с Малыгиным. Вот уже и околица! Ещё рывок – и они понесутся с победным «ура!» по улицам этого большого богатого села. Но тут резко застрекотали вражеские пулемёты. Казалось, что они бьют со всех сторон… Федорахин увидел, как кувыркнулся с коня командир. Сейчас же к нему бросился его брат Пётр. Неожиданно конь Романа споткнулся и, дёрнувшись назад, как будто на что-то наткнулся, а затем осел. Расстреливаемые со всех сторон наступающие красные повернули назад.
– Держись за стремя! – крикнул Захар.
По селу открыла огонь артиллерия. В следующую атаку Федорахин шёл уже в пехоте. Вся окрестность была усеяна людскими и конскими трупами. Такого побоища молодой крестьянин ещё не видел. Был бой под Нязепетровском, но там их, бойцов, было всего человек сорок…
– Я на германской и не такого повидал, – ухмыльнулся Малыгин.
К вечеру село было оставлено противником, но и красным приказали вернуться на оставленные ранее позиции.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6727
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.20 08:17. Заголовок: БОЕВЫЕ ЗАМЕТКИ ИЗ ЖИ..


БОЕВЫЕ ЗАМЕТКИ ИЗ ЖИЗНИ 4 УРАЛЬСКОГО СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА.
Часть 1
Посвящается памяти дорогих товарищей 4 Уральского Стрелкового Полка, принимавших участие в гражданской войне 1918-19 г.г. А.Н. Грязных. 2/Х-22 г. г.Екатеринбург.
Закреплены завоевания Октябрьской революции: фабрики перешли в руки рабочих, а земля роздана на каждую живущую душу. Много было крика и шума, но всё-таки поладили.
Прошла суровая зима. Наступает дружная скорая весна, скоро осуществится желанная мысль крестьянина – посеять как можно больше.
Бурные потоки шумно сбежали. Земля сбросила белый саван и ждет не дождется момента, когда оденется в зелёные одежды.
У расторопного крестьянина уже всё готово к весенним полевым работам, но вот беда, не у каждого есть свои семена. Рад бы посеять, да нечего.
Волостной совет только что выбранный взамен Волостного Земства из вернувшихся солдатиков и матросиков, пришедших с кровавого фронта империалистической войны, лихорадочно работает. Еженедельно созывается общее собрание, на котором быстро всей массой решаются наболевшие вопросы. Много работы, но у всех приподнятое настроение. Совет уже учёл весенний сезон, он же нашёл уже и выход из создавшегося положения. Взяты на учёт все бедняки и все излишки хлеба. Семена найдены. Быстро обязываются все зажиточные, имеющие излишки хлеба, о неутрате такового, бедняков спрашивают, кто сколько желает сеять, дают удостоверения на право получения семян от зажиточных, что выходит вполне справедливо без лишней проволочки. Все бедняки удовлетворены. Пора уже начинать и сеять.
Дружно, с небывалым подъёмом принимаются за свое дело; крестьянин, он уж инстинктивно чувствует результат свободного труда.
Постепенно кончается и работа. Все довольны и веселы.
Земля покрылась зеленью. Леса оделись листвою, принарядившие к встрече весны, на опушках леса там и тут появились цветы с бархатными головками. Птички перелетают с ветки на ветку, поют [2] весёлый гимн весне. Всё живёт, трудится и радуется.
Радуется и крестьянин. И как ему не радоваться. Нынешняя весна – первая весна за всю его тяжёлую беспросветную жизнь должна ему улыбнуться и вознаградить за все труды, потраченные раньше и теперь. Первую весну в жизни он работает с сознанием того, что он полный хозяин своей земли, он с малых лет, с той любовью, с какой мать ухаживает за своим первенцем, обрабатывал её, поливая потом, он пережил тревоги и все невзгоды от неурожая предыдущих лет, и теперь он должен получить продукт своего труда хлеб и распорядиться им по своему усмотрению.
Заветные мысли осуществились. Надолго ли? Удержим ли в руках завоеванную кровью свободу? А ведь, пожалуй, найдутся многие враги, которые все меры примут к тому, чтобы снова закабалить крестьянина. Ну, уж тогда лучше бы и не делать переворота. Вот они мысли, которые так и лезут в голову.
Благоприятная весна между тем делает свое дело. Все поля оделись густыми зелеными всходами.

Уже половина мая.
Всё шло, как нельзя лучше. Но вдруг события резко меняются. Тем, кто привык жить чужим трудом, и на горе и слезы другого устраивать личное благополучие, не понравились завоевания Октябрьской революции. Офицеры, лишённые погонов, фабриканты, заводчики и купцы, набивавшие свои карманы без затраты труда, попы и вся чёрная свора, решила восстановить прежний порядок. Под слащавым соусом возрождения России начали они вербовать добровольческие отряды, чтобы схватить за глотку Сов. власть.
В Приуралье появился Дутов, организовавший из казаков – крупных собственников крупный отряд. Черносотенная свора в Сибири организовала добровольческие полки, в которые вошли офицеры, часть купечества и священства. Угрожал реакцией. Советское правительство не имело в своих суках никакой армии, т.к. состав [3] старой армии был демобилизован. Социал-революционеры казались предателями. Благодаря их стараниям были втянуты в авантюру чешские части, которые стояли в Сибири.
В одно прекрасное время пришло сообщение, что заняты чехами и добровольческими отрядами белогвардейцев г.г. Челябинск, Верхне-Уфалейск, Омск и Николаевск. Все карты оказались в руках белых, которые победоносно, почти не встречая на своем пути препятствий, двинулись на нашу территорию Шадринск – Камышлов – Екатеринбург.
Настало время всем, кому дорога свобода, вложить в дело революции свой ум и энергию, бодрость духа и силу воли. Необходимо было сейчас же из ничего создать боеспособные отряды. Влить в них элемент способный не только отражать атаки противника, но и вполне сознающий, для какой цели мы снова, не успевши отдохнуть от империалистической войны, должны взять в руки винтовки. На многолюдных митингах и собраниях пришлось горячо призывать трудящихся взять снова в руки винтовку, чтобы не быть порабощенными. Лучше смерть, чем рабство, говорили мы, объясняя истинное положение вещей, мы не радовали лёгкостью гражданской войны, но в то же время твёрдо говорили, что мы победим, каких бы жертв нам это не стоило.
Слабо реагировала масса на наш призыв, мужички просто не верили, что кто-то придёт и будет оспаривать у них права, а пришедшие с фронта солдаты просто вздумали отдохнуть. Несмотря на такие затруднения, всё-таки кое-где начали организоваться кружки, а потом отряды. У нас в с.Верх-Теченском был организован партизанский отряд в числе 400-500 чел. В городе Шадринске было уже несколько рот, но они срочно были брошены на Дутовский фронт. Повсюду был брошен клич: революция в опасности, кому дороги её завоевания, берите в руки винтовку и смело в бой. Умрём или победим. [4]

Пролетарий в ружьё.
Как из земли встали истинно смелые, орлы революции, и отряд за отрядом возрастал повсюду, где был брошен этот клич, в общем это была лишь горсточка безумных храбрецов, но мы заранее знали её силу и мощь. В Шадринске из преступников, сидящих в тюрьме, матросом Петровым был организован небольшой отряд, который впоследствии целиком влился в 4 Уральский стр. полк. Там отряд Подпорина, отряд Григорьева, отряд Ослоповского неподалеку от нас стояли уже готовыми броситься в бой. Скоро наступило и это желанное время.

Чехи, Оренбургские казаки и офицерские добровольческие части подходили уже к Шадринску. Из Челябинска и Николаевска вырвалось немного смельчаков, которые и сообщили нам о числе белогвардейцев.
Наш отряд в числе 2-х рот под командой двух офицеров Харитонова и Семенова стоял в селе Верх-Теченском, являясь заграждением по тракту Челябинск-Шадринск. Казаки то и дело делали на нас налёты, не производя однако никакого вреда, т.к. к этому времени у нас было уже 3 пулемёта, доставшиеся нам от Петроградского отряда анархистов "Беспощадный", стоявшего одно время в селе Верх-Теченском. Правда, одно время казаки, сделавши ночью набег на село Бродокалмакское, вырезали там совет, и лишь 3 человека успели прибежать к нам. Такая же участь постигла и Лобановский Волисполком, но крупных стычек не было. Приближался июнь м-ц.
В одно прекрасное время получаем сообщение, что белогвардейцы заняли г. Шадринск и двигаются к станции Долматов.
Мы оказались в кольце, необходимо было отступать. Часть из нашего отряда добровольно – сдала винтовки, оставшись дома, но все отпетые заранее остались в отряде и отступили до ст.Долматов, где и влились в 4 Уральск. стрелк. полк, образовав 3-ю роту.[5]
Было 8 июля. Подождав некоторое время, мы решили попробовать свои силы в бою с белогвардейцами и двинулись к Шадринску. Тёмной ночью подошли мы к станции, без шума сняли посты и заняли бы без особых препятствий станцию, но потеряли связь с ударной группой, наступавшей с другой стороны, и должны были отступить. Небольшой бой, в котором перевес оказался на нашей стороне, придал нам больше уверенности, и мы не теряли надежды, что будем побеждать и в дальнейшем.
Случай не заставил себя долго ждать. Приступив к г. Далматову, мы решили с честью встретить противника. На помощь Шадринской добровольческой группе белогвардейцев прибыл из Омска 2-й Степной Чехо-Словацкий полк, состав которого был в большинстве из офицеров.
11 июля наши сторожевые посты заметили сначала конную разведку, а потом и цепь. Всё было готово, пулемёты, замаскированные на своих местах, уже готовы были осыпать наступающих. Какая-то нервная дрожь, дрожь, которую испытывают охотники при виде дичи или зайца, охватывает всех нас, сидящих в одиночных окопчиках, на берегу реки Исети. Соблюдая тишину, зорко глядим мы в сторону неприятеля, дожидаясь, когда цепь подойдёт ближе. Тихо везде. Уже сумерки. Вот ещё несколько десятков сажен, и мы откроем огонь. Вдруг колокольный звон нарушает зловещую тишину, и цепь рассеивается. Вопрос выясняется. Колокольный звон оказывается сигналом, который устроили местные священники, затворившись в церкви. Они видели все приготовления и дали понять о грозящей опасности для близких им по духу людей и решили пожертвовать собой, но спасти других. Ha этот раз они выиграли, но утро сказало другое.
Во всем городе нас стояло 4 роты, 1 эскадрон, местная боевая дружина и 1 трёхдюймовое орудие, у которого не было прицельной трубки. Как назло был увезён бронированный автомобиль и [6] бронированный поезд, в котором помешались матросы Петроградского карательного отряда.
Ночь провели в лихорадочном приготовлении к бою. Наскоро заготовили одиночные скопы, заблиндировали поезд и разместили пулемёты.
Рано утром получили известие, что белые уже двигаются цепью по трём направлениям. Наша застава была захвачена врасплох и почти целиком погибла. Только 2 человека спаслись из неё и сообщили вовремя о наступлении. Своим спасением они обязаны были лишь только тёмной ночи, да своей сметливости. Они спаслись лишь благодаря тому, что подделались под форму, воткнув в фуражки по зеленой ветви (символ возрождения), форма, которую первое время носили добровольцы белой армии вместо трёхцветного значка.
Двигались 2 полка 2-й Степной Чехо-Словацкой и Шадринская добровольческая группа офицеров, которые впоследствие составили ядро в ударном Шадринском полку. 2 орудия, несколько легковых и грузовых автомобилей двигалось сзади.
Не наученные боевым опытом мы расположили свои окопы в линию, не загнув даже фланги. Скоро один снаряд за другим полетели в наше расположение, не причиняя, однако, особенного вреда.
Приготовились к бою. Вот уже послышалась залповая стрельба со стороны противника, но тихо, как в могиле было у нас. Наблюдатель у нашего орудия ждал своего момента, и вдруг один за другим снаряд начал посылать в расположение белых. Наступление белогвардейцы вели со стороны кладбища, часовня на котором служила им наблюдательным постом.
Вскоре это было нами замечено и наш доблестный артиллерист тов.Селянин без всякой прицельной трубки с 2-х снарядов успел разрушить часовенку, служащую наблюдательным постом для белогвардейцев. Произошло некоторое замешательство. Ненадолго [7] возобновилась редкая ружейная стрельба, возобновилась и опять тихо. Зловещая тишина. Слышно даже биение собственного сердца. Вдруг показалась цепь. Наши окопы расположены почти вплотную к лесу и полям, засеянным рожью и пшеницей. Пользуясь этим, белогвардейцы подошли незаметно к нам, бросились на ура, сосредоточив свой удар на правый фланг нашего расположения. Настал самый критический момент, и в это время, как назло, не стал работать пулемёт, и пулемётчики, захватив его, вынуждены были отступать. Произошло замешательство в наших рядах. Белогвардейцы воспользовались нашей ошибкой, о которой я уже упоминал (расположение окопов в линию). Благодаря тому, что окопы были расположены в линию, они ударили нам во фланг, и выбить нас из окопов им не представлялось никакого труда. Да и самим нам при ударе с фланга такое расположение окопов кроме вреда принести ничего не могло. Настала решительная минута. Нам оставалось два выхода или спасаться бегством или бросаться в штыки. Некоторые более слабые уже бросились было назад, но меткие пули догнали их и уложили на месте.
"Дорогие товарищи, не бегать, вперёд за мной!" – раздалась команда, командира нашей роты тов. Семёнова. Он весь преобразился. Глаза сверкают задорным огоньком. Резко и отчетливо раздаются слова команды. Ура, за мной и с винтовкой наперевес он бросается в группу белогвардейцев, увлекая за собой несколько десятков красноармейцев, но остальные были ещё далеко. Несколько метких выстрелов увлекают Семёнова, вот он уж в самой гуще, но мгновение и он без стона падает, поражённый в голову разрывной пулей. А там дальше бывший командир нашей роты до тов. Семёнова, теперь пом. команд. полка т.Харитонов с невероятными усилиями отбивается от чехов. Уже не один храбрый чех сражён его метким карабином, но тов. Харитонов увлёкся боем, он не замечает, что он отрезан от своих и продолжат яростно отбиваться забыв всё. Вот он уже пускает в ход приклад, но падает сражённый пулей. [8]
Подбежавший белогвардеец вонзает в грудь его свой штык, и в тот же миг падает сам, поднятый на штык подбежавшим кр-цем.
Атака и контратака так стремительны, что нет возможности пустить в дело пулемёты. Громкое ура не смолкает. Беспорядочно раздаются выстрелы. С противоположной стороны двигается наш блиндированный состав и площадка с 3-х дюймовкой. Идёт непрерывная стрельба. Вот заговорило и орудие. С резким пронзительным свистом летит шрапнель через наши головы. Заговорили и пулемёты. Вот группа кр-цев, бросаясь в атаку, вдруг замечает ров у станционного клозета. Смельчаки встречены пулемётным огнем. Как назойливые мухи наступают белогвардейцы.
Вот 2-е пулемётчиков с пулемётами "Максим" уже в нескольких шагах от ложка, где залегли кр-цы, а за ним 4 человека с лентами, но дружный залп, один, а за ним и второй и они, как подкошенная трава, валятся на полотно железной дороги. Там цепь кр-цев, пригнувшись, по ложку бегом с криком ура взять немного вправо, уже заходит во фланг наступающим. Заметили это и чехи, но видно поздно, т.к. пулемёт, выставленный на платформе Бакгауза не издаёт ни одного звука. Пулемётчик, не успев выпустить ни одной пули, упал мёртвым, оставив со вложенной лентой свою смертоносную машину. Атака отбита. Громкое ура не смолкает. В рядах белых уже паника. Пулемётная стрельба из блиндированного поезда не смолкает, не смолкает и 3-х дюймовка, не скупится на шрапнель, благо цель верна. Благодаря стремительной контр-атаке, после которой мы переходим в атаку, некогда и окапываться белогвардейцам. Но вот ещё раздаётся пулемётная трескотня с левого стога соломы, но 2 меткие снаряда, пущенные в то направление, заставляют умолкнуть его. Исход был ясен. Весь задор белогвардейцев после атаки, а потом шрапнели и пулемётного огня проходит. Воцаряется паника, а потом позорное бегство. Уже издали раздаются ещё несколько залпов, а потом три [9] снаряда на удар, и всё стихает. "Эх, броневик бы, а то так не догнать", – замечает кр-ц Гордеев, молодой парень.
– Оставим до следущего раза, пусть их удирают во все лопатки, – возражает кр-ц Муратов.
– А ведь здорово чеха-то держится, так и лезет, – слышится в следующей группе.
– Да штыка-то боится пуще пули, вот видно, что не любит.
Действительно кр-цы сразу подметили боевое качество чехов, открытой грудью они легли на пулемёт и вообще в огонь, но штыкового боя не выдержали.
"Эй, ребята, покурить, да своих подобрать, да забрать всё брошенное", – раздаётся голос команды.
Подобрали. Лучших товарищей лишились мы в этом бою, лучших своих командиров, офицеров Харитонова и Семёнова, которые, будучи большевистски настроены, вступили добровольцами с самой организации полка. Около двадцати с лишним человек нашли среди убитых и других своих славных ребят, но больше того было раненых, точнее количество которых что-то плохо врезалось в памяти.
Но белогвардейцы поплатились за свою храбрость многими славными воинами. Больше 400-х чел. на ст.и в поле оставили они убитыми. 7 пулемётов и 230 винтовки, 4 льюжа перешло в наше пользование в полной исправности.
Наступал 2-й Степной Чехо-Словацкий полк и Шадринская добровольческая группа офицеров, как выяснилось из документов, найденных у убитых. В приказе у одного убитого капитана говорилось взять г. Камышлов, а по пути занять и город Долматов.
Ошиблись в расчетах. Надо отдать справедливость и белогвардейцам. Они дрались с жаром. Убитый капитан с саблей наголо забежал в самый вокзал, где был передовой перевязочный пункт [10], скомандовав: "Руки вверх!" – бывшим там раненым, но был сдёрнут на штыки, где и вылетела его грязная душонка из выхоленного тела.
Долго не смолкали рассказы в тот вечер. Радостно было на душе. Из этого первого боя мы вынесли впечатление, что мы можем победить, но всё-таки нам лучше держаться оборонительной позиции и беречь свои силы, которых надолго не хватит, если они даже и будут выбивать так сравнительно немного.
Вечером того же дня мы отступали до ст.Катайск. На могилах своих товарищей мы со слезами на глазах поклялись не выпускать из рук винтовки до тех пор, пока власть мозолистых рук не будет окончательно восстановлена, или же пасть такой же смертью.
Полночь. Темно, луны нет. Безмолвно идет группа кр-цев в 40 ч. лесной дорогой. Тяжелые мысли в голове у каждого. Идут они к родным местам, но не для свидания с родными, а выполнить боевую задачу: переловить делегатов на Земский съезд и организаторов самосуда и расправы над их семьями. Живы ли у меня братья, мать, отец, сёстры и она, моя ненаглядная, моя милая девочка? Плачут, вероятно, сейчас, и мать, плачут и сёстры, а ещё больше милая девушка, с которой собирались закрепить любовь брачными узами. Да уж живы ли? Шомпол да нагайка не мать родная. Вот чёрные думы, которые, крепко засевши в головы удалых ребят, не дают, им покоя.
Идут здесь добровольцы 4 Ур.Стр.полка, вызвавшиеся добровольно перебраться в тыл, за 50 в. к своим родным местам для выполнения боев.задачи. Надо переловить всех организаторов карательных отрядов, чтобы оставить о себе память и тем самым не дать возможность глумиться над беззащитными. Знают, что многие уже расстреляны, многие избиты до полусмерти и гниют в тюрьмах, знают, что до нитки разграблено крестьянское добро и необходимо дать знать, что мы во всякое время способны защитить обиженных. [11] Светает. Повеяло сыростью. Белый пар покрыл все своей завесой и поля, и лес. Но вот всходит уж солнце.
Кр-цы размещаются по лесу у трактовой дороги ведущей в Шадринск. Сегодня утром поедут здесь делегаты с Земского съезда, сегодня же повезут несколько оружия для местной дружины из кулачества, духовенства и нескольких офицериков в соседних волостях с с.Верхтеченского Шадринского у.
Боевая дружина состоит из 500 человек, состав её известен, а находится она в селе Нижне-Петропавловском и имеем связи с г. Шадринском и Челябинском и на днях успела выступить на фронт на нашем направлении. Необходимо отобрать оружие и не дать возможности глумиться над беззащитными семьями.
Залегли, ждем… Ничего не выдает нашего присутствия. Величаво стоят берёзы и осины, раскинув свои зеленые ветви. Цветочки приветливо кивают своими головками. Созревшая земляника приятно раздражает своим ароматным запахом, наперебой стрекочут в траве кузнечики. Веселым щебетаньем встречают начинающийся день маленькие певчие птички и радостно перелетают с ветки на ветку.
Недолго заставили себя ждать делегаты. Загромыхали колеса и на 4-х телегах, запряжённых сытыми лошадками показались 4 человека. Сияющие едут они, и как не радоваться. Сейчас они получили полную свободу голоса и действий. Вглядевшись, узнаем знакомые лица кулаков Лобановских и Нижне-Петропавловских. С. Лобановка находится в 12 в. от с. Верхтеченского, а Нижне-Петропавловское в 24 в. Ещё с первых дней Октябрьской революции, когда завоевания её начали осуществляться в нашем медвежьем уголке, эти села находились в полной зависимости от местных кулаков. Не одно мероприятие, направленное к улучшению быта крестьянской голытьбы, здесь не проходило в жизнь. И организованно срывалось на общих собраниях. [12]
Земля здесь была поделена на души, т.е. только на мужчин, посевная кампания здесь была сорвана, и бедняки остались без семян. В то время, как сотни пудов хлеба отправлялись к станциям из наших сел для оказания помощи голодным Питерским рабочим, в этих селах ни одного фунта не было отчислено, однако целыми обозами хлеб справлялся контрабандой в руки хлебных крезов. Словом, на целые десятки вёрст от этих волостей пахло кулачным засильем.
Сзади всех ехал с товаром 5-й, некто Ларион лавочник в с. Лобановском, выбранный, по-видимому, тоже делегатом.
– Стой, ни с места, – раздается голос часового. – Руки вверх… Вылезай.
– Батюшка, ведь мы…
– Ни слова, делай, что приказано.
Тщетны просьбы. Некоторые стараются улизнуть, но не удается. Пойманы молодцы.
Немного погодя мчится вооруженный с ног до головы офицер с. Нижне-Петропавловска, некто "Санко". Он, видимо, смекнул, в чём дело и далеко, не доезжая до нашей насады, свёртывает. Начинаете погоня, а потом стрельба, но беглец скрывается в густом лесу и болотах, оставив обмундирование и бросив оружие и документы, данные на предмет организации боевой дружины, подписанные Н-ком Степного корпуса Народной белой армии. Вслед за тем, подвода с винтовками, патронами целиком попадает в наши руки. Часть задания выполнена. Ночью мы арестуем 12 человек в Верхтеченском и соседних деревнях и отправляем в штаб своего полка.
На следующее утро, мы оказываемся окружёнными со всех сторон бандой, прибывшей из Нижне-Петропавлоского села. В составе той банды было несколько конных казаков, несколько офицеров и чехов. [13]
Завязывается короткий бой, после которого, потеряв одного убитым и одного раненым, мы отступаем, боясь долго задерживаться, чтобы не быть отрезанными.
Всю дорогу нас преследует эта банда. Не доезжая 8 верст до ст.Катайск, мы узнаем, что полк отступил до ст. Синарской и в Катайске находятся белогвардейцы в составе одного полка. Положение не завидное. Мы оказались в тылу на 70 верст, окружённые сзади и спереди, но ловко лавируя, мы минуем заставы и преследование, причем ухитряемся без особенного шума снять заставу в одной деревне.
Гнавшаяся за нами банда за 20 в. до с т.Синарской попадает на отряд красных гусар, которые и разбивают ее наголову.
Все приказы, постановления, воззвания, газеты и масса литературы попадает в наши руки, благодаря того набега. Много ценного материала для стратегических соображений даёт отобранное и наша глубокая разведка.
Дождавшись нас, полк отступает до ст.Богданович, чтобы сконцентрировать в одно целое и без того небольшие силы.
Как алчные акулы двигаются за нами и белые. Они пополнили свежими силами свои поредевшие ряды после Далматовского боя.
БОЙ НА 5 РАЗЪЕЗДЕ СТ. БОГДАНОВИЧ.
18 июля. День выдался необычайно жаркий. Жара всех загнала в более прохладные места. Группами человек по 5-8 кр-цы справляют обычную работу, кто возится с винтовкой, группа человек в 5 с пулемётами. Несколько человек занимаются стиркой, а кто чинит себе обмундирование. Везде оживлённый разговор, переходивший время от времени в громкий весёлый смех. У всех на устах вопрос, долго ли будем отступать. "Уже довольно мы показывали свою трусость", – говорят более пылкие. [14]
– Да, надолго ли наших сил для наступления, а войска у нас по-видимому столько, что всю армию наперечёт по солдату можно перечислить и каждого в отдельности запомнить.
Урезонивает один кр-ц пожилых лет, бывший унтер-офицер старой армии.
– Да, уж одно бы или пан или пропал, – горячится один молодой парень.
– Обожди голубчик, пропасть всегда сумеешь, но и умирать-то надо с толком, а не быть просто пушечным мясом, какими мы были в германскую войну.
Тема разговора переходит на германскую войну. Идёт оживленный разговор, всё в том же духе.
"Смело товарищи в ногу", – несётся в одном месте стройное пение.
"Мы случайно с тобой повстречались…" – вторят в другом.
Везде оживление, говор, смех, шутки, прибаутки.
– Тише ребята, вот ротный идёт, вероятно, с какими-нибудь новостями, он сейчас был в штабе полка.
Послушаем. Подходит ротный командир тов.Глухих, выбранный нами единогласно на этот пост общим собранием всей роты. Тов. Аггей Никол. Глухих ещё молодой парень, но умный, хладнокровный и толковый в стратегических вопросах, член РКП, старший унтер-офицер старой армии. Он добровольно вступил в отряд в с. Верхнетечинском, вместе с молодым своим братом Яковым, который [был] ещё почти мальчиком, имея 17 лет от роду. Отец их Николай Степанович, видя горячее рвение в сыновьях послужить для революции, решил бросить всё своё хозяйство, которое славилось как образцовое не только по волости, но и по уезду, несмотря на свои с лишком 60 лет, решил бросить всё на произвол судьбы, оставив дома старушку с 2 несовершеннолетними детьми, и украдкой от [15] неё сбежал с поля и догнал нас уже в дороге около ст.Синарской, когда мы делали только что описанный набег.
Чтобы более не останавливаться на составе своего отряда, я вкратце укажу, что он был крайне интересен по своему подбору. Здесь можно было встретить, целую семью, как например у Анчугова Тимофея Григорьевича, который и был организатором отряда, а последнее время командиром полка, но по ранению, полученному в Долматовском бою, был эвакуирован в Екатеринбург. Анчугов вступил в полк с 2 мая с братьями Василием и Георгием и отцом Григорием 46 лет. Дома оставался ещё Павел 17 лет и Петр 15 лет, но Павел забран в арестантскую, где подвергался страшным истязаниям, но без ропота и с упорством, свойственным только ему, переносил все муки. Тут был ещё один старичок Осип Васильевич 60 л., который взял добровольно винтовку и говорил, что не брошу её до того момента, пока снова не увижу свободным Урал и Приуралье. Были ещё старички из деревни Басказык, Казанцевой и нашей Верхтечи. Были братья из одного семейства, были и такие, как например, братья Гаврил и Степан Семёновичи Грязных, которые находились в нашем отряде, а старший брат Александр был сторонником эс-эровщины. Были хромые, косые, кривые и на деревяшках и без руки инвалиды империалист.войны.
Старики, молодые ребята в возрасте 17-18 лет и инвалиды Германской войны – все нашли своё место под красным флагом 4 Уральского Стр.полка. Здесь были уже испытанные в боях товарищи, но были и такие, которые впервые в жизни знакомились с запахом пороха, своеобразной мелодией пенья пуль и завывание шрапнели.
Революция всколыхнула народные массы и выдвинула таких борцов, храбрости и стойкости которых приходилось только удивляться. Это были революционеры-самородки. Как ни чудно, но в наших [16] рядах был даже наставник (священник) старообрядческой общины д. Басказык нашей Верхтеченской волости некто Феопен Боровинских, 40 л., человек, отличающийся природным умом и неподкупной честностью.
В первом бою в г. Далматове, он в числе первых бросился в атаку и в числе других оказался героем дня.
– Ребята, сейчас же приготовляйтесь в боевой порядок, осмотрите винтовки, а пулемётчики пулемёт приведите в порядок. Идём на сутки в заставу за несколько верст отсюда на 5-й разъезд ст.Богданович.
Все готовы через несколько минут, прицепляют вагон, и мы двигаемся.
В полверсте от будки размещаемся заставой в лесу. Кругом березовые рощицы, а в промежутках между ними пашни, засеянные яровыми хлебами. Пение пташек, запах земляники, чистый ароматный воздух, словом всё та же прелесть летней картины.
Ночь прошла спокойно. Рано утром послышалась залповая стрельба. Дежурившие на разъезде 2-е конных разведчиков, Ст. Грязных и Семён Помадкин, запыхавшись прибежали к нам. Один из них, Степан Грязных, не успел сесть на лошадь и оставил её на разъезде. На свету разъезд был окружён 30-ю казаками и только что уехавший туда ротный командир тов.Глухих и телефонист Ердаков были захвачены в плен, но ребята счастливо миновали смерти.
Хладнокровно встретил вооруженных всадников тов. Глухих, он только что вышел из помещения и, увидав, что окружён, отстреливаясь, начал отступать, но один в кольце против 30, он был не в силах сражаться. Расстреляв чуть не все патроны, убив несколько человек, он пал раненым, попал в плен и был зверски убит.
Рассыпавшись в цепь, мы двинулись навстречу противнику, послав за помощью к блиндированному поезду, дежурившему недалеко от нас, и на станцию. [17]
Завязалась перестрелка. Белые, по-видимому, знавшие местоположение нашей заставы, изрыли всю местность 3-х дюймовыми снарядами, но нас не было уже на том месте. С час продолжалась перестрелка. На орудейную пальбу энергично отвечала наша 3-х дюймовка с бронепоезда, который зашёл впереди нас. Вот началась и пулемётная стрельба. С бронепоезда заметили цепь противника. В безумной отваге белые бросились штурмом на броневик, но как дождём сыпались с него пулями, и они гибли тут же. Весело шла работа. Вдруг, заметно стало, как белые начали обходить нашу цепь. Медленно, шаг за шагом, мы со своими 2-мя взводами начали отступать. Заметили это и с бронепоезда, который начал медленно двигаться к станции, но вдруг паровоз накренился и сошёл с рельс. Стрелочник, прежде чем убежать к белым, перевёл стрелки, в результате чего произошла катастрофа. Видя это, мы окопались, образовав полукруг, и в течение получаса продолжали отстреливаться, пока не подошел ещё броневик, отогнавший цепь и восстановивший положение.
Спустя немного времени, отряд красных гусар, пришедший нам на помощь, забрался в тыл противнику, и исход боя снова решился в нашу сторону.
Уже вечером, измученные жарой, мы прибыли на станцию, лишившись одного из лучших товарищей, идельных командиров своего полка.
В эту же ночь к новому неудовольствию распетушившихся товарищей отступили на ст.Антрацит. Здесь, прибыв ночью, мы встретили нашего Верхтечинского молодого товарища Михаила Степановича Шумилова, который в старой армии занимал пост подпоручика, тов.Шумилов состоял членом РКП и не мало поработал в селе Верхтечинском для осуществления идей коммунизма. [18]
Из Верхтечи тов.Шумилов был командирован на курсы мерщиков в г.Шадринск. При начале чехо-словацкой авантюры курсы эти до одного человека вошли в ряды красной армии и многие уже смелые товарищи погибли, сраженные чехословацкими пулями. Тов. Шумилов занимал в это время пост коменданта станции. Он страшно обрадовался нашему приезду и на наши просьбы изъявил желание занять командира роты.
На утро под командой нового командира рано утром мы снова двинулись в бой под Сухие Лога, чтобы задержать наступление противника.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6728
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.20 08:32. Заголовок: Часть 2 БОЙ ПОД СУХИ..


Часть 2
БОЙ ПОД СУХИМ ЛОГОМ
Быстро несётся паровоз, таща за собой 5 вагонов и площадку с 3-х дюймовым орудием. Быстро бегут навстречу сосны и остаются позади. Вот уже лес кончается. Мы на открытом месте. Видно, как врассыпную эскадрон гусар пошёл в наступление влево от полотна железной дороги. Слышится трескотня винтовок и пулемётов. По лесу с неприятным воем рвутся шрапнели и снаряды. Это белые обстреливают наши цепи. Они заметили и нас. Неприятное завывание снарядов проносится над нашим составом. Один, другой… Вдруг слышится сильный взрыв. Один метко пущенный снаряд попадает в паровоз; он садится вперёд и сейчас же загорается. Второй снаряд попадает в вагон со снарядами. Получается страшный взрыв, вагон летит на воздух.
Суетня. На руках стаскиваем орудие, стараясь спасти его. Привычные к артиллерийской перестрелке артиллеристы быстро ориентируются. Орудие поставлено удачно. Быстро пристреливаются артиллеристы и снаряд за снарядом посылают в ответ. Со стороны белых действуют два орудия 6 и 3-х дюймовые, но вскоре в передних цепях раздается ура. Наблюдатели замечают бестолковую суетню у белых. Метко пущенный снаряд из нашей 3-х дюймовки подбивает [19] 6-ти дюймовку у белых и она умолкает. Быстро спасают и 3-х дюймовку. Наши пристрелялись. Скоро артиллерийская стрельба слышится всё реже и реже. Белые ищут орудие, но напрасно.
Быстро, выстроившись и рассыпавшись в цепь под командой нового командира, идём в наступление. Трескотня винтовок и пулемётов не смолкает. Страшный шум и треск стоит в лесу от разрыва шрапнелей и снарядов.
Счастливо миновав лес, вступаем в какой-то лог. На нашу долю выпала задача обойти правый фланг противника и, ударив с тылу, выбить его из с.Курьи. Уже полчаса мы двигаемся благополучно и вдруг лицом к лицу встречаемы с неприятелем. Завязывается бой. Винтовочная и пулемётная стрельба. Крики ура. Суетня. Свист пуль, вой шрапнели и снарядов, всё сливается в один общий гул.
Долго ещё не смолкает лихорадочная стрельба, и неизвестно скоро ли она прекратилась бы, но вдруг справа послышалась пулемётная стрельба, и крики ура.
Одушевившись, с криками ура, мы бросаемся в атаку. Под покровом ночи, белые бросаются отступать. Воспользовавшись ночью, отступаем и уже на утро, прибываем на ст.Антрацит.
БОЙ ПОД с. ЕГОРШИНО.
Последние числа июля. Погода удивительно прекрасная. В связи с погодой или просто, благодаря беспечности, во всех частях бодрое настроение. Никто и не думает о том, что сулит ему завтрашний день, никто не знает, что может быть сегодня или завтра, или же неделю, месяц спустя он будет убит и никогда больше не увидит ни своей родины, ни близких родных, так нетерпеливо ожидающих его прихода, ни своих друзей, с которыми он делил все радости и неудачи тяжёлой окопной жизни, никто не знает, что не одну горькую слезу прольют мать, сестра или жена [20] и проклянут они тот день и час, в который суждено ему было взять в руки винтовку и итти защищать завоевания Октябрьской революции.
Несмотря на то, что далеко отступили уже от своих родных мест, где знаком и мил каждый кустик, никто не унывает. Здесь вероятно задержимся.
Запоговаривали ребята.
Да и по всему можно было предполагать, что здесь мы сделаем более или менее продолжительную задержку.
Наш полк занял позицию по правую сторону реки …, 1-й крестьянский правее нас, и влево под Ирбитским заводчиком расположился 1-й Камышловский полк. Надо заметить, что к этому времени из мелких отрядчиков образовались полки, которые формировались в бригады и в общем составилась целая дивизия, которая и была наименована Свободной Восточной Уральской дивизией, а потом уже позднее получила название 29 стр.дивизии. Командиром этой дивизии был первое время некто Васильев. Таким образом составилась и 30 дивизия, известная под названием Блюхеровских войск, прославившихся своим переходом от Beрхне-Уральска до Кунгура, в общем, составилась целая 3-я армия.
Первое время стоянки нас в Егоршино белые почти не беспокоили, и мы предавались праздному веселью. Разве просто ради прогулки предпринимали иногда ночью глубокую разведку по лесу. Натолкнёмся на неприятельскую цепь, узнаем их расположение, попалим немного и опять тихо.
Для приятного времяпровождения придумали кой-какие развлечения: днём купались, ловили рыбу в реке и ходили за малиной. Последняя забава требовала, однако, большой осторожности и риска, тем более, что малину приходилось брать в расположении белых войск, что по-видимому больше всего интересовало наших ребят.
– А что ребята, разве за малинкой? – [21] лукаво скажет, бывало, кто-нибудь из нас.
– Ну, а что белый скажет? – как будто опасливо заметит другой. – Не наскребёт на свой бок.
– Ну, да что ему сердиться, малины хватит, для всех.
Собираемся и идём. Солнце приветливо бросает свои лучи. Аромат цветов разливается повсюду. Как воры с винтовкой за плечами, крадёмся мы по лесу, низко наклонившись. Каждый звук, подозрительный шорох, заставляет настораживаться, но желание полакомиться малинкой преодолевает. Вот и заветный лог. Здесь в тридцати шагах окопы неприятеля. Порою видно, как ходят по окопам беляки. Цель достигнута. Фуражки в несколько минут наполняются малиной. С такой же осторожностью возвращаемся обратно.

Приближается август месяц.
В ночь 5, 6, и 7 мы предприняли глубокую разведку и узнали местоположение неприятеля. Наутро с раннего утра начали ураганный огонь из батареи. К этому времени у нас уже было 4 3-х дюймовки, одно горное и одно орудие на бронепоезде, который ежедневно предпринимал разведку и не давал белым покоя. Разведка удалась.
Слабо отвечала со стороны белых 3-х дюймовка, но энергично действовала наша батарея. 7 и 8 идёт артиллерийская стрельба, а 9 под прикрытием всё того же артиллерийского огня мы наступаем. На долю 1-го крестьянского полка выпадает задача идти в глубокий обход, на нашей обязанности выбить противника из занимаемых окопов. Наш манёвр удаётся. 1-й батальон, зайдя во фланг, огибает правый фланг противника, а 2-й бросается на ура. Противник хотя и реагирует, но слабо. По-видимому, батарея имела много существенных повреждений, т.к. многие окопы разрушены и во многих валяются трупы. Выбитые из окопов и потеряв надежду, сохранить [22] занимаемые позиции, белогвардейцы так спешно отступали, что мы не успевали их догонять. Погоня продолжалась 1½ суток. За это время мы достигли ст.Антрацит, близ лежащих к нему сёл д.Ёлкиной и с.Ирбитские Вершины. В этих сёлах мы также никого не нашли. Высланная конная разведка на 12 верст вперёд донесла, что нет никого нигде. Неприятель потерялся, но искать его мы не стали, и ограничились занятием позиции д.Ёлкина-Ирбитские Вершины и ст.Антрацит. На правом фланге к ст.Антрацит занял позицию 1-й крестьянский полк, а позиции Ёлкина и Ирбитские Вершины 4-й Уральск.стр.полк.
БОИ В ЁЛКИНОЙ И ИРБИТСКИХ ВЕРШИНАХ.
Невесёлую картину представляли из себя как д. Ёлкина, так и Ирбитские Вершины. Все как будто вымерли. Большая часть местного населения эвакуировалась с белыми, часть поразбежалась по полям, и только через несколько дней начала, возвращаться. Все более зажиточные бежали, из них многие вступили добровольцами к белым. Из оставшейся части населения были в большинстве бедняки, которые вскоре освоились с нами, завели самые дружеские отношения и добровольно стали вступать в наши ряды. С нашим приходом деревня пережила революцию, разделившись на 2 враждебных лагеря, примирить которые благодаря глубоким классовым интересам, безусловно, было нельзя. И вопрос о правоте должна была решить винтовка. Овцы от козлов были отделены.
Через несколько дней деревня начала принимать оживлённый вид. Скоро мы спелись, нашли общность интересов и зажили как дома.
В это время хлеб уже вполне созрел. Под нашим прикрытием началась дружная работа по уборке и вообще по реализации и урожая, который в этом году обещал многое.
Вскоре и белые появились на горизонте и в одно прекрасное утро повели наступление. На этот раз они сражались с жаром, [23] очевидно получив новое подкрепление из Шадринска и Камышлова. Энергично работали пулемёты по 2 дня. Беспрерывно трещали винтовки, и в довершение всего броневик так и сыпал шрапнелью и на удар. Жарко приходилось нам, но ещё жарче было 1 крестьянскому полку. Весь огонь с бронепоезда был перенесен на их расположение.
Бешено кидались в атаку белогвардейцы, но встречаемые дружным залпом и пулемётным огнем всякий раз отступали.
В одном месте им удалось порвать цепь и с радостными криками ура белые бросились в с.Ирбитские Вершины, перерезали телефонное сообщение с наблюдательного поста, к батарее и в штаб. Наблюдателю кое-как удалось спастись. Половина села была, уже в их распоряжении, но над Исполкомом всё ещё гордо развевался красный флаг. Здесь недалеко от него незаметно расположилась группа кр-цев и группа членов Волсовета с председателем Исполкома во главе. Всё ближе и ближе подвигается золотопогонная братия. Вот они уже у Исполкома. Вот один смельчак схватил уже красное знамя, намереваясь водрузить белое, которое он держал в руке. Нервная дрожь пробежала по телу председателя, на мгновенье он побледнел, злобный огонёк сверкнул в его глазах и, крикнув: "Ещё рано брать", – он метким выстрелом прямо в сердце поразил смельчака. Свалился, как подкошенная трава молодой офицерик, и белый флаг выпал у него из руки. Крик одобрения вырвался из груди многих.
Дружно заработали винтовки, но ещё лучше пулемёт. Благо цепь в нескольких шагах. В несколько минут была восстановлена телеграфная связь, и наблюдатель был уже на своём посту.
Грозно заговорила наша батарея. Ураганный огонь делал своё дело. В смятении кинулись отступать белогвардейцы, но было поздно: пулемётный огонь решительно смёл все цепи, и спасающиеся падали под огнём шрапнели. Положение восстановилось. Поле усеялось трупами. Из 3-х цепей наступающего неприятеля немногим [24] удалось спастись. По три дня после этого боя местные жители заняты были уборкой тел и похоронами. Много крупней отборной ругани потратили они, многих славных витязей оплакивала в тот день народная армия. Долго не смолкал ещё разговор у кр-цев. Долго делились они друг с другом событиями прошедшего дня.
Дольше всего не смолкала стрельба на правом фланге, но и там вскоре мощное ура заглушило всё. Даже броневик пошёл помятым от наших снарядов.
Снова воцарилась мирная жизнь и как будто забылись уже происходившие недавно бои.
БОИ ПОД ст. ТАУШКАНОМ.
В одно прекрасное время в штаб нашего полка до крайности взволнованный прибежал мужчина средних лет и сообщил печальную весть: в с.Таушкан в 20 в.от д. Ёлкиной, рано утром нагрянуло несколько вооруженных казаков и кулаков из местных жителей в сопровождении священника, ворвались в с.Таушканское, переловили всех членов Волостного Совета вместе с председателем и зверски с ними расправились. Сообщившему о происшедшем удалось спастись каким-то чудом. Не медля долго, он напрямик по болотным дорожкам прибежал и сообщил о положении дела, для того, чтобы наш полк мог оказать содействие.
Наш 1-й батальон не теряя долго времени выступил в тот же день под покровом тёмной ночи в с.Таушканское.
Каждый из нас по дороге в с.Таушканское мысленно представлял картину кровавой расправы. Многое передумали мы. Кровавые картины гнусной расправы над беззащитными вереницей проходили в уме. Чёрные думы, как назойливые мухи, засели в голову. "Хороши воины", – думал каждый из нас: "Им бы только с беззащитными воевать, на то они храбрые ребята. А что если они с нашими семьями расправляются также", – и творческая фантазия снова начинала работать. [25]
Каждый представлял мысленно знакомые лица отцов, матерей, сестёр, братьев, жён и невест, оставшихся там в своём родном углу. Кто знает, быть может они в слезах бессильно протягивают руки к палачам, взывая о помощи, а они с безумным хохотом дерут в клочки их белое тело. Волосы становятся дыбом от непрошенных мыслей и руки судорожно сжимают винтовку, а глаза вспыхивают грозной решимостью и местью.
Пойдём и расправимся с мерзавцами, и отобьём у них охоту раз и навсегда, расправляться с беззащитным населением. Да не будет от нас пощады кровожадным зверям. Там, где происходят стоны и слёзы, должны быть и мы.
С такими думами, молча, подвигались мы к Таушкану под покровом тёмной ночи, изредка останавливаясь для отдыха. Вот уж и с. Таушканское. Ничто, по-видимому, не выдавало близкого нашего присутствия. Тихо было в селе. Лишь слышно, как перекликнулись петухи, залаяла где-то собака, прокричала утка и опять тихо.
Кольцом обложили мы село и, приблизившись на близкое расстояние, бросились на ура.
Не ожидавший нас небольшой конный отряд всполошился и беспорядочно начал отстреливаться, но вскоре севши на коней, поспешил скрыться. Остался один лишь священник, виновник этого набега, которого мы вскоре и разыскали. Как сейчас помню высокую прямую фигуру этого человека с головой, убелённой сединами, Это был тип библейского праотца Авраама. На все вопросы он не давал положительных ответов и упорно отмалчивался и не добившись от него никаких результатов о цели их зверства и количественности банды, отправили его в штаб полка.
Кошмарную картину представляли из себя растёрзанные бандитами жертвы. До 12 человек сильных, здоровых людей были расстреляны бандитами. Тела их были изуродованы до неузнаваемости, по-видимому, [26] палачи, прежде чем исполнить приговор, терзали свои жертвы, наслаждаясь их мучениями. Сплошные кровоподтеки и зияющие раны сами говорили за то, с какой виртуозностью свершалось это гнусное дело. Семьи расстрелянных были убиты горем и запуганы белыми. Многие из них, да почти все отведали казацкую нагайку. С какой то радостью и надеждой смотрели они на своих избавителей и просили их взять с собою.
Пережив снова при виде той картины знакомые чувства о своих дорогих семьях, оставленных дома, мы на могилах расстрелянных в сердце поклялись мстить до тех пор, пока не прозреют все обездоленные бедняки и не встряхнут с себя тяжелое ярмо контр-революции.
Больше недели находились мы в с.Таушканском. За это время ежедневно отбивали яростные атаки белогвардейцев, так, что вышел запас всех захваченных с собой патронов. Убитые тела, которые белые не успели подобрать, успели разложиться, и зловоние распространялось по всему селу. Не знаю, чем бы могло всё это окончиться, и долго ли бы ещё мы пробыли в этом мешке, отрезанные со всех сторон, если бы не пришло распоряжение срочно вернуться в д.Ёлкину, где также ежедневно шли бои и положение было критическое.
БОЙ В д. ЁЛКИНОЙ.
Было 22 августа. Только что успели мы вернуться с 1-м батальоном из с.Таушканского, как наутро должны были держать бой. Вернувшись в весёлом настроении духа, долго не спали красноармейцы, долго слышались шутки, смех и весёлые залихватские песни под гармонику. Наконец все уснули.
Рано утром мы были разбужены ружейной и пулемётной стрельбой. Через несколько минут мы были в полной боевой готовности. [27]
Белые воспользовались отсутствием 1-го батальона и сконцентрировав довольно большие силы на таком участке фронта ежедневно не давали покоя. На этот раз они обошли кругом д. Ёлкину. Пользуясь темнотой ночи, они подошли к самым окопам и сразу бросились в атаку. Измученные красноармейцы отчаянно стали сопротивляться, но удар был так неожиданен, что пришлось отступать. В боевом порядке они медленно отступали и наконец были совершенно прижаты к д. Ёлкиной. "3-я рота на левый фланг, восстановить положение и держать связь со 2-й ротой, 4 рота в средине, 1-я рота итти в обход и наброситься на неприятеля слева и не терять связь", – слышится команда командира батальона. Как свинцовые пули были вески эти слова.
Рота мадьяров под командой т.Югович забирает влево и скрывается.
"В цепь, за мною. Ура!" – слышится голос любимца 3 роты командира т.Шумилова. С красным флагом в руке он бросается вперёд, увлекая роту. Не повезло и на этот раз 3-й роте. Тов.Шумилов попал под пулемётный огонь и несколько пуль в бока, руки и ноги впиваются в него. "Не бегайте, держитесь вперёд". Успел ещё сказать дорогой товарищ и, облившись кровью, потерял сознание. Санитары утаскивают раненого ротного. Притиснутые кр-цы 2-й роты, видя помощь, воодушевились и также пошли в наступление. А цепи неприятеля в три ряда всего лишь в нескольких саженях. "Ура…" Слышится с обеих сторон. Дружно заработали пулемёты, и в мгновение ока не стало 1-й цепи. Как горный поток, неудержимо рвутся кр-цы. Творят чудеса и пулемёты в опытных руках пулемётчиков.
Видно уже, как невыносимо жарко становится белым, но их вдруг скрывает ложбина.
Пулемёты зря трещат, не причиняя уже больше никакого вреда, но тут наш незаменимый тов.Сосин Максим со своим пулемётом [28] "Максим" взбирается на крышу одной избы, быстро устанавливает пулемёт и скоро берёт цель. Адская машинка под руководством опытной руки т.Сосина, метёт, как метла. Всё ближе и ближе подвигаются наши цепи. Белые попятились, их ряды заметно тают, нет времени и собирать раненых, приходится уносить свои ноги. Вдруг где-то раздался клич, похожий на ура. "Ужели ещё помощь белым?" – мелькает мысль. Но нет… Белые мечутся, как в лихорадке, и вдруг заработал пулемёт в тылу у них. Ещё радостней и уверенней заговорил Максимов "Максим", откликаясь на зов товарища. Это наша 1-я рота "Мадьяры" успели уже обойти и вовремя бросились на отступающего неприятеля. Наседают и наши молодцы. Вот окружена кучка в несколько человек. "Бросай винтовки", – слышится команда с нашей стороны. И видя неминуемую гибель, белые бросают винтовки, стараясь спастись бегством, но перекрёстный огонь пулемётов не щадит ни одного. Скоро громкое ура заглушает всю трескотню. Белых уже нет, вместо них трупы убитых, да десятки раненых, судьба которых вверяется нам. Много пленных, несколько сот винтовок и 5 исправных пулемётов. На этот раз, цель белых казалось близка, тем более, что 2-я рота была сбита, пулемёт находился в их руках, многие красногвардейцы были перебиты, а ротный командир тов.Пешков, краса и гордость по своей доблести всего полка, был сражён смертельной пулей в голову. Пользуясь своим превосходством, белые совсем уже загнали 1-е при кр-цев и некоторые из задорных вояк были уже в д. Ёлкиной, но вдруг быстро и решительно получился отпор.
Начавшиеся похороны убитых не успели ещё закончиться, как снова пришлось держать бой. Это было 25 августа. Рано утром мы были разбужены залповыми выстрелами. На этот раз 2 офицерских роты обошли в тыл и подступили уже к самой Ёлкиной, но поступили очень не тактично, рано начав стрельбу т.к. не открой они её, и [29] мы были бы врасплох захвачены в деревне ещё спящими.
Эта нетактичность их сгубила. Наш 1-й батальон, накануне сменившись из окоп и сделав по обыкновению все нужные приготовления, как-то: чистку винтовок, набивку лент и т.д. спал спокойным сном. Залповые выстрелы заставили нас быстро проснуться. Вскоре мы поняли всю суть дела. Начинало уже становиться светлее. Вглядевшись по направлению выстрелов, мы заметили цепь, осторожно подвигавшуюся к деревне из соснового бора, который рос в болоте, считавшемся непроходимым. Как опытные охотники прокрались мы на огороды и цепью расположились в наскоро выкопанных одиночных окопах.
Наши пулемётчики ничего не могли придумать лучше, как вытащить телегу, на которую поместили пулемёт и поставили его в конце улицы, выходившей на степь, по которой и двигалась неприятельская цепь.
За всё время кампании мы ещё ни разу не терпели поражения, что давало о себе чувствовать каждый бой. По-видимому, боевое счастье сопутствовало нам. Это придавало нам больше уверенности в себе и каждый раз готовясь к бою, мы не терялись, но хладнокровно и уверенно свершали свое дело.
– Не стрелять, покуда не откроют пулемётный огонь, – спокойно приказывает вновь избранны нами командир роты тов.Чуйков. Все на своих местах. От самого леса и до деревни ровная гладкая степь. Если заняться подсчётом, то можно поодиночке пересчитать всю цепь неприятеля, которая продвигается всё ближе и ближе. Вот уже белые открывают пулемётный огонь, и от огородной изгороди только щепки летят. Вот уж шагах в 50 от нас цепь. Вдруг в это время громко заявляет о нашей готовности наш "Максим". Цель взята верно: как пьяные валятся золотопогонники и ни одному не удаётся спастись, тем более, что левее нас по примеру тов.Сосина [30] пулемётчики 2 роты сыплют из своего "Кольта" прямо с избы.
Избалованные победами кр-цы просто играючи делают своё дело, подпуская белогвардейцев на самое близкое расстояние и стреляя наверняка. Еще удивительнее делают своё дело пулемётчики. В самый разгар стрельбы тов.Сосин говорит, что необходимо переменить воду в пулемёте: не говоря ни слова, пулемётчик Гордеев со свойственным ему хладнокровием отпускает нагревшуюся воду и встав на ноги на телегу наливает в пулемёт воды, не останавливая его работы.
– Ганька, ведь убьют, – замечает тов.Сосин.
– Ну, кому убить-то, когда уже все убиты, – спокойно возражает Гордеев.
И в самом деле, от наступавших двух офицерских рот остались лежать на степи, лишь офицерские тела.
По обследовании нами убитых, оказались многие только лишь ранеными, но на глазах у нас кончали самоубийством из револьверов или же бомбами, которые закладывали под мышку. Этот пример, достойный подражания, как рыцарей, был нами одобрен и впоследствии многие ему последовали, но об этом речь впереди.
Впереди в то же время вели наступление ударные чешские роты, но 2-й батальон нашего полка сыграл с ними почти такую же штуку. Наступление было открыто заранее и кр-цы, как жадные волки, ждали добычи и, подпустив на близкое расстояние, сразу же открывали ружейный или пулемётный огонь и несчастные гибли десятками. На этот день счастье так повезло нам, что у на с почти не было потери, за исключением лишь одного конного разведчика тов.Грязных Василия Андреевича, который был убит в голову шальной пулей, благодаря своей неосторожности. В самый разгар боя был пущен со стороны белых аэроплан, но едва лишь только он выравнялся с [31] окопами, как последовал орудейный залп, и аэроплан, кувыркаясь, опустился на землю в место расположения своих войск. Громкое ура почти одновременно раздалось на обеих участках, мы радовались благополучному избавлению от офицерских рот, а там смерти аэроплана и чешских рот.
Так закончился для нас последний бой в д. Ёлкиной.
БОИ ПОД ЕГОРШИНОЙ.
В первых числах сентября наш 4 Уральский Стрелковый полк в полном составе получил приказание оставить занимаемые позиции, отступить снова к Егоршино.
Морозное сентябрьское утро. Величаво стоят по обе стороны дороги тёмно-зелёные сосны. Тёплый пар окутал всё своей пеленой. Тяжело громыхают по ухабистой дороге орудия, двуколки с патронами и обоз с разным полковым скарбом. Длинной вереницей растянулся полк. Впереди гонят скот и везут разное имущество отступающие с нами жители. Тут же на возах телег поместились молоденькие бабёнки, недавно вступившие в замужество с нашими молодцами. Настроение у всех приподнятое, бодрые весёлые лица. Слышатся шутки, смех, остроты. Знают наши ребята, что отступление наше временное и рано ли, поздно ли мы займём не только д. Ёлкину, но всё Приуралье и Сибирь, и везде будет развеваться красное гордое знамя. Шествие замыкает эскадрон кавалерии. 35 вёрстное расстояние прошли, вместо прогулки. Никакой усталости, никакого упадка. А вот и снова село Егоршинское.
Есть время выбрать удобную позицию, и останется время для отдыха. Позиция выбрана на славу, в окопах остается 2-й батальон, а наш 1-й батальон идёт на отдых.
– Ну, да ведь скоро-то белые не пойдут. А почему?
– Да они ребята осторожны, – переговариваются кр-цы.
– Пуганая ворона и куста боится, – резонно вставляет своё слово [32] молчаливый пожилой кр-ц.
– Ну, а когда же ребята домой-то попадём?
– Надо сначала на Урале побывать, да до Перми пройти, – произносит кр-ц Ганин.
– Что же тебе за глупая, мысль пришла, Ганин?
– Нет, не глупая, а надо, чтобы каждый колеблющийся понял, что для пролетария оборванца не может быть лучше власти, как власть самих же мозолистых рук. Пусть он отведает чешского шомпола и казацкой нагайки и смекнёт это, а когда смекнёт, тогда легче будет справиться с врагами контр-революции.
– Верно, – решили многие. – Нас ещё много надо учить.
Правдиво сказанные слова тов.Ганиным сейчас ещё слышатся в моих ушах. Как сейчас, живо я представляю его худощавую фигуру, его ровный голос, речь порою полную юмора, а порою философского учения, его рябое, но симпатичное лицо.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6729
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 04.06.20 08:33. Заголовок: Андрей Фролович Гани..


Андрей Фролович Ганин был житель села Верхтеченского, он обладал с детства добрым сердцем и острым умом. С детства он не знал отца и был предоставлен на воспитание самому себе. Кроме него, ещё у старушки матери, рано лишившейся зрения, было 3 дочери, которых и содержал Андрей Фролович, и жена с малолетним ребёнком. Хлебнув достаточно горя и нужды с детства и проведя 3 года всевозможных лишений на фронте, Андрей Фролович возвратился домой убеждённым анархистом, но всегда говорит, что к анархизму мы должны прийти через большевизм, соглашаясь вполне с программой Бухарина.
Когда вспыхнуло чехо-словацкое восстание, он не задумываясь ни минуты взял в руки винтовку и побуждал к тому многих ребят. Многие последовали его примеру, но многие остались дома, на что он всё время страшно досадовал. Приближалось время покинуть нам родные насиженные места. Отчаянию матери не было пределов. Жена с ребёнком тоже голосила, плакали навзрыд и сёстры. [33]
Как сейчас помню эту картину.
– Андрюша, милый, ведь ты один был моей надеждой и утешением, на кого же нас оставляешь? – говорила, плача, мать.
– Не плачь, мама, – твёрдо сказал Андрей. – Если не убьют, будут впереди у нас с вами счастливые дни, а если убьют, то мои товарищи не оставят вас, а я не могу спокойно слышать слёзы и стоны всех бедняков. Прощай. Меня ждут, – и нежно поцеловав мать и родных он сел на телегу и поехал.
С отчаянием протягивались руки матери, жалобно голосили жена и сёстры, но Андрей уже был в кругу товарищей, отступавших из родного угла для того, чтобы вступить в неравный бой с чёрными воронами монархии.
Однообразно тянулись день за днём. На этот раз белых мы заждались, и лишь на 4-5 день разведка донесла, что пришли. Наконец-то долгожданные явились. Ежедневно их броневик и одна 3-х дюймовка обстреливали безрезультатно наши позиции. Наконец, они решили атаковать их. Бешено бросились они в атаку, но со свойственной нам жестокостью расстреливались у самых окоп пулемётным и ружейным огнём. Наконец, видимо, утомились и оставили в покое.
В это время на правом фланге под заводом Режь произошли временные неудачи. Этот участок фронта, занимаемый 1-м Крестьянским и Волынским полками. Каким-то образом, вероятно, по мобилизации в ряды Волынского полка попало несколько человек жителей Покровской волости. Завязав связь с белыми, они в одно прекрасное время, ночью, окружили роту мадьяров и роту китайцев того же полка, разоружили всех и перебили, а сами в полном боевом составе перешли к белым, обнажив совершенно участок фронта. Воспользовавшись этим, белые передвинулись вперёд сразу на несколько вёрст, оттеснив наши части от Режевского завода. Командир 1-го Крестьянского [34] полка Окулов срочно просил помощи. Тот час же по получении этого сообщения была брошена наша 3 рота. Рано утром мы были у села Покровского, которое было заняло белыми из местных жителей, перешедших на стороны белых от нас. Шёл ожесточённый артиллерийский бой. Накануне этого шёл целый день бой за обладание 3-х дюймовым орудием, находившимся в руках белых. Хотелось взять её целиком, но это не удавалось, и рассерженный командир полка Окулов послал вестового неподалёку стоящей батарее с приказанием:
– Гони скорее и скажи командиру батареи, чтобы он дёрнул раза три из орудия, пусть не достанется ни нам, ни им.
Ещё не успел скрыться гонец, как 3-х дюймовку поставили на передки, собираясь увезти.
Затрясся даже Окулов и, послав другого конного разведчика, прокричал: "Лети стрелой к командиру батареи и скажи, чтобы он сыпал по орудию из всех 3-х орудий!"
Через несколько минут рявкнули все 3 орудия и на месте, где копошились люди, остались лишь изуродованные трупы людей и лошадей, да остатки орудия.
По-видимому, Окулов и на этот раз рассчитывал выбить белых из Покровского артиллерийским огнём. Белые клубы от шрапнельных взрывов то и дело вспыхивали в воздухе; то и дело столбы чёрного дыма и пыли взлетали кверху – по улицам Покровского, но это видимо не страшило белых. На церкви и каланче красовались белые флаги, которые раздражали т.Окулова, как испанского быка. По его приказанию уже не один снаряд был пущен в колокольню, и видно было, как они обрывали железо и делали пробоины в стенах. Наконец и это занятие надоело Окулову.
– А ну-ка, ребята химическими, и зажечь село в нескольких местах, а главным образом около церкви. А вы ребята, приготовьтесь к бою, как загорит везде, будут наступать, надо до вечера [35] их вышибать, – сказал Окулов, обращаясь к эскадрону кавалерии и нашей роте.
– Мы готовы, тов. Окулов, – сказали мы.
– Ну, и ладно.
Не прошло и полчаса, как село загорелось. "На коней, ребята, за мной. 3-я рота за нами", – скомандовал Окулов.
"Пеший конному не товарищ", – говорит русская пословица, так вышло и на этот раз. Бегом мы догоняем кавалеристов. Вот и Покровское.
– Пулемёты вперёд, – командует Окулов. Есть.
В селе между тем происходит страшная суета. Испуганные жители бежали в разные стороны. Белые спешили эвакуировать кое-что и лишь немногие отстреливались. Наша атака была так стремительна, что некоторые белогвардейцы не успели убежать и остались кто в домах, кто в огородах, а несколько человек были закрыты на замок в потребительской лавке и даже в церковном алтаре, но здесь их скоро нашли.
В церкви было натаскано множество всевозможного скарба: валенки, тулупы, полушубки, ящики с портянками и даже бомбы. Богатый клад достался нам. Долго острили ребята по поводу этого.
– Видишь, хотели в добные войти перед Богом, зима мол скоро, так вот для твоих святых обувь и одежда, а тебе самому волчий тулуп, помоги нам побить проклятых большевиков, – говорит кр-ц. Афанасий Мурашёв.
– Да, Мурашёв, верно, а Георгию победоносцу и Ивану воину и вообще всем из военных запас оружия, – подтверждает Гавриил Гордеев.
– Да, святые видно послали их ко всем чертям, не наше, мол, дело разбирать чужие дела на земле, сами скоро устроим революцию и большевики нам пригодятся. [36]
Убедившись, что белых уже нет, принялись тушить пожар, и к утру было всё спокойно.
Посмотрим, что творится сейчас на Егоршино.
В тот же день, одна рота и весь эскадрон кавалерии были отправлены в заставу в д. Паршину, с той целью, чтобы белые не могли нас обойти, т.к. этот участок фронта, занимаемый 1-м крестьянским полком, был открыт теперь.
Белые пронюхав, что у них произошла какая-то переброска, и остался лишь один батальон, повели наступление всеми своими силами в количестве двух полков. Жарко было нашим, но, тем не менее, они держались всё той же тактики, благо позиция была выбрана на славу, подпускали на несколько шагов к склонам и срезали пулемётами. Досталось и батарее. С раннего утра до вечера они стреляли ураганным огнем: по наступающим на шрапнель и по броневику на удар. Занимательная работа бить по видимой цели и видеть результаты своей работы.

В одном месте около деревни Паршиной белые нашли прорыв, куда двинули обходную колонну, но рано были замечены и засеяны пулемётным огнем батареи.
До поздней ночи длился бой. Многие пулемёты были растоплены и пришли в негодность, винтовки нагрелись до того, что приходилось делать отдых, чтобы снова палить до устали. Поработали на славу уральцы. За целый день у них маковой росинки во рту не бывало, но тем не менее они не чувствовали усталости.
Лишь поздно вечером прекратился бой и снова белогвардейской кровью были удобрены Егоршинские поля.
– Посмотрите-ка, ребята, что мы устроили без [вас], – говорили нам остававшиеся в с.Егоршино по возвращении нас.
Действительно всё поле было покрыто трупами. Много винтовок и пулемётов пополнили наш запас. [37]
После этого неудачного боя белые уже не смели больше наступать. Города Шадринск, Челябинск и Камышлов были переполнены ранеными, по рассказам пленных. Ежедневно устраивали похороны жертв офицерства, привезённых с фронта. Белые более заслуженных лиц командного состава, если удавалось вытаскивать из огня, хоронили в этих городах со всеми почестями.
Настало 15 сентября. Затишье, начавшееся с последнего боя, ничем не нарушалось. Между тем был получен приказ срочно оставить Егоршинское направление и перебросить наш и другие полки на Урал, где было не совсем благополучно.
Не хотелось отступать, не оставивши памяти, но белые по-видимому были совсем не склонны драться. Мы пустились на хитрость. Зная, что белые всегда оповещались об уходе нас колокольным звоном, мы, запрятавшись все в окопы, выкинули белый флаг и зазвонили. Все были на своих местах и ничего не выдавало нашего присутствия.
Приманка удалась, как нельзя лучше. Прошло часа 2 и народная армия, не подозревая ничего, с песнями сомкнутыми колоннами направилась в с. Егоршинское. Но не успели дойти ещё до окопов, как враз заговорили 5 пулемётов, 4 орудия и винтовочные залпы. Всё перемешалось: люди, кони, повозки. Белые не могли даже рассыпаться в цепь. Снова груды тел остались по дороге в с.Егоршинское. Бегством спастись удалось очень немногим. Подобрав богатые трофеи, ночью 18 сентября, мы отступили, а 19 погрузились в вагоны и уже двигались на Урал.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 8
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.06.20 01:06. Заголовок: "Китайский след&..


"Китайский след" в гражданской войне на Урале...
Хотел включить выдержку их публикации научного сотрудника ВГИАМЗ А.Г.Борисова в другой свой материал, максимально сохранив имеющееся в нем сведения, но понял, что рассуждения о туризме и фактические исторические сведения об исторической связи Урала и Китая лучше разместить отдельно. Одними из самых кровопролитных боев Гражданской войны (1918 года) стало Верхотурское направление. Именно в нем участвовали и погиби сотни красногвардейцев и китайских добровольцев. Вот, что пишет об этом А.Г.Борисов:

«В конце сентября 1918 г. белогвардейские части вплотную приблизились к границам Верхотурского уезда. Наступление белых на Пермь со стороны Екатеринбурга не дало сколько-нибудь серьёзных результатов, поэтому командование Сибирской армии попыталось применить обходной маневр против левого фланга 3-й Красной армии. Верхотурье превратилось в важный стратегический пункт, взятие которого открывало белым обходной путь на Пермь через Кизел и Соликамск. 28 сентября белыми был взят город Алапаевск. Там распоряжением командования Сибирской армии была сформирована Северная правофланговая группировка под командованием штабс-капитана Н.Казагранди, в которую вошли подразделения из 18-го Тобольского, 19-го Петропавловского и 16-го Ишимского Сибирских стрелковых полков. Перед ней ставилась задача обойти с севера Кушвинскую группировку красных, где оборонялись части Сводной Уральской (впоследствии 29-й) стрелковой дивизии под командованием М.Васильева, и продолжить наступление по Горнозаводской железной дороге на Чусовую и Пермь, а также установить контроль над Богословским Горным Округом, где находились предприятия, изготавливающие военную продукцию, в частности Надеждинский сталерельсовый завод, выпускавший артиллерийские снаряды. Наступление осуществлялось по Ирбитскому тракту в направлении Верхотурья, помимо этого, часть 16-го Ишимского полка под командованием подпоручика И.С. Шнеура двигалась по реке Туре из города Туринска.

Komsostav_kitaiskogo_bataliona_1918

На фото: Командный состав китайского батальона В центре в белом — Жэнь Фучэнь


На Ирбитском тракте наступающим белым противостояли красногвардейцы под командованием Ершова, бывшего военного комиссара Верхотурского уезда. 3 октября в бою у деревни Измоденово отряд Ершова был разбит. В этом поражении немаловажную роль сыграла измена одного из командиров красных — Цепелева. Это был бывший офицер царской армии, арестованный в Топорковской волости во время крестьянского восстания летом 1918 г. В Верхотурье по неизвестным причинам его освободили и поручили сформировать отряд, в который он набрал в основном «колеблющийся элемент». Во главе сформированного отряда Цепелев был направлен в Верхотурье на помощь Ершову. Там, во время боя, он с тыла напал на штаб красных. В этом столкновении Ершов был ранен, схвачен белыми и казнён. Остатки его отряда начали отступление к Верхотурью. 6 октября колонна Казагранди вышла к реке Тагил, 7 октября было захвачено Махнёво, после чего красногвардейцы отошли в район деревень Путимка и Глазуновка.

На реке Туре белым противостоял красногвардейский отряд под командованием начальника уездной милиции Волкова, численностью около 150 человек и 30 конников, который летом 1918 г. занимался подавлением крестьянских восстаний в уезде. Первое столкновение с передовыми отрядами наступающей Белой армии произошло у деревни Моториной, в 45-ти км от Туринска. Отряд Волкова, слишком малочисленный, вынужден был отступить к деревне Санкино, где 6 октября был окружён белыми. Обстановка складывалась очень тяжёлая. Шесть красногвардейцев — два конника и четыре пехотинца с пулемётом, переправились через Туру и обстреляли белых с фланга. Благодаря этому маневру отряду удалось выйти из окружения. Он с оборонительными боями начал отступление в направлении Верхотурья. Продолжая наступление белые 7—9 октября вели бои у деревень Сиднево и Болотово, 10 октября заняли Меркушино. Отсюда отряд Волкова отошёл к деревням Путимка и Глазуновка.

В районе Путимки и Глазуновки, где находилась переправа через реку Туру, остатки отрядов Ершова и Волкова с пришедшими им на помощь отдельными подразделениями Сводной Уральской стрелковой дивизии 11—12 октября вели ожесточённые бои, пытаясь остановить продвижение белых к Верхотурью. Сюда же подошёл отряд рабочих Сосьвинского завода, имевший на вооружении несколько пулемётов и трёхдюймовую пушку. Часть сил командование красных сосредоточило у опушки леса на Пушкарёвой Горе, а остальные бойцы заняли оборону у деревни Путимка. Недалеко от штаба, расположенного в двухэтажном доме, установили пушку, на колокольне часовни, стоявшей на краю деревни, пулемёт. Белогвардейцы подходили к Пушкарёвой Горе с двух сторон, по Меркушинскому и Ирбитскому трактам. У развилки дорог они соединились и после перегруппировки общими силами начали наступление.

Первый бой у Путимки начался в 10 часов утра 11 октября. После артиллерийской подготовки, под прикрытием пулемётов белогвардейцы пошли по тракту к открытому полю плотными цепями. Выбить красных с занимаемых позиций не удалось, хотя белые в конце дня ввели в бой резервы. На ночь вокруг Путимки и Глазуновки красноармейцы установили сторожевые посты, чтобы обеспечить охрану обоза и боеприпасов.

Утром 12 октября бой возобновился. Теперь белые наступали уже не в открытую. Маскируясь за кустами и буграми они скапливались в перелеске, старались взять обороняющихся в клещи, но фланговые удары успеха им тоже не принесли. Располагая большими резервами, белые с помощью проводников из местных жителей направили часть своих сил в обход к Чёрной речке. Положение красных становилось всё более тяжёлым, его не мог выправить даже прибывший к месту боя отряд моряков. Их, не вводя в бой, повернули к Верхотурью, где были подготовлены крепкие оборонительные позиции в районе железнодорожного моста через реку Туру и по реке Актай. Туда же должны были отойти и красногвардейцы, сражавшиеся под Путимкой и Глазуновкой, чтобы избежать окружения.

Сохранились воспоминания участника боя под Путимкой, бойца из отряда Волкова Александра Семёновича Лаптева: «Бой решили дать под Путимкой, так как место было удобное. Здесь сходились дороги из Красной Горы и Прокопьевской Салды. Позиция на Торговой горе и Пушкарёвой была выгодна. Левый фланг прикрывала Тура, правый — густой лес. Вырыли окопы, поставили пулемёты. Орудия установили возле Путимки. Особый отряд спрятался в перелеске, недалеко от стыка дорог. Он должен был ударить по белым с тыла, когда они пойдут в атаку. Хоть мы и отступали, но настроение было бодрое: наконец-то поднялись с оружием на буржуев! Конный дозор белых наткнулся на наши пикеты и ускакал в сторону Красной Горы. Вскоре оттуда стали стрелять пушки. Но снаряды больше падали за нашей позицией, рвались в Путимке. Там среди жителей паника началась. А белые под артприкрытием пошли в атаку. Мы её ружейным и пулемётным огнём отбили. Тогда пушки врага по нашим окопам стали бить. И белые снова пошли в атаку. Кое-кто из наших дрогнул. Всё-таки это была ещё не армия. Собрались добровольцы. Многие пороха ещё не нюхали. Кто-то отходить начал, а большинство держится. Стояла задача заманить белых поближе, тогда легче по ним из засады ударить. Только вышло по-другому. Открыли огонь пушки и несколько снарядов попало в лес, где засада была. Покинули мы лес и ударили по белым, да не вовремя. Могли бы сразу беляков опрокинуть, тут затяжной бой получился. А сил у Колчака больше и оружия тоже. Бились красногвардейцы стойко, переходили в рукопашную. Много белых положили, но и самих всё меньше становилось. Начали к Путимке отходить. Был в отряде матрос Георгий Игошев. Он пулемёт на часовню в Путимке поставил и до последнего белых сдерживал. Хотел на телеге с пулемётом отступать, да ранили его. Так Игошев посреди улицы залёг за пулемёт и бился до последнего. Когда патроны кончились, белые наскочили и подняли его на штыки. Они всех, кто к ним попал, штыками перекололи, даже раненых. Кто на Верхотурье отступал, собрались за Туринским мостом. Здесь решили держаться. Но это уже другой рассказ. Вот так началась для меня гражданская война, первые бои за молодую Советскую власть». (Вспомогательный фонд ВГИАМЗ. 1747).

Отступление красных велось в обход города по Ирбитскому, а затем Романовскому тракту. Красноармейцы обошли Верхотурье с восточной и северной стороны. Отход происходил организованно, скорее всего им удалось оторваться от белых, которые вступили в город только к исходу 13 октября.

Перед тем как оставить город красноармейцы расстреляли 12 октября заложников, содержавшихся в Верхотурской тюрьме. Неизвестно, был ли этот шаг согласован с представителями уездного Совета, которые к этому времени уже покинули город, или это была инициатива самих красноармейцев. В списке расстреляных числятся 19 человек: Михайлов Борис Николаевич — офицер, Лепихин Яков Евфимович — офицер, Иванова Зоя Павловна — курсистка, Сахаров Борис Вячеславович — техник, Будзянский Казимир Феликсович — техник, Опекин Яков Георгиевич — монах, Дюков Феодонт Поликарпович — крестьянин, Шаньгин (?) Васильевич — крестьянин, Смит Александр Васильевич — техник, Рожков Григорий Николаевич (39 лет) — крестьянин, Дружинин Константин Афанасьевич — крестьянин, Трубин Александр Сильверстович — крестьянин, Карпов Павел Михайлович — крестьянин, Брянников Андрей (23 года) — крестьянин, Кмит — военнопленный, Козлов Василий (47 лет) — мещанин г. Екатеринбурга, Кузнецов Прокопий (25 лет), Голубев Евфимий (23 года) — крестьянин деревни Голубевой Меркушинской волости, Краснопёров Косьма Андрианович — крестьянин Сосьвинской волости, участок № 4.

Похоронены расстрелянные были на городском кладбище в общей братской могиле. В погребении участвовал настоятель Верхотурского Николаевского мужского монастыря архимандрит Ксенофонт с причтами всех городских церквей и женского Покровского монастыря. Также в воспоминаниях современников среди расстрелянных упоминаются верхотурские купцы Беднягин, Выборов, Мухлынин (купец 2-й гильдии), Жернаков, Ердяков, Честюлин и другие, но где они были казнены и похоронены сведений нет.

Красногвардейцы отступили на заранее подготовленные позиции в устье реки Актай. Окопы и блиндажи располагались на западном (правом) берегу. На противоположном расположились белые части. Здесь наступление белых задержалось почти на месяц, бои с переменным успехом продолжались в течение октября—ноября 1918 г. Оборону здесь держали подразделения 1-го Горного, Волынского, 17-го Петроградского, Камышловского полков. Особенно в этих боях отличился отряд китайских добровольцев, о котором следует рассказать подробнее. Царское правительство в годы Первой мировой войны закупило в Китае и Корее большое количество рабочих, которые должны были работать в России на оголённых мобилизацией промышленных предприятиях. На Урале находились в основном китайские рабочие, трудившиеся на различных заводах, шахтах, лесоучастках, строительстве. Китайским рабочим приходилось жить и работать в ещё более худших условиях, чем русским. Это вызывало возмущение китайцев, среди них очень часто происходили волнения и забастовки. Особенно ухудшилось их положение в 1917 — 1918 гг., когда российская экономика переживала глубокий кризис и разруху. Военная служба для многих иностранных рабочих была единственным способом обеспечить своё существование, чем и решила воспользоваться Советская власть, привлекая их на службу в Красную Армию.

Китайские интернациональные отряды были одними из первых, сформированных на Урале. Наиболее известный из них появился в конце июля 1918 года в городе Алапаевске, где в это время было сосредоточено много китайцев. В дальнейшем он пополнялся китайскими рабочими из Перми, Кизела, Чусовой, Надеждинска, других городов и рабочих посёлков. В последствии из них сформировали полк, командиром которого стал Жен Фучень, его помощником — Чжин Ченсяо. Полк вошёл в состав Сводной Уральской дивизии (с ноября 1918 г. — 29 стрелковая дивизия) под командованием М. Васильева.

Некоторые биографические данные о Жен Фучене можно узнать из некролога, опубликованного в газете «Уральский рабочий» за 14 декабря 1918 г. Он был офицером, занимал пост китайского консула в Харбине, хорошо знал таможенное дело, во время революционных событий в России являлся уполномоченным по делам китайских рабочих в Пермской и Вятской губерниях, постоянно жил в Алапаевске. В условиях начавшейся гражданской войны, когда Белая армия приближалась к Уралу, местная власть оказалась в сложном положении. Военный комиссар Алапаевского уезда Павлов обратился к Жен Фученю, как бывшему офицеру и сочувствующему большевикам, с просьбой об организации добровольческого отряда из китайцев для службы в Красной Армии. Условия службы были довольно привлекательными, китайцы пользовались всеми правами и льготами, которые полагались красноармейцам и их семьям. Это позволило в кратчайший срок сформировать интернациональный китайский отряд. По некоторым данным уже летом 1918 г. отряд принимал участие в подавлении крестьянских выступлений в Верхотурском уезде вместе с местными красногвардейскими отрядами.

После взятия белыми Алапаевска китайцы сражались под Нижним Тагилом. Во второй половине октября батальон китайцев вошёл в состав 3-й бригады Сводной Уральской дивизии и был переброшен под Верхотурье, где принимал участие в боях в устье реки Актай, которые продолжались в течение октября—ноября 1918 г. Оборонявшиеся здесь красноармейские части сдерживали натиск белых, стремившихся прорваться к Нижней Туре и Кушве. 29 октября командир дивизии доносил штабу 3-й армии:

«На Верхотурском направлении сегодня китайский батальон, перейдя реку Актай, выбил противника из двух рядов окопов и отбросил его к Верхотурью. Отступление белых банд происходило в полном беспорядке, во время которого им нанесены серьёзные потери. Развить дальнейшее наступление не удалось из-за медленной переброски резервов через мост реки Актай, который всё время держался противником под артиллерийским обстрелом. Около 16 часов противник перешёл в контратаку со станции Ляля, благодаря чему молодцы-китайцы оказались под угрозой быть отрезанными, вследствие чего им снова пришлось отойти на правый берег реки Актай. В этом бою нами захвачены пленные и много снаряжения». (Вспомогательный фонд ВГИАМЗ. 2494, л.50)

В середине ноября китайский батальон был пополнен новыми отрядами добровольцев и преобразован в полк. О блестящих боевых качествах полка свидетельствует приказ командира 29-й стрелковой дивизии от 26 ноября 1918 г. В нём отмечалось: «В последних боях на Верхотурском направлении особенную стойкость проявил китайский полк. Нередко были случаи, когда этот полк зажимался в железное кольцо цепей противника, но благодаря его стойкости, организованности, революционной дисциплине и распорядительности командного состава, он каждый раз пробивал себе дорогу огнём и штыками и с боем медленно отходил на новые позиции. Таким образом, все усилия противника, пытавшегося захватить станцию Выя и Нижнетуринский завод, чтобы создать непосредственную угрозу для нерва нашего войскового тыла — станции Гороблагодатская — разбивались о стойкость китайского полка. В бою китайцы бесстрашны, мужественны хладнокровны. Чем более тяжёлое положение, тем крепче у них боевая дисциплина. Нередки такие случаи, когда поддавшиеся панике начинают отступать без команды, тут же расстреливаются своими товарищами. У них девиз: „Один за всех, все за одного». За 3–4 дня беспрерывных боёв китайский полк потерял в своём составе 40–50%. В отношении командного состава потери 60–70%. Такой огромный процент убыли сам за себя уже говорит, что полк каждую пядь своей позиции уступает только после усиленного боя, в котором противнику наносятся потери в несколько раз большие. На основании вышеизложенного я счастлив китайскому полку и его командному составу принести глубокую благодарность от лица Российской Советской Федеративной Социалистической Республики». (Вспомогательный фонд ВГИАМЗ. 2494. Л. 51).

Бои под Верхотурьем проходили с переменным успехом. Красные несколько раз пытались перейти в наступление, чтобы захватить город. С обеих сторон применялась артиллерия и бронепоезда. Однако в конце ноября колонна Казагранди, получив подкрепление, сама перешла к наступательным действиям. 25 ноября она сумела выбить красных с актайских позиций и заставила их отступать в сторону Кушвы. 29 ноября в районе станции Выя белые бросили в бой до четырёх полков. На станции в это время находился батальон Камышловского полка, два батальона китайского полка и отряд моряков. В ходе двухдневного сражения красные были зажаты в кольцо, а затем, прорвав окружение, отступили к деревням Железянка и Малая Именная. В этих боях была разбита 3-я бригада 29-й дивизии (1-й Камышловский, 5-й Волынский и 17-й Петроградский полки), почти полностью уничтожен китайский полк. Погибли комиссар 3-й бригады М. Бочкарёв, командир китайцев Жен Фучень, застрелился командир Камышловского полка Б. Швельнис. 3 декабря красные оставили Кушву и начали отступление в сторону Перми».

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6734
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.06.20 09:50. Заголовок: Часть 3 БОЙ ПОД ЗАВО..


Часть 3
БОЙ ПОД ЗАВОДОМ Н.-ТАГИЛ.
22 сентября 18 г. Раннее утро. Быстро несётся поезд по железной дороге от ст.Алапаевск. В теплушках кой-где уже встали и принялись за очередную работу, один чистит винтовку, напевая негромко марсельезу, кто приводит в порядок свое обмундирование, [38] а там в уголке вагона кучка пулемётчиков давно уже возится со своим любимцем "Максимом", тщательно смазывая каждую частицу его механизма и набивая патронами ленты. Но большинство ещё спит здоровым богатырским сном. Снаружи чуть-чуть в открытую дверь вагона повеяло прохладой. Свежо. Открываю окно вагона.
Туман окутал всё большим покрывалом и скрыл всю прелесть живописной картины: Уральских гор, могущих быть видимыми. Поезд замедляет свой ход в 4-х верстах от завода Н.Тагил.
Почти одновременно во всех вагонах происходит оживление.
– Эй, братва, вставай. Чехи близко.
Прокричал чей то молодой бодрый голос. Обладатель его очевидно уже успел сбегать на станцию и теперь возвращался обратно в свою теплушку, чтобы поделиться только что подслушанным сообщением.
В несколько минут все уже на ногах и в полной боевой готовности.
Здесь слышится стройное пение коммунистической марсельезы, через вагон мощные звуки интернационала, а там дальше молодые голоса дружно и стройно выводят любимые красноармейские песни с припевом:
Горы Урала, я вас вижу вновь,
Уральские долины – кладбище удальцов.
На душе как-то тепло, и радостно бьется сердце, силясь вырваться из грудной клетки при виде праздничного настроения кучки храбрецов, взявших винтовку за великое дело освобождения трудящихся.
Вот и солнце взошло. Борясь с туманом, оно приветливо бросает в открытые двери вагонов-теплушек свои лучи, которые отражаются звездочками на штыках только что вычищенных винтовок.
Вот сквозь пелену тумана, который постепенно рассеивается, [39] виднеется цепь гор, которые за дальностью расстояния кажутся конусообразными седыми облаками на синеватой полосе горизонта.
Ах, как хорош ты, убелённый сединами, наш родной Урал. Много ты видел на своем веку, многое бы мог рассказать, но скрываешь хитрый старикашка.
Пение, смех, общий весёлый разговор не ослабевает. Настроение приподнятое. И невольно хочется крикнуть, любуясь картиной:
– Эй, вольное босячество, шуми. Вольней шуми.

И как тут не веселиться, когда с самого начала чехо-словацкой авантюры об эти стальные груди разбилась уже не одна добровольческая часть белогвардейцев и других чешских батальонов.
Надо сказать, что нанеся не одно поражение Шадринской добровольческой группе белогвардейцев на Егоршинском направлении, полк, получив распоряжение, перебрасывался из Егоршино в Н.Тагил, где дело принимало серьёзный оборот. Вот он и у цели.
Вести пока что прекрасные. День и ночь идут бои, но не сдают занятых позиций красные добровольческие полки. Только что полученная сводка говорит, что отбито у противника 2 орудия, идёт бой за обладание подбитым броневиком и заметно, что исход боя кончится в нашу пользу.
Но чу… Что это? Слышится глухая стрельба из орудий, всё чаще и чаще… и вдруг стихает.
Показалось насколько верховых, которые бешено промчались, по-видимому, в свою часть, стоящую на станции и опять спокойствие, нарушаемое лишь пением и смехом неугомонных уральцев, то спокойствие, которое бывает перед бурей.
Действительно, через некоторый промежуток времени отдаётся приказание: "Приготовиться в боевой порядок – сейчас поедем". Готовиться нечего, все готовы. [40]
– Стало быть, не совсем ладно? – спрашивает один.
– Увидим, – спокойно возражает другой.
– А куда едем? – обращается молодой парень к своему соседу односельцу.
– А штеху бить, почтеннейший, – шутливым тоном замечает тот.
– Пой, ребята, чего перестали. Играй на гармонике, а там разберём, кто кого колотит.
И снова пение, звуки гармоники, остроты, шутки и хохот полились волной, сливаясь со стуком вагонных колёс.
Вот и ст.Нижний Тагил. Но что это тут такое? Не успели ещё остановиться, как по стенкам вагонов что-то защёлкало. Около вагонов послышались взволнованные голоса: "Срывай красные значки, вы попадёте сейчас в плен".
– Что такое, – спрашиваем мы в свою очередь.
– Прибыли ударные чешские полки, порвали цепь, выбили из окопов, а мы порвали связь, – был ответ.
Станция была оживлена. Царила паника. Создавалось серьёзное положение.
Части защищающие подступы к заводу Нижний Тагил в составе 1-го, 2 и 3-го горных полков, 3 Екатеринбургского, 1-го рабоче-крестьянского и др. полков трое суток держались уже не переставая, не пользуясь не только отдыхом, но и горячей пищей. На этот раз истощённые и усталые, они не выдержали натиска свежих ударных чешских полков, потеряли связь и командный состав, который частью был выбит из строя, а частью позорно скрылся, дрогнули и в панике отступили. Больные, раненые и просто бегущие представляли стадо овец, лишённое пастуха и напуганное появлением волка. Все искали защиты от смерти, а она уже протягивала свои руки. Некоторые ещё продолжали отстреливаться, но исход боя был очевиден.
Чешские части, выбив из окопов красные полки, стремительно [41] продолжали их преследовать. Густая цепь противника в несколько рядов уверенно и быстро следовала по пятам. В некоторых местах чехи двигались просто колоннами.
– В ружьё, в цепь. Пулемётный огонь, – отдаётся коротко и отчётливо приказание одно за другим.
– Назад, в цепь, не бегать, – слышится команда отступающим.
Как лавина, вырвавшаяся из вулкана, сметает всё на своем пути, так и уральцы своим дружным, стремительным натиском теснят и откидывают зарвавшиеся чешские полки. Завязывается краткая, но решительная схватка. Воздух наполняется резким пронзительным свистом пуль, трескотнёй ружейных и пулемётных выстрелов и мощными криками ура.
Трат-та-та-та-та. Уверенно говорит "Максим". – Ту-ту-ту-ту, – спокойно поддерживает его Кольт. – Трыть, – нервно отвечают винтовки.
Проходят минуты, а потом и часы в этой своеобразной мелодии. Охваченные безумным энтузиазмом, уральцы увлекаются боем, и увлекают за собой всех бегущих. Последние, забыв утомление, с жаром снова кидаются в бой. Теперь уже нет бегущих. Все соединились в одно целее, а это целое минута за минутой сильнее теснит неприятельские ряды. Уже опрокинуты 2 колонны, уже смята первая цепь, уже не работает пулемёт на правом фланге противника. Всё реже и беспорядочнее слышатся залпы со стороны неприятеля, а лавина уральских молодцев всё стремительнее и увереннее наседает на противника.
Всё реже и реже стрельба со стороны неприятеля – редеют его ряды. Уже один пулемёт работает у противника, а наши молодцы всё наседают и наседают. Но что же это? Вдруг на мгновение воцаряется тишина. И вдруг могучее ура. Раскатистым эхом проносится по окрестностям. Волосы становятся дыбом от этого клича, [42] кровь леденеет в жилах. Не чувствуешь ничего, ни страха, ни боязни, а какой то безумный порыв, охватывает тебя. Уральцы перешли в атаку. Минутная нервная стрельба, опять ура, и наконец полная тишина. Чехи, не выдержав штыкового боя, бегут в панике, а пулемёты решают их участь.
Всё после битвы усеивается трупами, шомполами и винтовками. Чешских полков как не бывало, 6 пулемётов, 500 винтовок и много другой добычи попадают в наши руки. Долго кр-цы острят по поводу боя.
Вот известный зубоскал Афанасий Мурашёв, трогая прикладом труп чеха, шутя, говорит:
– А что, почтенный, не голосуешь теперь за учредилку?
Другой кр-ц Ганя Гордеев, шлепая по черепу чеха, произносит:
– Эх, безумный, не сварил котелок-то, ведь надо было с правого фланга зайти.
Снова шутки, смех, весёлые песни и мощные звуки Интернационала.
Н.-Тагил спасён.
Потянулись скучные дни. Небо покрылось серо-свинцовыми тучами. Моросит дождь. Образовались лужи воды и непролазной грязи. Наши части иззябли, но твёрдо держали занятые позиции. Подтянулись ещё кой-какие части и образовался сплошной фронт. Несмотря на скверную погоду, Н. Тагил был оживлён. Около 20 орудий, расположенных в различных частях завода, начиная с раннего утра и до позднего вечера, раскатистыми громовыми звуками оглашали окрестность. Однако, белые, получив, по-видимому, ещё откуда-то подкрепление, не теряли своих сил. Правда одно время мы занимали близ лежащие окрестности, как напр. д.Горбунову, но в виду стратегических соображений снова оставили. Помню ещё такой интересный случай, происшедший накануне занятия д.Горбуновой. [43]
Серое утро, моросит мелкий дождь. Наблюдатель одной из батарей заметил на Н.-Тагильском пруду группу лодок и копошившихся в них людей. Это были белые, перебиравшиеся на противоположный берег в д.Горбунову.
Трубка столько то, прицел такой то. Шрапнельный огонь. Командует командир батареи. Дружно заговорила батарея. Лодки быстро заперевёртывались. Порою выпушенный на удар снаряд высоко поднимал воду. Момент был выждан самый удобный, когда лодки были посредине пруда. Напрасно старались белые спастись от неминуемой смерти, многие бросались вплавь, но гибли под огнём шрапнели и шли ко дну. Ни один смельчак не мог достигнуть берега.
За всё время с 22 сентября не прошло ни одного дня, чтобы полк не принял участия в бою. Неутомимо упорно, как львы, дрались уральцы. Приближалось 4 октября.
4 Октября 18г.
Раннее утро. Низко нависли серые тучи. Моросит мелкий дождичек. По рельсам медленно подвигается броневой поезд неприятеля. Вот он уж у наших окопов. Вдруг тяжело ухнула шестидюймовка на гаубичной площадке и с первого же снаряда подбила паровоз. Взрыв одобрения вырвался из груди красноармейце в. Второй снаряд попал под колеса броневика, отчего тот накренился. Надо бы лучше да некуда.
На помощь первому был двинут второй броневик, но и он был помят и еле-еле утащил свои ноги, наши пристрелялись.
Хорошо начали сегодняшний день, как-то окончим. На правом фланге уже давно слышится частая стрельба, это 3 полка: 1 Камышловский, 1 рабоче-крестьянский и 3 Екатеринбургский пошли в наступление. Тихо пока на нашем направлении. Но вот проходит час, второй… [44]
Наскучило, по-видимому, белым сидеть в своей железной клетке и один по одному они начинают делать перебежки. Но не дремлет наш Соснин Максим со своим Максимом и каждый выбежавший попадает в намушку пулемёта.
Недолги осенние дни. В этом занятии мы провели до полудня. День быстро начал клониться к вечеру. Не заметили мы, как усилившаяся ежеминутно перестрелка начала стихать, а потом вдруг опять усилилась.
Наши право-фланговые части под давлением превосходивших сил противника быстро отступали. Не могли остановиться даже в занимаемых ранее окопах, т.к. белые обошли и ударили во фланг. Связь была потеряна. Не было связи с этими частями и у нас. Благодаря поспешному ли отступлению, халатности ли комсостава, который где то отсутствовал, но отступавшие ничего не сообщили нам.
В подзорную трубу можно было видеть, что Лысая Гора была занята белогвардейцами, что можно было ясно различить по одному тому, что на часовне, которая построена на верху горы, развевался белый флаг. Быстро двигались кучками какие-то люди в самый завод. Положение создавалось серьёзное. Белые двигались в Н.Тагил. Комиссар нашего полка тов.Киккул, поехавший после замеченной картины на правый фланг, узнал, что белые заняли уже зелёный рынок и отсекают путь отступления по одному из трактов, а наш полк все ещё находился в окопах и все ещё тов. Соснин забавлялся своей охотой на одиночек, выскакивавших из бронепоезда. Прошли томительных полчаса, когда, наконец, и мы начали отступать с почётным караулом, т.к. по бокам и сзади нас двигались густые колонны белых, а что было впереди, мы вовсе не имели никакого представления. Вперёд был пущен обоз и небольшая часть пехоты, а все остальные роты полка и эскадрон [45] кавалерии двигались сзади. Едва лишь только полк успел вступить в завод, как из окон пошла стрельба. Стреляли все те, кого обидела революция. Однако, отстреливаясь и бросая бомбы в те дома, из которых стреляли, мы миновали благополучно Н.Тагил. Вот и поле. Ещё несколько верст и полк должен выйти на тракт, ведущий в завод Лая. Кругом безлюдье, на полях простор, лишь щетинится колючая жнива, да чернеют кой-где пары. Недалеко от дороги, которая проходит от ст.Сан-Донато через реку Тагил в Лаю, группа мужчин и женщин молотила хлеб. На эту дорогу должны были свернуть и мы. Надо сказать, что выйдя из Н.Тагила, мы считали себя уже в безопасности и все кр-цы шли кто как может в одиночку и группами. Вот уж и та дорожка, что проходит от Сан-Донато через реку. Кругом зловещая тишина. Половина обоза, свернув под прямым углом, вступила на эту дорогу и дорожку. Чуть-чуть поспевают сзади роты, растянувшись на значительном расстоянии. Вот и они уже готовы повернуть за обозом. Слышатся шутки, весёлый смех… и вдруг средь этой зловещей тишины в один раз раздается стрельба из 4-х пулемётов, потом залповая из винтовок со всех сторон.
Трескотня винтовок, свист пуль, визг шрапнели, взрыв бомб – всё сливается в дикий разнообразный гул. Белые дали нам возможность приблизиться на растояние нескольких десятков сажен, пользуясь нашим разгильдяйством и сразу в одну минуту открыли перекрёстный ураганный огонь. Оказалось, что ст.Сан-Донато была, занята еще накануне, о чём нас не предупредили. Пока полк снимался из окопов и шёл через Н.Тагил, белые уже успели сомкнуть фланги, и ждали нас, как сельдей в невод.
– В цепь, окапывайся! – слышится команда командира полка, но уже поздно. Не успели мы оглянуться как добрая часть полка уже была перебита. [46]
– He теряйся, в цепь, пулемётный огонь, – слышится команда.
Как электрический ток пробегает по жилам команда. "Умрём или победим. Ура!" Ответили мы на победное ура белым. Началась решительная наиотчаяннейшая схватка. Вот славный пулемётчик т.Соснин и тут не растерялся и многие оставшиеся живыми от этого боя своим спасением были обязаны только ему. Пользуясь тем, что наш ротный обоз находился при роте, тов.Соснин быстро снял свой пулемёт, а другие ребята ленты и началось…
Вот цепь белых в нескольких саженях, вот уже и уже замыкающее нас кольцо, и ещё минута, и мы будем задушены. Вот уже слышится ура совсем близко, можно рассмотреть с каким наслаждением расширяются их рты. Вот они всего лишь в нескольких саженях. И пулемёты их в числе 4-х штук, продолжают косить тех, кто не успел ещё окопаться. Как дикий пёс, сорвавшийся с цепи, брехает бомбомёт. И вдруг наш "Максим" в руках Максима Соснина один подаёт свой протест. Не всё ещё пропало, умеем и мы постоять за себя. "Тра-та-та-та", – слышится всё увереннее ответный огонь нашего пулемёта и что же. О, чудо. Как ржаные снопы, один по одному повалились белые, готовые уже броситься в атаку. Цепи как не бывало, но с боку уже нависает другая, и жарко становится нам и нашим пулемётчикам. У пулемёта уже 3 человека, а остальные перебиты, а белые закидывают уже бомбами и нет возможности держаться более пулемётчикам. Еще одну ленту выпускает наш Максим в цепь противника, но нас лишь горсточка. Видно небольшое замешательство в рядах белых. Настает самая критическая минута. "Дорогие товарищи, не падай духом, в штыки, ура!" Раздается команда, командира, одного из командиров батальона. "Ура, ура…а…" – дружно подхватывают все и, как дикий ураган, бросаются в ряды белых кр-цы с ружьями на перевес, кавалеристы с саблями наголо и люисами на руках (у кого имелись). Всё перемешалось в последней [47] дикой безумной схватке.
Что-то видели во сне те, кто остался дома, там в Шадринском уезде, что подумали они в это время, что-то чувствовало их сердце.
Нельзя передать, надо только перечувствовать, чтобы помнить всю жизнь отдельные эпизоды этой картины. Как дикие звери, дерутся между собой люди за классовые противоречия.
Вот набежавший кр-ц Обвинцев с налитыми кровью глазами подхватывает на штык первого попавшегося, но в ту же минуту его тело насквозь прокалывает белогвардеец.
Лихой кавалерист Михаил Антропов с саблей наголо, не замечая свиста пуль, видя только перед собой врагов, загнал в самую цепь, его рассвирепевший конь уже топчет копытами белогвардейца, но вот перед ним офицер в белой барашковой шапочке. С быстротой молнии опускается сабля на его голову, и труп ещё теплый топчет горячий конь, а Антропов удар за ударом сыплет на головы белогвардейцев.
Вот ещё кавалерист тов.Обвинцев, нагнав на телефонный провод натянутый белыми, одним взмахом перерезывает его и берётся за револьвер "Наган”, в мыслях его одно – 6 пуль белогвардейцам, а седьмая себе в висок, если не вырваться, но все семь пуль попали белогвардейцам, а тов.Обвинцев счастливо миновал смерти.
Вот ещё кавалерист Александр Попов, молодой парень; не успел он догнать до цепи, как лошадь его перевернулась, помяв его под себя. Выпал и льюис из его рук, но он не растерялся. Попов, как ужаленный, вскочил он, схватил льюис, взметнул его на руку, и несколько человек попадало наземь, сражённые его смертельными пулями, весь запас расстрелял Попов, вскочил на освободившуюся лошадь убитого кавалериста и был уже в среде своих. [48]
С безумной храбростью дерётся кавалерия и пехота 4 Уральского Стр.полка, но всё меньше и меньше становится наших.
Пущено в ход всё: сабли, штыки, приклады и бомбы.
Там кр-цы Мезенцев Филипп и Афанасий Мурашёв выбрав случайно попавшуюся ложбинку пачками сыплет по белым, но им жарко становится, приходится сдавать, белые забрасывают бомбами, но не успел ещё Мезенцев сделать нескольких шагов, как здоровенный белогвардеец подставил ему свой штык, но ловок Мезенцев, несмотря на то, что мал: с быстротой камня упал он наземь, уклонившись от штыкового удара и почти прямо в упор в грудь выпалил белогвардейцу. Грузно грохнулся наземь старый вояка. А он был уже довольно пожилой, а тут уже два прицелились в Мезенцова, но меткий выстрел Мурашёва уложил одного, а второй промахнулся, и пуля прострелила лишь только шапку Мезенцева, а брошенная кем-то бомба разорвала в клочки стрелявшего. Бьются ребята. Из последних сил уже выбиваются уральцы, но твёрдо помнят: Смерть или победа. Уже глотки охрипли от крика: "Ура", – но всё бьются они.
Пулемётчик Соснин силится спасти пулемёт, но не удаётся, подобрав затвор, он взрывает тело пулемёта, и бомбами расчищает себе дорогу к отступлению, а брат его Константин Соснин уже расстрелял все патроны, сломалась у него и винтовка. Он весь в крови как баран: пуля попала ему в лоб и сделала глубокую яму, раздробив кость, но чудом уцелел Соснин. Ещё несколько минут и он бы свалился от потери крови, но эти минуты были минутами спасения всего полка.
Там тов.Стариков, Новокрещёнов и Пашин залегли в борозду, достреливают последние патроны и бросаются в штыки. Двое из них Пашин и Стариков благополучно вышли из боя, но Новокрещёнов поплатился рукой.
А вот тут группа 2 взвода Арк.Грязных. Гордеев Иван, [49] Гордеев Гавриил и др., расстреляв патроны, штыками пробивают дорогу. Как подкошенная трава, без стона упадает молодой красивый парень Гавриил Гордеев. У бедняги перебиты обе ноги. Силятся спасти его товарищи, но напрасно. "Не надо. Спасайтесь сами", – говорит бедняга. Кучка белогвардейцев подбегает к нему, но взрыв бомбы, брошенной Гордеевым, несколько жизней уносит с собой. Ещё взрыв и нет в живых незабвенного товарища весельчака Гани Гордеева. Сумел помереть Ганя, сдержал своё слово. Не видать ему больше голубых ясных очей красавицы Анюты, с которой он думал связать себя супружескими узами. Не целовать ему больше её малиновых губок. Смертью храбрых он пал на полях Н.-Тагила.
– Ганя, милый, не ходи, осенью сыграем свадьбу, ведь родители согласны выдать меня замуж, – говорила сквозь слезы его невеста, крепко целуя и прижимая к своей груди в последнее воскресенье поздно ночью.
– Нет, Аня, я не был никогда трусом и не буду, пойду с товарищами и может быть счастливо ещё заживем, но уж если умру, то не даром.
И ушёл бравый парень. Горько расплачется милая Анюта, но не вернуть ей милого Гани. Он пал, защищая красный Урал.
Не одного Ганю Гордеева придётся оплакивать. Там тяжело раненый свалился Андрей Ганин и по примеру многих взорвал себя бомбой. Что-то думает его старушка мать, жена и сёстры, но знал их милый Андрюша, что не даром он отдал свою молодую жизнь.
Вот двое врагов схватились в рукопашную и уже пустили в ход острые зубы.
Там раненый санитар 2-й роты тов.Пузанов с перебитыми ногами взывает о помощи, но не до него товарищам. Правда, многих из самого огня вытаскивал т.Пузанов ранеными и горько помирать ему забытому, но спасти нет возможности. До последнего патрона [50] выстреливает Пузанов и также взрывает себя.
Ни одного раненого, только кто был в чувстве, не досталось белым живыми, все кончали жизнь при последних минутах самоубийством.
Вот ещё картина: Вниз лицом головами вместе лежат два кр-ца, вдруг один из них поднимает голову и на минуту видно бледное лицо со сверкающими глазами и запекшимися губами – он ранен в грудь, а товарищ его в голову, но он узнаёт его и слабо что-то произносит. Приподнимается и тот, и они узнают друг друга. Узнали, всмотрелись в лица один другого, крепко обнялись, последний раз в жизни, горячо поцеловались и снова уткнулись в землю лицами, должно быть навеки. Что думали они? Что вспоминали в эти минуты – мудрёно сказать, но они были друзья и неразлучными друзьями с детства. Связанные узами неразрывной дружбы они вместе вступили в полк, вместе и отдали свою молодую жизнь за правое дело трудящихся. Спите спокойно, друзья. Мы отмстим за вашу безвременную смерть.
Не одна мать всплачет после, не одна жена и невеста будут ждать и не дождутся милых лиц.
Ура. Ура-а..а… Ещё усилие и мы уже вне цепи и спасены. Не больше 1½ часов, хотя никто не считал, длился бой, но всё поле усеялось трупами, от славного 4 УРАЛЬСКОГО Стрелк.Полка, осталась небольшая горсточка. Но 6, 10, 15, 25 и самое большое 40 чел. осталось в каждой роте, не считая нестроевых. Всего меньше пострадал эскадрон кавалерии, спасшийся почти полностью, но окончательный подсчёт произвели лишь в Кушвинском заводе, где ещё оказались попавшие в плен, т.к. спасаться приходилось разными путями, разными путями и прибыли до Кушвы.
Недаром пали уральцы за 300-400 чел., павших в бою под Н.-Тагилом, в этот день белые поплатились тоже сотнями.[51]
Уральцы остались верными себе: умерли, но не даром. И знают только седые вершины Урала, как умирали славные кр-цы 4 Ур.Стр. полка.
Ни одно орудие, ни один пулемёт не достался белым – всё успели взорвать, пустить на воздух.
Через несколько дней мы были в зав.Кушва, пишущему эти строки пришлось спастись также чудом. Он был контужен взрывом снаряда и сброшен в реку, но холодная вода привела его чувство, и под неприятельскими пулями он счастливо миновал мост, прорвавшись с несколькими десятками товарищей сквозь цепь.
На руках и верхом и на тяжёлых телегах тащили раненых. Шли лесом через с.Салку, но всё таки достигли Кушвы.
Нельзя описать той радости, с которой встретили 4 Ур.Стр. полк остальные части, успевшие прийти в Кушвинский завод раньше полка.
Бывают в жизни человека радостные минуты, но это не радость по сравнению с той радостью, когда закалённые в боях товарищи после жаркого боя встречались снова, видя друг друга. Да, мы радовались, как дети, восторженно со слезами на глазах целовали друг друга. И плакали, но плакали не слезами нервной женщины, нет, это были какие-то особенные слёзы, слёзы непобедимых борцов, слёзы, какими не плачут обыкновенно люди. Ужаснулись бы наши враги, если бы увидели эти слёзы. Мы сознавали, что нас лишь горсточка, но были уверены, что об эту горсточку разобьются вдребезги, как разбиваются о скалы волны бушующего моря. Эта горсточка и была той скалой, о которую должны были разбиться враги революции, эта скала, была фундаментным камнем великого здания, имя которому свободный коммунизм.
Жаждой мести возгорел 1-й кр-кий красных орлов полк, когда узнал о нашей неудаче, как свирепый лев набросился он на белых и [52] в одном бою разбил все окружавшие его полки. Он был ещё в Алапаевске. Можно представить с какой храбростью бился наш брат-близнец по одному тому, что в одном бою он отбил десятка два пулемётов, несколько обозов со снаряжением и продовольствием. Выдержав неравный бой в Алапаевске с незначительными для себя потерями, красные орлы бросились к Н.Тагилу, несмотря на то, что оставались в глубоком тылу у белых кругом отрезанными, но они думали ещё застать нас в Н.Тагиле.
Произошёл неравный бой, белые взяли в кольцо весь полк, была потеряна связь не только с батальонами, но и с ротами. Красные орлы дрались с энтузиазмом. На смену убитым пулемётчикам сейчас же находились новые. Рано белые торжествовали победу взятия Н.Тагила. Ещё многих пришлось им лишиться. По рассказам очевидцев многие пулемёты пришли в негодность. Многих пулемётчиков прикалывали у пулемётов. В числе других рот у Красных орлов было 2 роты китайцев. Один из пулемётчиков в роте китайцев не заметил, как сзади набежал белогвардеец и замахнулся саблей, но, не рассчитав удара, отрубил лишь ухо пулемётчику. Рассердился красный боец, во мгновение ока оттащил свой пулемёт на несколько шагов и, повернув его в сторону цепи, зашедшей в тыл, открыл огонь.
– Ага, ты ухо ломайля, а я тебя ломайля.
Немногим из зашедших в тыл удалось спастись. Полсуток дрались красные орлы, заняли обратно ст.Сан-Донато, были уже у Тагила, но не имея припасов и не имея связи с другими полками нашей дивизии, благополучно прибыли в Баранчинский завод, лежащий неподалёку от Кушвы.
Здесь и встретились два близнеца 4 Уральский Стр.полк и 1 Крестьянский полк "Красных Орлов". Здесь мы решили снова быть вместе и обсуждали все волнующие вопросы.
Виновато поздравляли нас с выходом из Н.Тагила другие [53] полки, стоявшие вместе с Н.Тагилом. Полки на выручку, которых птицей летел от Егоршино 4 Уральский Стрелковый полк в сентябре м-це 18 г.
С того момента началось строительство по новому типу красной армии, с того же момента и началось строительство коммунистических ячеек в рядах красной армии, а также и вся культурная работа.
Нам после пятимесячной боевой окопной жизни необходим был отдых с тем, чтобы набраться свежих сил, запастись знанием. Получить подкрепление и перевоспитать в коммунистическом духе вступивших вновь в 4 Уральск. Стрелк. полк, чтобы можно было рассчитывать на его боеспособность. Все эти задачи можно было выполнить при максимальном напряжении сил, но всё же они были выполнены.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 861
Настроение: Прорвемся
Зарегистрирован: 26.02.12
Откуда: Россия, Волчанск
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.06.20 18:24. Заголовок: pyrin пишет: часть..


pyrin пишет:

 цитата:
часть 16-го Ишимского полка под командованием подпоручика И.С. Шнеура



Шнеур не состоял в 16-м Ишимском полку (полке?), а командовал 3-й особой ротой. В приказе Казагранди так и написано, но, на верхотурских исследователей этот довод не действует (уже несколько лет).

За Державу обидно Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 9
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.20 01:01. Заголовок: Войсковой старшина п..


Войсковой старшина пишет:

 цитата:
Шнеур не состоял в 16-м Ишимском полку (полке?), а командовал 3-й особой ротой. В приказе Казагранди так и написано, но, на верхотурских исследователей этот довод не действует (уже несколько лет).


А есть выписка из приказа?

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6739
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.20 09:29. Заголовок: Часть 4 ВЛАСТЬ КОЛЧА..


Часть 4
ВЛАСТЬ КОЛЧАКА.
Вскоре, после пресловутой Самарской, а затем Омской учредилки настал некоронованный царёк Сухопутный Адмирал Колчак. Высидели птенца себе на голову эс-эры и без боя, без кровопролития с тем лакейством, на которое они способны, омыв перед народом руки, отдали власть в руки Верховного Правителя и заварилась каша. По-военному, без рассуждений начал действовать Александр IV. В первую очередь забросил он в тюрьмы всех, заподозренных в большевизме и постарался их уничтожить, чтобы не смели соваться с неумытым рылом в калачный ряд и не смели пикнуть о власти мозолистых рук. Второй его задачей было создание армии, для чего были мобилизованы 20 и 21 года и одураченные золотопогонниками брошены на нас, а там добрался и до всех тех, кто хотел остаться праздным зрителем в войне за классовые интересы.
Вспомнили наши слова оставшиеся дома солдатики, что они возьмут в руки винтовки и пойдут убивать нас и, вспомнив, с горечью поняли свою ошибку. В железные тиски зажал всех Колчак. [54]
Стон стоном стоял в оккупированных белыми местностях. Расстрелы, тюрьмы, подвалы, шомпола да нагайки получили рабочие Сибири и Урала от Верховного Правителя. Надолго останется памятен 1918 год.
Всех ужасов и не перечесть.
В таком захолустном городишке, как г. Шадринск переполнены были все подвалы, даже здание ломбарда было занято под тюрьму.
Расстреливали без суда и следствия, садили по первому подозрению в большевизме.
В нашей Верхтечинской волости многим не удалось дождаться нашего прихода. Много померло в тюрьмах, много замучено, много расстреляно. У семей кр-цев было реквизировано всё имущество, отобрана надельная пахотная земля. Власть перешла снова к кулакам. Была выбрана Волостная Управа, о которой до сих пор ходят рассказы, как о "волостной расправе".
Вскоре после нашего набега было арестовано человек 20. Здесь были и молодые солдатики с русско-германского побоища.
Набравши партию человек в 30-40, белые заковывали их в цепи или просто перевязывали веревками позади руки один к другому и с надежным конвоем отправлялись в уездный город. Конвой по обыкновению составляли члены карательных отрядов, организованные из солдат сынков кулаков и купчиков, а иногда и мелкой сошки из духовенства.
На рукоприкладство и мордобитие не скупились на продолжении всей дороги на протяжении 70-100 верст. Гнали пешком.
Вот одна характерная картинка:
Жаркий июльский день. Солнце палит нещадно. Медленно двигается партия арестованных в 30 челов. Среди арестованных несколько старичков, человек 10 пожилых кр-н и остальные молодых лет 25-30. [55] У всех удручённые лица. Многие ковыляют еле-еле, у некоторых опухшие от побоев лица и виднеется запекшаяся кровь на лице.
Командир конвоя знакомый парень, сын кулака Василий Полухин, отец которого был захвачен с нами при набеге.
Показалась деревня Камышино в 8 верстах от с.Верхтечинского. День праздничный. На улице виднеется праздная толпа мужиков и баб.
– Стой, – командует командир. – Эй, старики, Верхтеченских большевиков ведем, у кого какие жалобы, бей, ничего не будет.
Несчастных кольцом окружает толпа. Многие находят среди арестованных личных врагов и начинают сводить счеты, а конвой лишь только подливает масла в огонь. Вот вытянули старичка Ганина. Взяли в кольцо и пошло угощение. Пущены в ход палки, конские замки, камни… Бьют до тех пор, пока не будет заметно признаков жизни. Бьют Ганина, Вырышева и др.
– Подать воды, – кричит Полухин. – Полить и ещё дать взбучки.
Приказ выполняется. Снова избиение, кровь, куски мяса…
Избитых до потери сознания бросают на подводы, пока очувствуются и двигаются дальше.
Вот с.Уксянское. Здесь пункт, где избиваются все любителями того дела из местных, кулаков и так до Шадринска.
– Попить бы… – взмолился кто-то из толпы.
– Ага, испить кто-то просит? Дай ему крепкий удар прикладом сзади, – получает просивший вместо глотка холодной воды.
Вот и Шадринск. Избиты все. Еле передвигают ноги, но всех сильнее избит некто Вырышев. Он бос, всё тело его в ранах, они запылились. Ноги прорезаны чем-то острым и каждый шаг отдаёт мучительной болью.
– Дайте напиться, – жалобно просит он, но ему не дают. Вот и река Исеть. [56]
– Звери, – кричит Вырышев.
– Что? – взывает один из конвоиров и замахивается прикладом. С диким ругательством плюет Вырышев конвоиру прямо в лицо, а тот рассердившись закалывает его штыком и оставляет на дороге.
Вот и тюрьма. "Нет мест", – сообщает администрация. Передаётся вся партия в руки карательной экспедиции. "Кто из конвоя Верхтечинский", – спрашивает офицер. "Я", – отвечает Полухин.
– Кто тут большевики?
–А, вот список.
Сейчас же идёт перекличка и до десятка выкликают из общей среды. Блещут штыки. Ведут в лес и в отдалении слышатся выстрелы, а остальных садят в подвалы, чтобы проделать то же, при первом же доносе.

Дикий произвол царил впредь до нашего прихода. Сибирь и Урал окрасились кровью рабочих и крестьян. Тяжело пришлось трудящимся.

Наступила пора организационной деятельности. После тяжёлых событий уральцы попали на отдых в Верхне-Туринский завод. Сладок показался отдых. С каким удовольствием после своеобразной мелодии боёв слушали концерты и смотрели спектакли в театре. Видно было, как при звуках струнного оркестра на озверевших лицах кр-цев расплывалась блаженная улыбка, и в глазах видна была чисто детская радость.
Две недели уральцы отдыхали душой и телом. За это время получили подкрепление и успели их посвятить в вопросы, из-за которых вспыхнула гражданская война. На смену павшим в бою, воспитали достойных борцов. Во всех ротах и командах были организованы ячейки коммунистов, послужившие твёрдым к сплочению красной армии. Достали литературы, составили ротные библиотечки. Началась политико-просветительная работа в полном смысле этого слова. Политотделом 29 стр.дивизии начала издаваться газета – [57] "Окопная правда". Политотдел 3 армии издавал газету "Красный набат". Многие приняли участие в сотрудничестве обеих газет, но большинство лишь непосредственно в "Окопной правде". На страницах газеты еженедельно освещались вопросы жизни красной армии, внутренние и военные вопросы жизни Республики. Благодаря хорошо поставленной экспедиции, каждый кр-ц мог пользоваться газетой, а впоследствии газеты по прочтении целыми связками передались белым. Еженедельно устраивались лекций, беседы, чтения по всем политическим вопросам.
Я и другие товарищи: Анругов, Стариков, Обвинцев и Дружинин, были выбраны в полковой К-т РКП(большев.). 18 октябре в Кушвинском заводе была созвана I конференция РКП (большевиков) всей нашей 29 стр.дивизии, на которой избрано дивизионное бюро, в члены которого от нашего полка прошел тов.Анчугов, командир партизанского отряда в с.Верхтеченском. Таким образом, начиная с ротных ячеек и кончая политотделом армии, была построена крепкая сплочённая единством духа организация, начиная с кр-ца и кончая реввоенсоветом армии, твёрдо знали свои обязанности перед Республикой трудящихся, всякий знал свои обязанности и задачи и проникнут единством мысли, идеи и твёрдостью духа. Интересно отметить то, что, несмотря на критические минуты, когда полк был окружен белыми, кр-цы сохраняли свои партийный билеты и удостоверения о том, что они добровольцы Уральского полка, хотя знали вперёд, что при взятии в плен им грозит неминуемая смерть, но в плен мало кто попадал живым, предпочитая покончить жизнь самоубийством, нежели быть зверски убитым белогвардейцами.
Партийный аппарат был готов, и постепенно повелась работа. Каждый кр-ц незаметно для него самого втянулся в вопросы политики и впоследствии трудно было узнать, как из деревенского [58] парня, выработался вполне сознательный партийный работник.
В то время, как в стане белых рядовым солдатам воспрещали читать газету, у нас были горы всевозможной литературы, и мы старались делиться ею с белыми, для чего почти ежедневно несколько человек нагружали себя литературой и старались как можно ближе подойти к расположению белых войск, а особенно много оставляли всякого рода литературы при отступлении.
Пора отдыха вскоре окончилась и мы снова должны были выступить и начать окопную жизнь.

Вскоре наступила 1-я годовщина Октябрьской революции, великий праздник застал нас в Кушвинском заводе. Радостно мы встретили его и на митинге поклялись в следующий год быть в Сибири. Петроградские и Московские рабочие выслали множество подарков с тов.Зиновьевым, который между прочим привез нам от ВЦИК пролетарское спасибо и знамя.
После торжественных дней годовщины Октябрьской революции снова должны были ринуться в бой. Было неспокойно на Верхотурском направлении. Северная группа белых всё ближе и ближе подходила к зав.Кушва и наконец, в 1-х числах декабря были заняты заводы Н.Тура и В.Тура. На Баранчинском направлении наши дрались по целым суткам, но под давлением превосходных сил противника, хотя медленно, но отступали. Кушвинский завод был обложен со всех сторон. Красные части дрались всё с тем же энтузиазмом. Весело вспоминать, как роты наносили поражение целым полкам, отступая шаг за шагом.
Подаренное от ВЦИК знамя полку "Красных орлов" было всё прострелено и окровавлено, т.к. в одном бою знаменщик полка Овсянников был ранен в грудь и живот и, видя, что со всех сторон окружён, обмотал знамя вокруг себя и всё-таки спас его, но спасая знамя, ещё был ранен несколько раз и отправлен в бессознательном состоянии. [59] Это было 2/ХІІ-18 г. В ротах оставалось по нескольку десятку человек, многих пулемётчиков прикалывали у пулемётов, но красноармейцы дрались и дрались, как львы, поливая своей драгоценной кровью горы Седого Урала.
Со стороны утром 3/ХІІ ворвались казаки с саблями наголо, а за ними и пехота. После краткого боя, наши части отступили в полном боевом порядке. Двигаться пришлось лесом по компасу.
Посланные нам на помощь из Перми 22 и 23 стр.полки целиком перешли к белым. За ними целиком перешёл Пермский полк. Наш 4 Уральский Стр. полк и полк Красных орлов отступили на ст.Чусовая, но вскоре ст.была занята, и нашим частям пришлось отступать на Усолье.
Как происходило это отступление, к сожалению сейчас не могу ничего сказать, т.к. я находился в бессознательном состоянии, заболев сначала испанкой, а потом обморозив конечности (руки и ноги) и заболев ещё крупозным воспалением лёгких, был отправлен на излечение и вернулся лишь через 3 м-ца полным инвалидом, еле живым и, несмотря на все мои старания, пробраться в полк не мог, но оставлен в общем отделе Пол. Отдела 29 стр.дивизии.
ПРИМЕЧАНИЕ: Все материалы в готовом обработанном виде об участии полка в Кувшинском отступлении и до последних боев в Сибири могу собрать и доставить, если понадобится ко времени, к которому будет необходимо, о чём можно будет договориться. А сейчас чем богат, тем и рад.
Быв. кр-ц 4 Ур.Стр.п. А.Н. ГРЯЗНЫХ.
2/Х-22 г. [60]
ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.208.Л.1-60.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6740
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 06.06.20 09:31. Заголовок: И ещё о славных дела..


И ещё о славных делах 4-го Уральского стрелкового полка. Другой мемуар Обоскалова.
Упорным трудом и в невероятно трудных условиях сколачивался наш Тамакульский отряд, сравнительно зажиточная деревня противостояла нашим благим намерениям, но несмотря на всё это, препятствия были преодолены, наш отряд прошёл у себя в волости богатую школу борьбы, кулацкое восстание, его ликвидация, выкачка хлеба, денежные контрибуции и прочее.
С этим багажом утром 14 июля 1918 года отряд вступил в последний бой этого года за свою волость, богато наградившей советскую власть хлебом, а будущую Красную армию бойцами-добровольцами. В 2-3 часа утра белые повели яростное наступление с трёх сторон на село Тамакуль, завязался бой, особенно горячий, часов в 10 утра, главные силы, наступающие с Шадринской стороны, долго не могли сбить наши цепи главного лобового направления и обход не помог. Только благодаря общему положению фронтов на Шадринской железно-дорожной линии и Тюменской после полусуточного боя нам пришлось отступить, потеряв 2 человека убитыми и 4 ранеными. Несмотря на общий отход частей указанных направлений, Тамакульский отряд, отступив до деревни Николаевки, остановился в надежде обратного наступления на Тамакуль.
Три дня стоянки нас убедили, что пока возврат на Тамакул по общим соображениям невозможен, и отступили до села Скоты, простояв там с неделю, сделав несколько вылазок, на Четкаринскую волость, мы получили категорическое приказание тов. Васильева – отступать, и совершенно без боя 21 июля отряд покинул и Скотинскую волость. В Камышлов мы пришли часов около 4-х вечера. Там уже никого не было, наши части и организации эвакуировались. Мы направились по Ирбитскому тракту на село Стрегонка, Ирбитский завод, и станцию Егоршино.
По пути ни разу стычек не было. Прибыв на ст.Егоршино там мы уже увидели организацию Красной армии, тут был уже штаб бригады с подчинением 29-й дивизии – в Алапаевске. Наш отряд почти целиком влился в 4-й Уральский стрелковый полк, и часть в полк Красных орлов. Простояв 3-4 дня, наши полки двинулись вечером в наступление по направлению линии жел. дороги имея целью занятие Ирбитских Вершин, но благодаря целому ряду условий наступление было неудачно, и мы остались на целые сутки на старых позициях. Утром рано или даже ночью мы обнаружили исчезновение нашего Комбата тов. З. Не оказалось его и в штабе бригады, но положение, как мы ни скрывали, батальон всё узнал, что Зв. сбежал. Был назначен новый комбат, положение было восстановлено, и через сутки снова приказ – во что бы то ни стало сбить противника. И, несмотря на выгодную позицию белых, мы после 4-х часового боя заняли его окопы и ночью форсировали пункт речки Буланаш, а на следующий день днем заняли без боя село Ирбитско-Вершинское, а конная разведка даже залетела в Сухоложскую поскотину, но во время была осажена.
Через дня 4-5 белые собрали свои силы и повели наступление, но мы уже были готовы к встрече. Полк Красных Орлов был расположен по линии жел.дороги, а 4-й Уральский Стрелковый полк охранял тракт на село. Первый визит белых мы приняли как нельзя лучше, в первой схватке наши бойцы показали себя как нельзя лучше, разбитые в этом бою [белые] через несколько дней снова вели наступление и снова были разбиты, так в течение 1 месяца с лишним мы имели более 35 боев. И не было [слухов], ни паники, ни позорного отступления.
Помню случай, когда белые повели решительное наступление – во что бы то ни стало занять Ирбитские Вершины, были пущены все силы и род оружия. У нас на фронте стоял один батальон, а 1-й батальон только вечером пришел из Таушкана – расквартировался в деревне Ёлкино и как всегда по-домашнему спокойно отдыхал. Утром часа в 3 началась артиллерийская подготовка, главным образом били по деревне Ёлкино и Ирбит-Вершинам, а потом слышим с тылу пулемётную и ружейную стрельбу. Я тогда командовал 2 батальоном и был на фронте без смены несколько дней. И ребята за это время так привыкли к наступлению белых, что считали обычным явлением, но стрельба в тылу их сразу же обеспокоила. Меня спрашивали, что это за стрельба, я приказал передать по цепи, что 1-й батальон пробует вновь полученные пулемёты, но артиллерийская стрельба говорила обратное, и ребятам пришлось сказать правду. Но цепь не беспокоилась – знали, что 1-й батальон не подкачает. Скоро наши дозоры сообщили, что с фронта двигаются одна за другой две цепи белых – приготовсь. Ребята залегли, вот из лесу показалась первая цепь, всё ближе и ближе, вот сто сажен, ещё ближе. Расстояние всё сжималось – казалось, что наши окопы, ещё вчера наносившие опустошения в ряды белых, сегодня пусты. Белые уже в 50 саженях – хоть бы чем-нибудь была нарушена тишина наших окопов. Вот громовое ура и беспорядочная стрельба белых. Показывается и вторая цепь, даю сигнал – пли, и как громом ошарашило белых. Наши молодцы стреляли в упор, на глазах валилась белая масса христолюбивых воинов. Паше громовое ура и усиление огня в конец спутало стратегию белых, вторая цепь, бросившаяся на пополнение первой, уже наполовину уничтоженной, дело не поправила, но успела дойти до самых наших окопов, но была отброшена с большими для белых потерями. Во время этого я бы сказал исторического боя, мы имели потерь в батальоне 4 человека раненных. Первый батальон тоже поработал на славу. После боя оказалось, что с тылу по болотам белые бросили 2 офицерских роты, исключительно из офицеров – на взводе стоял или полковник, или подполковник, и всех этих гадов почти перерезали, немногим удалось удрать. Итог этого боя: 2-й батальон сбил 1 аэроплан, прикончил 2 цепи. 1-й батальон, застигнутый врасплох, вместе с хозчастью, пулемётной командой и эскадроном полка разбили вдребезги благородных бандитов. Так трагически закончился последний тур белых на данном участке, по счету 35 бое. Не хуже обстояло дело и у Красных орлов по линии жел.дороги.
И так простояв около 1½ месяцев, наши полки настолько были уверены в своем успехе, что никто не сомневался в исходе боя в нашу пользу. Успехи кружили голову ребятам, они требовали немедленного наступления на Камышлов. Но общее положение фронта, которое не все знали, говорило обратное. И вот настал памятный день, белые разбитые вдребезги, [молчали], и вдруг – приказ: "По стратегическим соображениям полкам оставить занимаемые позиции, перейти на новые, т.е. снова [в] Егоршино", – писал тов. Васильев, комбриг-1. Нельзя найти слов, чтобы описать то негодование бойцов, которое было в то время, говорили: отступать да еще без боя, белых больше недели не видели и вдруг. Вот ваш Камышлов – говорили другие, но уныния не было, всем было об"яснено положение, и ребята, понурив голову, шли на Егоршино. Здесь 3-4 боя, не менее замечательных, и снова без боя отступление.
Шли на станцию Самоцвет, по пути были обстреляны белыми из села Согрыш. На ст.Самоцвет пришли рано вечером, ночью были поданы вагоны, и двум боевым товарищам суждено было расстаться. Как тяжела была разлука, я помню, многие плакали, говоря, что легче было расстаться с родной семьей. Но всех успокоила мысль, что скоро снова будем бок о бок драться за родной Урал. В эту трогательную минуту вдруг крик – поймали бандитов, 2-х человек, они разбирали путь. Все бросились в ту сторону, откуда получено известие. И верно, привели 2-х человек, пойманных на месте разборки рельс. Поднялся невообразимый шум, все кричат: "Расстрелять гадов", – а там кричат: "Готовы, кавалеристы зарубили". Тут же у станции и закололи, и как ни в чем ни бывало, спокойно отдаётся распоряжение делать посадку. В первый состав погрузили весь наш 4-й Уральский стрелковый полк. Опять прощание, надежды на скорое свидание, наконец, поезд тронулся. Наш полк поехал на помощь Н-Тагильскому боевому участку, Красные орлы остались держать фронт по этому направлению одни.
По пути следования наш полк получал самые разноречивые сведения о Тагильском участке. Одни сведения говорили, что Тагил сдан, другие просто опровергали, а третьи прямо уверяли, что белые разбиты и далеко отступили. На станции Сан-Донато эти сведения подтвердило железно-дор. начальство и пустило наш эшелон [на] Тагил. Скоро нам пришлось убедиться, что белые наседают во всю, ибо мы видели отступающие части, а по мере приближения к станции почувствовали обстрел нашего эшелона. Почти на ходу командуем: "В цепь". Наши стрелки и здесь показали себя – в одно мгновение полк был в цепи, и строчили пулемёты. Полк двигался в наступление, громовое ура ошеломило не только белых, но и отступающие в панике наши части. Их наши стрелки ставили в свои ряды и гнали их с собой по пятам дрогнувшего врага. Такой стремительной атакой белые были отброшены далеко от Тагила. Мы настолько увлеклись своей победой, что ни что не могло остановить бойцов. Не шли, а бежали, и так забрав опушку леса, двигались всё дальше и дальше. Немало было убито белых, много среди трупов было чехов. У нас в полку выбыло человек 8: 4 убитых и 4 раненных. Когда наше стремительное наступление было остановлено приказом – избрать выгодную позицию и окопаться, бойцы ворчали. Так хотелось отомстить за 4-х товарищей, так хотелось вперёд, что мне как комбату пришлось пойти по цепи успокаивать братву, говоря, что темнота не дала возможности продолжать наступление и прочее. И вот, когда проходил по цепи, ей не было конца. Оказалось, что наши герои собрали и впитали в свои ряды красноармейцев двух полков – 2-го и 3-го горного полков. Но что всего характернее, так это отсутствие комсостава в рядах этих полков. Нам красноармейцы об"яснили, что мы и в окопах, и во время наступления видим только отделенных командиров в цепи, а "высшее начальство прячется". Из этих расспросов мы пришли к убеждению, что надо чем-то оздоровить полки, и на следующий день потребовали военное совещание.
Начальником боевого участка Тагильского направления в то время был или Замберг или Григорьев. Командиры горных полков, как и следовало ожидать, ничем себя не оправдали. Факт живого руководства и личного присутствия в боях не было, они воевали в своих штабах от комрот до комполка. Но последующие дни боев показали то же, что и в день нашего приезда – полки при первом выстреле белых бежали, и нашему полку за 9 дней стоянки в Тагиле пришлось быть всегда настороже.
Помню, в селе Горбуново стояли два полка: 1-й Камышловский и 1-й рабоче-крестьянский, которые не раз сдавали Горбуново, тогда был послан их сменить 2-й батальон нашего полка. Мы простояли безсменно 4 дня, об отступлении же никто не думал, на 5 день нас опять сменяют два полка те же, а мы идём на отдых в Тагил. Но не успели мы напиться чаю, я получаю приказ о немедленном выступлении на восстановление положения на участке 3-го горного полка. В несколько минут батальон был готов, об"яснив в чём дело, тронулись чуть ли не бегом к месту боя и открытому фронту, но по пути случился маленький, но интересный инцидент. В первой же улице мы наталкиваемся на целый ряд групп красноармейцев, сидящих на лавочках у ворот в полном вооружении, вспотевших как лошади с тяжёлым возом. Я решил, что это беглецы 3-го горного полка – так оно и оказалось. Недолго думая, наш батальон забрал всех в свои ряды, кого прикладом, кого чем. На следующей улице меня останавливает криком внушительный голос всадника в кожаном костюме: "Что это за часть идёт?" Я, не зная, с кем имею дело, отвечаю: "Вам какое дело?" – и в свою очередь спрашиваю его: "Вы кто такой?" Получаю ответ с апломбом: "Я командир 3-го горного полка Соколов". Я свеличал его дезертиром полка и не успел закончить фразу, смотрю, 3 командира взвода уже стаскивают его с лошади и волочат по земле. Сбив спесь, комполка был поставлен вместе с его беглецами в ряды нашего батальона. Весь в крови, он умолял не бить его больше, а ребята кричали: "Расстрелять его, гада". "Потом разберёмся, братва", – кричали другие. И когда мы подходили к окопам разбежавшегося полка, мы всё же там нашли человек 50 бойцов 3-го горного полка. Когда мы их известили о пленниках их полка, раздалось мощное ура и браво 4-му уральскому полку.
Восстановив положение, мы снова были возвращены на ночь по квартирам, но недолго пришлось отдыхать. Ночью же белые повели со всех сторон наступление, и не успели мы занять свои окопы по тракту от пруда и линию железной дороги, как слышим канонаду со стороны Сан-Донато. То белые обходным путем заняли Сан-Донато и вели наступление с тыла на Тагил. Положение к 2 часам дня оказалось катастрофическим. Как выше сказано, полки, стоящие в Горбуново, были сбиты, Тагил оказался под непосредственной угрозой. Наш же полк почти весь день после отбития первой утренней атаки сидел без действия, хотя наш участок был самым ответственным. Из штаба полка никаких известий, полк уверенный как всегда в свои силы особенно не волновался, несмотря на наступление с тыла и на то, что путь отступления отрезан. Часов около пяти вечера видим, из города бежит женщина по направлению к нашей цепи. Я тотчас же послал одного комроты задержать её и узнать, куда она бежит и как положение в городе. Оказалось, что часть города, т.е. рыночная часть города, уже занята белыми, части отошли по Лайскому тракту. Она бежала с узелком хлеба – тащила своему мужу, он был в каком то маленьком Алапаевском отряде, стоял левее нас по Салдинскому тракту за кладбищем в заставе. Я мало поверил в сообщенное женщиной или вернее не хотел верить, послал в штаб полка к т.Вырышеву с бумажкой человека с запросом о положении и правильности полученных сведений. Оказалось верно, и наш полк, оставшийся фактически один, решил пробить себе дорогу на Сан-Донато.
Положение оказалось ужасным. По линии железной дороги 2 броневика должны попасть в лапы белых. Они вместе с нами в цепи двигались в последний бой за Тагил, вот мы поднялись на гору, нас обстреливают с тыла и с левого фланга. Главный враг, что со стороны Сан-Донато, молчит. Вдруг залп, это белые, обходная колонна Сан-Донато открыла огонь. Трудно себе представить тот ад, в который попали мы, горсточка бойцов 4-го уральского полка, но мы всё шли. Вот видим идут, перебегают и белые на нас, огонь всё усиливается, люди в цепи, пулемёты с обоих сторон поют гибельную песню. Вот мы уже сошлись с белыми в нескольких шагах. Ребята, вижу, горячатся, соскакивают и дуют стоя, посылая пулю за пулю в стан белых. Вдруг на нашем правом фланге замешательство, 1-й батальон шарахнулся в сторону цепи 2-го батальона. По цепи как электрический ток пробежало – справа кавалерия белых. Всё смешалось, всё перепуталось, а тут как на зло овин со скирдами хлеба. Люди прятались за них, сами того не замечая, как валятся один за другим скошенные пулями бойцы. 2-й батальон удалось удержать в цепи, благодаря чему были не только незначительные потери, но огнем его задерживалась лавина белых. Когда была замечена вторая цепь белых, влившаяся в первую, мы поняли, что при случившемся обстоятельстве и ходе боя прорыв на Сан-Донато невозможен. Тем более, что мы одни, и при том из строя выбыло большое количество товарищей. Убитых было совсем мало, всё больше раненых, их стоны и рёв действовали ужасно. Они видели, что мы оказались в безвыходном положении и мысль, что им придется попасть в лапы белых, приводила в ужас. Одни кричали: "Пристрелите нас сами", – другие: "Как-нибудь заберите с собой". В этом аду готовились совершенно сознательно к взрыву наших красавцев бронепоездов, и когда было всё уже проиграно, уцелевшие отступили в леса по направлению к железной дороге Салка – Сан-Донато, куда и пришли глубокой ночью.
Шли неуверенно, а вдруг ст. Салка занята белыми, но этого ещё не случилось. Полк красных орлов, наш верный товарищ был на страже. И вот в то время, как наш полк дрался в течении нескольких часов один с неравными силами белых, в это время четыре полка наблюдали с фланга белых за ужасом боя, и никто из четырёх полков и нескольких батарей не догадался бросить хотя бы один полк или в тыл белых, или ударить во фланг. Позднее, т.е. в Кушве мы узнали, что они, выйдя из сферы боя, расположились на Лайском тракту и занялись своим делом. Так изменнически был предан и разбит один из добровольческих боевых партизанских полков, состоящий исключительно из крестьян Камышловского и Шадринского уездов, больше полутора сот осталось в лапах белой своры лучших бойцов за сов.власть под Тагилом. Одних посадили в тюрьмы по всей Сибири, других расстреляли.
Со станции Салка остатки нашего полка и полк красных орлов по лесам и болотам направился на завод Кушва. С каким трудом измученным бойцам приходилось пробираться по дебрям Урала. Наконец мы приходим в село Болокино, ночевав ночь, мы получаем приказ – 1-му батальону держать путь на Яссы и Кушву, 2-му направиться на завод Лая. Воскресение под вечер я направился на Лаю и, не доходя верст полутора-двух, получаю через ординарца пакет с поручением возвратиться и следовать на Яссы и Кушву за 1-м батальоном, т.к. Лая занята белыми. Так чуть-чуть опять не попали в лапы белых. В Кушву пришли без особых приключений, лишь при встрече нас нашим эскадроном была излита вся горечь минувших постигших дней. Бойцы плакали, как дети, тем более, что полк мыслил, что хозчасть полка, пулькоманда и эскадрон попали в плен или уничтожены белыми. Тут было излито горе за погибших и радость за оставшихся в живых, дух же и вера в нашу победу остались живыми в сердцах измученных бойцов.
Из Кушвы наш полк был направлен на Верх-Туринский завод на формирование, закончив формирование и во время формирования полк нёс боевую задачу, ездил в заставы и прочее. А потом снова Кушва и фронт, и снова вместе со своим боевым товарищем – полком красных орлов здесь простоял до 30 ноября. Мы снова забыли, что такое отступать, и только благодаря ликвидации фронта по Верхотурскому направлению, Выя – Тавдинская, где была уничтожена почти вся третья бригада, Кушва опять оказалась под угрозой с тыла, как и тогда такая участь опять постигла наш полк, как и в Тагиле. Благодаря глубоким снегам, полк вынужден был отступать последним по Пермской линии, где был обстрелян и опять потерял лучших своих товарищей. Так катились до ст. Чусовой, надеясь попасть в Пермь на отдых, как тогда обещалось, но этому не суждено было осуществиться. Полк красных орлов успел прорваться, нам же пришлось со станции Чусовой взять путь на Усолье, т.к. Мотовилиха-Пермь восстали и путь был отрезан. Так мы снова расстались с нашим верным боевым товарищем – полком красных орлов.
Зима устилала наш путь отступления до деревни Богатырки на левом берегу реки Чепца, в 30 верстах от Глазова, а отсюда военное счастье с наступлением весны, как известно, по всему фронту улыбнулось и мы снова на родном Урале. Многое поведал седой старик красным бойцам об ужасах колчаковщины, не меньше мы видели сами. Путь отступления белые усеяли трупами наших товарищей и только ли мы видели ни в чём не повинных стариков и детей, мужчин и женщин, растерзанными озверелой бандой буржуазных наймитов.
Так закончилась бесславная история колчаковщины, с таким же под"емом и настроением шли мы и на трудовой фронт, также бесстрашно мы вместе с рабоче-крестьянской массой ринулись в бой с молотом и плугом на врага – разруху и результат к десятой годовщине на лицо.
1/VI-29 г. Участник гражданской войны, доброволец М. Обоскалов.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 10
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.20 00:10. Заголовок: Взято из книги «В бо..


Взято из книги «В боях и походах». Свердловское книжное издательство. 1959

ЕВДОКИМОВ АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВИЧ— член КПСС с 1917 года, принимал активное участие в установлении Советской власти в Верх-Нейвинске. В 1919 году был председателем Верх-Нейвинского волисполкома и военно-революционного комитета. После гражданской войны — на ответственной советской и хозяйственной работе.

ДОРОГОЙ ЦЕНОЙ
Бурные революционные события 1917 года застали меня на фронте, в Румынии. К тому времени я уже имел опыт подпольной работы среди солдат, участвовал в создании дивизионной большевистской партийной организации, руководил полковым военно-революционным комитетом. Как только совершилась революция, полковые товарищи посоветовали мне ехать домой, в родные края, помогать землякам быстрее налаживать новую жизнь.
И вот я в солдатской теплушке. Товарный состав с грехом пополам продвигается в сторону Киева. Вагоны до отказа переполнены солдатами. Страна бурлит. Народ — за большевиков, за Ленина. А на станциях хорохорятся недобитые богатеи. Придет, мол, и на нашу улицу праздник.
Товарищи снабдили меня на дальний путь деньгами и продовольствием. Выдали документ, удостоверяющий, что я был в 668-м Тысменицком полку организатором
откомандирован для революционной работы на Урале.
В родные края добирался более двух недель. Всю дорогу пытался представить себе, что делается в нашем Верх-Нейвинске.
В поселок приехал под вечер 19 января 1918 года. Верх-Нейвинск показался мне притихшим, затаившимся. Улицы были пустынны. В окнах домов лишь изредка мерцали самодельные коптилки. «Живут, как в окопах»,— подумал я.
Но тишина оказалась обманчивой. Борьба, развернутая большевиками, захватила и небольшие уральские поселки. Только убедился я в этом несколько позднее.
На другой же день после прибытия направился в Совет, полагая, что он находится в здании бывшего волостного правления. Подхожу к этому зданию и глазам своим не верю: над парадным подъездом висит старая-престарая вывеска «Земская управа».
Поднимаюсь на второй этаж, где, по всем расчетам, должен находиться председатель Совета, и вижу: сидят прежние чиновники, будто и не свершился в Петрограде Октябрьский переворот и не дул по стране свежий революционный ветер. Поздоровался с чиновниками и не удержался заметить:
— Шел в Совет, а пришел к черту на рога.
— Не совсем так,— ответили мне.— Здесь располагается твердая власть, а Совет — на задворках, в петуховской конторке.
Знал я эту конторку. Находилась она на территории завода. В свое время в ней смотритель горных работ Петухов выдавал наряды, занимался раскомандировкой ра-бочих. Так за конторкой и сохранилось название «петуховская».
Делать в земской управе мне было нечего, и я, не задерживаясь, направился на завод. У проходной встретил однополчанина Максима Ивановича Вашляева. На фронте мы воевали в одном взводе. Его ранило, и он вернулся домой раньше. Вашляев держал винтовку. На солдатской шапке красовалась красная ленточка.
Я усмехнулся:
— Здорово живешь, Максим. Красную ленту нацепил, в руках винтовка, а земская управа живет и здравствует. По всей стране власть берут Советы, а у нас?
- Давно бы надо ликвидировать управу, да старшие не велят,— ответил Вашляев.
Вместе мы направились в петуховскую конторку. В маленькую комнатушку набилось много народу. Стоял полумрак из-за густого табачного дыма. Среди собравшихся я увидел большевика Филиппа Григорьевича Тююшава, Федора Алексеевича Веревкина, Фирса Макурина, Скороходова. Были тут и многие молодые товарищи.
— Здравия желаю, Совет рабочих депутатов! — приветствовал я земляков.
Старики партийцы обрадовались встрече. Они рассказали, что земская управа находится под контролем большевиков и выполняет все указания Совета. Однако разделение власти между Советом и земской управой вызывало в народе путаницу. Кое у кого возникали сомнения в прочности нового строя.
«Пора земскую управу ликвидировать!» К этому склонялось большинство активистов Совета. Голоса фронтовиков звучали особенно веско.
Пока намечали план действий, в конторку протиснулся какой-то человек в железнодорожной фуражке, со связкой литературы.
— Ваш земляк Андреев Василий Гаврилович. Член партии. Кличка—Ангел,— отрекомендовался он и показал партийный билет, выданный Екатеринбургской организацией РСДРП (б).
Андреева в Верх-Нейвинске знали. Он имел свой дом на берегу пруда, но в нем не жил, так как последние годы работал на железной дороге в Екатеринбурге. С собой Ангел принес большевистскую литературу. Встретили его с возгласами: «Одним партийцем больше будет!» Никто и не предполагал, каким он окажется впоследствии.
На следующее утро активисты Совета забрали из петуховской конторки все свои документы, несгораемый ящик и направились к зданию земской управы. Сняли старую вывеску и повесили под одобрительные возгласы собравшегося народа новую: «Совет рабочих и солдатских депутатов». На шпиле водрузили красный флаг.
Занятие главного административного здания в поселке прошло мирно, так как законность избранного народом Совета никто не оспаривал. Руководство Советом народ доверил наиболее авторитетным людям. Председателем избрали большевика Филиппа Григорьевича Тююшева. В состав президиума вошли В. П. Порошин, Н. Н. Ушаков, Ф. А. Веревкин, А. И. Костромин, П. А. Фирсов. Мне поручили ведать военным отделом и одновременно вести секретарскую работу.
Не успели мы обосноваться на новом месте, как народ валом повалил в Совет: одному нужен пропуск, другому—удостоверение и т. д. Так в январе 1918 года началась нормальная жизнь местного органа законной народной власти. Потекли дни, полные забот и волнений. Активисты до самозабвения отдавались новому делу.
Совет разъяснял положение молодой Советской республики. Народ созывали, правда, по старинке: звонили в большой медный колокол, висевший на башне здания, в котором мы располагались. Люди знали условное значение колокольного звона и сходились на площадь перед Советом. Тут выступали с докладами на политические темы коммунисты. Говорили, конечно, кратко, про самое главное, но речи получались яркие, зажигательные. Здесь -же Совет объявлял свои постановления и декреты выше-стоящих органов. Радио еще не было. Газет поступало мало. Основной формой политического воспитания масс являлись собрания и митинги.
По решению Совета в поселке началось создание Красной гвардии. Верх-Нейвинский красногвардейский отряд одним из первых выехал на дутовский фронт. С отрядом ушли наши лучшие силы. А враги не дремали.
В аппарат Совета на должность фининспектора по сбору налогов тихой сапой пробрался бывший офицер царской армии Бочкарев В. Н. Он спутался с эсеро-меньшевистскими заговорщиками, поднявшими в июне 1918 года восстание в Невьянске, и шпионил за членами Совета.
Однажды утром я, как обычно, собирался на работу. Вдруг слышу: гудит наш медный колокол, гудит тревожно. Со стороны площади доносятся выстрелы.
Не успел выскочить на улицу, как меня схватили какие-то вооруженные люди, скрутили и поволокли к зданию Совета. В комнате, куда меня толкнули, уже находи-лись Ф. Г. Тююшев, Павел Фирсов, Михаил Басков — всего около 20 человек.
На площади толпился народ. В наш адрес раздавались враждебные выкрики, угрозы. Это выползли из своих нор бывшие офицеры, кулацкие сынки, торговцы. Среди них были Андрей Порошин, А. П. Аристов, Тимофей Якорнев, Полузадов и другие. Тут же крутился, нацепив погоны, предатель Бочкарев.
— Да, проглядели мы негодяя,— сокрушался Филипп Григорьевич Тююшев.
Главным организатором контрреволюционного выступления в Верх-Нейвинске был управитель завода эсер Печковский. Он суетился больше всех, организуя охрану и т. п.
Контрреволюционеры захватили членов Совета врасплох, бросив гранату в окно комнаты, куда собирались активисты на заседание. Особого вреда людям граната не причинила, но неожиданный взрыв вызвал замешательство. Этим и воспользовались мятежники.
Арестовав основную группу большевиков, враги тотчас же начали устанавливать свою власть. Вместо красных флагов вытащили старые царские флаги. Объявили новый состав земской управы. Первым актом этой новоявленной власти было преследование большевиков.
Из здания Совета нас под усиленным конвоем препроводили в здание заводской конторы и упрятали в подвал. Просидели мы там трое суток, а на четвертые услышали артиллерийскую стрельбу. Огонь вели орудия прибывшей на станцию железнодорожной охраны. Один снаряд угодил в церковь, второй — в школьное здание.
Мятежники переполошились. В подвальное окно нам было видно, как они начали собираться с оружием возле заводской конторы. Железнодорожники спешили к нам на выручку, но сил у них оказалось маловато.
— Ну, ребята, конец нам!—невольно вырвался возглас у Павла Фирсова, когда он услышал, что мятежники собираются открывать подвал. Прикокошат, как миленьких!
— Да не скули ты! — резко оборвал его Михаил Басков.— Еще посмотрим, чья возьмет!
Михаил Басков родился и вырос в Петрограде, а его отец раньше жил в Верх-Нейвинске. Семья Басковых вернулась в родной поселок после Октябрьской революции. Михаил был боевым парнем и стойким большевиком. Своим поведением, выдержкой и незнанием страха он влиял на всю группу арестованных.
Нас под охраной повели в Невьянск, где находился штаб контрреволюционеров, возглавляемый капитаном Елисеенко. Арестантские помещения в Невьянске были уже переполнены, в них томились невьянские большевики. Нас закрыли в нижнем этаже дома Пискунова. На окна навесили решетки. Выставили часовых.
Контрреволюционеры не имели опоры в народе. Их зверства вызывали негодование. Приходилось заигрывать с людьми. Использовались самые разнообразные средства, лишь бы успокоить общественное мнение.
В Невьянске к нам пришел офицер из штаба Елисеенко.
— Есть среди вас фронтовики?
— Восемь человек,— ответили ему.
— Выберите уполномоченного. Направим его в Верх-Нейвинск просить общество о снисхождении к вам.
Все арестованные указали на меня. В штабе белогвардейцев Елисеенко собственноручно выдал мне удостоверение-пропуск. На железнодорожную станцию я пошел нарочно через весь город. Всюду видел недовольные лица рабочих. Народ был против заговорщиков.
По городу разъезжали казаки, одетые в шаровары с красными лампасами. Я поинтересовался:
— Откуда сотня?
— Забайкальцы!
— Не ври! У забайкальцев лампасы желтые.
Оказывается, разыгрывался маскарад, будто мятежников поддерживает вся Россия. Пропуск, выданный бандитом Елисеенко, пригодился мне на железнодорожной станции. Комендант разрешил устроиться на паровоз, который отправлялся в Верх-Нейвинск.
В здании нашего Совета первым встретил Сашку Аристова. Он свирепо глянул на меня, но, прочитав удостоверение, приказал звонить в колокол.
На площади начали появляться купцы, офицеры и все им сочувствующие. Остальные жители шли неохотно: надоела им эта канитель. Прошло немного времени, и Сашка Аристов вышел на балкон. А я спустился вниз, поближе к людям. Вижу, собралось немного рабочих. Обращаюсь к ним:
— Требуйте освобождения арестованных! Большевики стоят за народ. Главари восстания вас обманывают...
— Заткните ему глотку! — раздался свирепый выкрик откуда-то сзади.
Оказывается, за моей спиной находился поп Иван Рубан. Он был ярым противником Советской власти и в злобе своей не знал удержу.
— Долой! Убить! — поддерживали Рубана его приспешники.
На площади поднялся гвалт. Не знаю, чем бы окончились мои функции парламентера, если бы в это время не послышался гул приближающегося боя. К Верх-Нейвинску подходили красные.
Собравшиеся на площади кинулись врассыпную. Ко мне подскочил Григорий Осипович Порошин:
— Домой сразу не ходи. Подкараулят и убьют. Лучше укройся,— и сунул мне в карман браунинг.
Выстрелы со стороны железнодорожного разъезда доносились все ближе и ближе. Мятежники отчаянно сопротивлялись.
Больше суток пришлось скрываться. Наконец я пробрался к своему дому и прилег отдохнуть на сеновале. Проснулся от крика:
—Стой! Не бегай!
На улице раздавались голоса с иностранным акцентом. У ворот появились три солдата с винтовками. По всему видно было, что это красные.
— Большевик,— говорю им.— Большевик я...
— Билет? Где билет? Кажи!
— Вот он, партбилет. Смотрите.
Они радостно жмут мне руки, хохочут.
Верх-Нейвинск заняли венгры, бывшие военнопленные, добровольно вступившие в Красную Армию, беззаветно помогавшие русским в борьбе с врагами Советской республики. Военно-политическим руководителем отрядов, подавлявших невьянское восстание, был Ваньян, начальником штаба — Сютин. 16 июня они назначили меня председателем военно-революционного комитета Верх-Нейвинска. Жизнь наших товарищей, находившихся под арестом в Невьянске, висела на волоске. На подавление восстания прибыли отряды Красной гвардии из Нижнего Тагила.
Стремительно захватив железнодорожную станцию, тагильчане со стороны плотины прорвались на завод, и потом вышли на улицы Невьянска. Почуяв конец своей авантюры, вояки из банды Елисеенко забросали гранатами подвал, в котором находились невьянские большевики.
Из 33 человек осталось в живых только пятеро. Погибли прекрасные люди — Мартьянов, Семкин, Каскевич и другие.
Бандиты спешили к дому Пискунова, чтобы расправиться и с верхнейвинцами. Дорогу им преградили тагильчане. В ожесточенном бою верх одержали красногвардейцы.
Трусливые эсеровские главари первыми удирали из Верх-Нейвинска, спасая свои грязные шкуры. Революционные венгры с помощью активистов поселка сумели за-хватить часть контрреволюционеров. Они предстали перед специальной коллегией революционного суда, выехавшей из Екатеринбурга, и получили по заслугам.
После подавления мятежа состав Верх-Нейвинского Совета был обновлен. Председателем выдвинули Михаила Михайловича Баскова, проявившего себя стойким борцом за интересы трудящихся, а заместителем его — Василия Михайловича Зубкова. Вместе с ними работали Алексей Федорович Мартьянов, Александр Иванович Деев, Федор Алексеевич Воробьев, Платон Парфенович Порошин, Николай Сергеевич Паутов. В этом составе Совет заседал последний раз 8 июля 1918 года.
В районе Верх-Нейвинска натиск белых сдерживал Горный полк под командованием Григорьева. Комиссаром у них был Федор Кондраков. Красноармейскую заставу в сотню человек на железнодорожной станции атаковал крупный отряд казаков.
Застава встретила наступавших пулеметным огнем. Завязался кровопролитный бой. Казаки не смогли одолеть заставу и отступили.
Это была первая схватка с белогвардейцами под Верх-Нейвинском и первая победа над ними. Погибших красноармейцев мы похоронили на станционном пригорке. Теперь там возвышается памятник храбрым героям.
Оборона красных под Верх-Нейвинском сильно мешала белым, поэтому они повели наступление более крупными силами. У врага нашлись и пособники. Бывший лесничий Редников по лесным тропам вывел белых в тыл красным частям. Прорвавшись из Таватуя, белобандиты оседлали Кунарскую дорогу и овладели частью Алексеевского поселка. Со стороны 118-го железнодорожного разъезда наступал полк белочехов.
Красные части, избегая окружения, прорвались с боями по лесным дорогам. Застава со станции отступила по железной дороге к Нижнему Тагилу. Но два вагона с ранеными венграми и красноармейцами оказались отрезанными между станцией и разъездом. Горстка истекающих кровью храбрецов мужественно отбивалась гранатами от наседавших врагов. Силы бойцов иссякли. Враги взяли вагоны в плотное кольцо, а ночью подожгли их. Всех, кто пытался выскочить из вагонов, расстреливали. Остальные погибли в огне.
Ворвавшись в поселок, колчаковцы устроили зверскую расправу со сторонниками Советской власти. И тут во всей полноте раскрылось подлинное лицо провокатора Васьки Андреева. Выслуживаясь перед своими хозяевами, Ангел предавал одного активиста за другим.
В первый же день были схвачены Ф. Г. Тююшев, Ф. Е. Скороходов, И. М. Чуванов, Д. И. Вашляев, П. С. Щекалев, П. И.Калиничев, С. В. Семкин, Н. С. Векшегонов, П. П. Порошин и многие другие. Арестованным окрутили проволокой руки, увели их в лес и зарубили шашками. В сентябре 1918 года трупы погибших обнаружили в лесу дети. Саша Чуванов нашел портянки своего отца. Прожития Степановича Щекалева опознали по приметному зеленому пальто. Остальных враги изуродовали до неузнаваемости.
Предатель Васька Андреев свирепствовал страшно. Он напал на след скрывавшихся в окрестностях Верх-Нейвинска председателя Совета Михаила Баскова и военкома Степана Мартьянова. Это стоило им жизни. Красногвардейца Василия Сохина, коммуниста Белова Ангел расстрелял лично. Сашу Козина и Романа Загребаева каратели зарубили на глазах всего народа около перрона железнодорожной станции. Матроса Макара Калашникова истязали плетьми на площади.
Из большевиков от белого террора спаслись немногие. Удалось бежать из-под ареста Михаилу Вашляеву. На ходу вскочил в отходивший с красными товарный вагон секретарь нашей партийной ячейки Иван Константинович Панкратов. Оба вернулись в поселок после окончания гражданской войны. Уцелели также и те, кого Васька Андреев не знал в лицо. Дорогой ценой расплатились верхнейвинцы за свою излишнюю доверчивость, за то, что проглядели предателя.
Меня Ангел выследил на конспиративной квартире. Я был спешно переправлен в Екатеринбург. Каратели обращались с арестованными безжалостно. В Екатеринбургской тюрьме меня избили до полусмерти и еле живого бросили в одиночную. Только счастливый случай облегчил мое положение.
В белую армию насильно мобилизовали земляка Михаила Феоктистовича Кропотухина. Каким-то путем он узнал, что я нахожусь в Екатеринбургской тюрьме. Пользуясь своим положением, он добился моего перевода из одиночной в тюремную больницу. Будучи однажды дежурным по гарнизону, Михаил Феоктистович навестил меня, а потом организовал передачу пищи, одежды. При участии Кропотухина дело мое направили на «производство дознания» в Верх-Нейвинск, перевели туда же и самого. Вскоре Кропотухин бежал от колчаковцев и остался жив.
Под арестом в Верх-Нейвинске я просидел с конца октября 1918 года до мая 1919 года. Следствие вели белогвардейский капитан Ежов, контрреволюционеры Веревкин К. Н. и Титов И. П. Охраняли: урядник Макаров Т. С, стражники Васька и Семка. Исподволь я начал готовиться к побегу. Через навещавших меня родственников установил связи с местными подпольщиками.
В феврале 1919 года в здании земской управы исправляли электропроводку. Работал монтер М. О. Порошин, являвшийся председателем завкома профсоюза. Он передал мне револьвер. А слесарь П. А. Фирсов принес ключ, который подходил к замку в двери арестантской.
Следственная комиссия составила обвинительное заключение, по которому меня приговорили к расстрелу. О приговоре 30 апреля узнали подпольщики. В тот же день через окно мне подбросили записку:
«А. В.! Как стемнеет, при каких угодно обстоятельствах беги. Буду ждать в саду на двух верховых лошадях. М. Порошин».
Побег удался. В ночь на первое мая мы с Мефодием Осиповичем Порошиным направились к поселку Реж, где в лесах располагались партизаны. По пути встречали товарищей, бежавших из колчаковской армии, скрывавшихся от белогвардейских карателей. Вскоре у нас уже сколотился вооруженный отряд численностью до ста чело-век, который вел бои с отступавшими от Перми разрозненными подразделениями белогвардейцев.
Несмотря на жестокий террор колчаковцев, рабочие Варх-Нейвинска не были сломлены. Раздобыв оружие, они готовились к освобождению поселка. Но выступление рабочих опередила Красная Армия. Конники кавалерийского отряда путиловцев и пехотинцы Волынского полка 11 июля 1919 года вошли в Верх-Нейвинск. Колчаковское отродье бежало.
Вместе с Красной Армией вернулись в поселок бойцы нашего партизанского отряда и группа уходивших в лес верхнейвинских рабочих под командованием Афанасия Георгиевича Порошина. Командование красноармейских частей создало в поселке Ревком, председателем которого вновь назначили меня.
Многих и многих товарищей не досчитались мы в своих рядах, когда начали восстанавливать в поселке Советскую власть и большевистские партийные организации. Трупы погибших вырыли из ям и похоронили с почестями на площади, напротив здания Совета. Над братской могилой установили памятник и положили специально отлитую рабочими завода чугунную плиту с надписью:
Спите, орлы боевые,
Спите спокойной душой!
Вы заслужили, родные,
Славу и вечный покой!
Прошли годы. Обновился, похорошел Верх-Нейвинск. Расцвели таланты и способности людей. Выросло новое поколение строителей коммунизма. Но вечной и неизменной в сердцах людей останется память о тех, кто на заре становления Советской власти беззаветно боролся за светлое будущее Родины.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 862
Настроение: Прорвемся
Зарегистрирован: 26.02.12
Откуда: Россия, Волчанск
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.20 00:22. Заголовок: pyrin пишет: А есть..


pyrin пишет:

 цитата:
А есть выписка из приказа?



"Командиру 3-й роты Особого назначения подпоручику Ивану Степановичу Шнеур. Настоящим Вы командируетесь в Ново-Лялинский, Надеждинский и другие заводы Верхотурского уезда для восстановления демократической народной власти и порядка в указанных заводах и селениях и для борьбы с насильниками большевиками. В пределах указанного выше Вы обладаете полнотой военной власти. Начальник штаба капитан Казагранди" (ЦДООСО. Ф.41, оп.1, д.126, л.36).
Фомичев И.А. Надеждинск в годы революции и Гражданской войны. 1917-1922 гг. Екатеринбург, 2014. С.85.

За Державу обидно Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 11
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.20 00:56. Заголовок: Войсковой старшина п..


Войсковой старшина пишет:

 цитата:

"Командиру 3-й роты Особого назначения подпоручику Ивану Степановичу Шнеур. Настоящим Вы командируетесь в Ново-Лялинский, Надеждинский и другие заводы Верхотурского уезда для восстановления демократической народной власти и порядка в указанных заводах и селениях и для борьбы с насильниками большевиками. В пределах указанного выше Вы обладаете полнотой военной власти. Начальник штаба капитан Казагранди" (ЦДООСО. Ф.41, оп.1, д.126, л.36).
Фомичев И.А. Надеждинск в годы революции и Гражданской войны. 1917-1922 гг. Екатеринбург, 2014. С.85.


После проверки этой информации скажу свое мнение.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6745
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.06.20 07:55. Заголовок: Красноорловец Антроп..


Красноорловец Антропов И.С.
О вооружении полка Красных Орлов в начале его боевого пути, а также о паре забавных и героических случаев
ВООРУЖЕНИЕ ПОЛКА
К дню издания первого приказа о слиянии отрядов, в них находились люди от 15 лет и кончая 65 лет.стариками.
Действительно в этом разнообразном возрасте, были разные люди. Молодое поколение политической линии, безусловно, не понимало, а шло в отряд только одеть на себя шашку, какой-нибудь старый пистолетишко, но остальной возраст, безусловно, шёл уже с известной политической задачей. Хотя и некоторые недостаточно уясняли роль и значение большевиков, но всё же знали, что нужно драться за них.
Нельзя не остановиться на том составе солдат, которые пришли из старой армии, здесь было очень много младших и старших унтер-офицеров и с организацией полка все командные должности были заняты ими.
1. Вооружение было преимущественно из винтовок 3-х линейных, винтовки "Гра" и всякого рода револьверов, оружие было, начиная от самодельного и кончая трёхдюймовой пушкой.
2. Средства передвижения.
Средства передвижения исключительно была тяговая сила – "лошади".
3. Связь: Связь исключительно была живая (верховые).
Выше указано, что полк был вооружён винтовками 3-х линейными и винтовками "Гра", и надо остановиться, что данным оружием не каждый мог владеть, была часть людей владевших хорошо оружием, наряду с этим полк Красных Орлов имел артиллерию и бронепоезд.
Бронепоезд. Состоял из паровоза, 4 товарных вагонов и 5 площадок, на которых стояло орудие. Вагоны были забронированы, некоторые из них были набиты песком в мешках, а некоторые просто были сделаны стенки, и был насыпан песок, по стенам вагонов были сделаны бойницы.
Артиллерия у полка была из одной трёхдюйм.пушки и та била без прицела и без передков, а стояла на площадке "броневика", и когда полк занимал позицию, расположенную между селами Боровой и Черемиской, здесь наш бронепоезд принял первое боевое крещение.
Ко дню организации полк имел один пулемёт системы Кольта, здесь нужно вернуться к старой армии. Старая армия никогда не стремилась, чтобы солдат знал все системы оружия, а она ставила так, если знаешь кольт, Максим знать не обязательно. Вот на имеющемся у нас пулемёте и собирается такая прислуга.
1. Попадает пулемётчик из старой армии Антропов И.С. с.Песков, 2. Нетунаев Т.И. с.Песков и 3. нацмен Камелька – татарин.
Вот эта тройка составили коллектив для обслуживания пулемета Кольта для поддержания пехоты. И между ними были распределены обязанности – Антропов – умел хорошо наводить и стрелять, но не знал, как разобрать и собрать пулемёт, и одновременно был назначен старшим пулемёта. Нетунаев умел собирать и разбирать пулемет, но не умел наводить и стрелять – был назначен вторым номером. Камелька это является как заведывающий хозяйством пулемёта, на него возлагалось приобрести лошади, сена, овса, накормить и запрячь. Спайка тройки была такая, что один без другого никогда не обедали, если голодали, то все трое голодали, если приходил бой, то двое всегда устанавливали пулемет, третий Камелька отводил лошадь в закрытое место, а сам все силы ложил для того, чтобы во время доставить патроны на пулемёт.
При таком вооружении, безусловно, полк не мог должно драться на большом промежутке времени, т.е. со дня рождения полка 13 июля 1918 года, и в половине августа или начале сентября того же года полк вооружение совершенно изменил. Перевооружение полка проходило тремя путями: это часть вооружения получил из бригады, когда оформились по настоящему войсковые соединения и второй путь тем оружием, которое бойцы отбирали у белых, и третье за счёт конфискации. Когда полк занимал позицию под ст.Антрацит и Ирбитские Вершины, тут уже у полка было 2 пулемёта на каждую роту, и одновременно была сформирована батарея из 2-х орудий, а также организована телефонная связь.
Когда полк принимал первый бой в целом составе под Ирбитскими Вершинами, то здесь уже он имел достаточно сильный боевой кулак за счёт вооружения, и тогда полк впервые дал почувствовать, что здесь собрались мужик и рабочий, они умеют драться за правду.
Примечание: Первым боем считается потому, что полк в сформированном виде впервые принимал бой.
После этого боя полк доказал свою боеспособность. Не отдавая ни одного вершка без боя.
Б. пулемётчик Антропов И.С.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6752
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 08.06.20 08:24. Заголовок: ЭПИЗОДЫ БОЕВОЙ ЖИЗНИ..


ЭПИЗОДЫ БОЕВОЙ ЖИЗНИ ПОЛКА
После отступления полка Красных Орлов из села Катайска и с. Колчедана, позиция была занята в следующих пунктах. Штаб боевого участка был – ст. Синарская, фронтовая полоса захватила на восток село Травяное, юго-восток – ж.д. мост по направлению к Ныдыровому мосту.
Рота, состоящая из отряда тов. Григорьева, занимала участок с.Травянское, нужно остановиться, как занималась в то время позиция. Во время дня посылались на все дороги патрули, которые о всём замеченном доносили в штаб роты.
Во время ночи выставлялся на главное направление, откуда ожидался противник, пулемёт, а на второстепенные проходные пункты выставлялись заставы. Здесь нужно особо отметить, что когда занимали села, где имелись церкви с церковной оградой – это было первым местом боевого участка роты. Вот один случай.
В ночь на 22 июля 1-я рота расположилась в с. Травяном в 6 верстах от Каменского завода, был престольный праздник – Прокофьев день. В роте был ординарец Мартюшев Степан, сумевший у местных жителей лакнуть самогона, за это т.Григорьев сделал ему выговор. К вечеру рота усилила посты и заставы, а остальная часть её залегла в церковной ограде. В 22 часа рота получила из штаба полка предписание о вступлении из села Травянского на переезд ж.д. Вскоре все были готовы и выступили, соблюдая полную тишину. Перед выходом из села ротный ординарец и Мартюшев, высланный вперёд, встретил двух молодых парнем и стал их звать: "Пойдёмте с нами", ребята испугались и бросились бежать, из коих одного Мартюшев догнал, выхватывал наган и выстрелил, рота, не зная в чём дело, решили, что наступают казаки и обратно заняли церковную ограду. Вороты церковной ограды оказались закрыты, а красноармейцы прыгали прямо через решётку ограды, в это время один из красноармейцев Никифоров зацепился за шпиль подошвой сапога, повис на решётке и закричал, тут у всех было мнение, что действительно казаки наскочили и уже начали рубить. Но скоро эта паника прошла, узнав в чём дело, рота снова двинулась на указанный рубеж.
В Сухоложском бою первая рота сумела у нас доказать свою боеспособность. Когда полк стоял под Ирбитскими Вершинами 1-я рота расположена была возле линии ж.д. и только-только солнце начнёт всходить, от белых является бронепоезд и начинает угощать из пулемёта, из артиллерии, косит лес, как траву, а наши стрелки заползали в окопы и ждут, когда белые выйдут из бронепоезда и станут наступать, белые полагали, что броневиком можно напугать и заставить отойти, но не тут-то было, чтобы красные Орлы отдали позиции без боя. Дрались, как львы, и командование белых всегда посылало самые боевые свои полки против Красных Орлов, например: 6-й Маринский полк, сформированный исключительно из контрреволюционной своры (жандармов, попов, монахов и т.д.).
Как и из кого ковались кадры:
Баженов Семён Иванович из с. Песков, Катайского р-на, 17 лет, сын бедняка, участник Егоршинских боёв, как будто политическую закалку Баженову взять было негде, в армии не был, но был действительным героем, от отца и матери убежал с красными, крадучись, и стал боевиком. Когда шёл бой под Егоршиной и пехоте белых начесали. Белые, видя, что дела плохи, пехота отступает, посылают бронепоезд для поддержки, и тут молодые бойцы вступили с ними в бой, бой продолжался часа полтора, наши молодые бойцы, ещё не имеющие опыта в военном деле, бросились на него в атаку. Броневик из пулемёта покосил несколько человек, в том числе и Баженова, идущего в первых рядах, честно погибшего в бою за дело народа – вот как велик был энтузиазм.
Наш полк стоял на ст. Чайковской, число не помню, бронепоезд прошёл нашу зону, мы быстро побежали на линию ж.д. и начали таскать шпалы, загораживая дорогу бронепоезду, стараясь его взять в плен, но разве голыми руками возьмёшь, взорвать ж.д. было нечем, натаскали шпал много, но когда подошёл бронепоезд вплотную, он открыл ураганный огонь и стал пускать пары для того, чтобы высадить белогвардейцев для очистки пути. Наша пехота и пулемёты были расположены на горе, откуда было видно всё и наш обстрел мы не давали разбросать дорогу, и когда стало темно, белогвардейцы пустили сильный пар из паровоза, высадили солдат и стали очищать ж.д. линию. У нашей братвы не выдержало сердце: "Что делать, как взять бронепоезд?" Один исход остался броситься в атаку, и действительно раскатилось громкое "ура", атака проведена, но результаты понятны. Огонь броневика нескольких убил и ранил, но здесь не обошлось без курьёза: красноармеец Нетунаев Т.И., когда ему стало нетерпимо, то он падает в снег, голова и туловище тонет в снегу, а ноги остаются в верху, ему все пятки у валенок простреляли, не задев носков.
Антропов И.Серг. дет.город. д. №9.
ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.206.Л.32-37.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6755
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 09.06.20 10:04. Заголовок: Измена Волынского по..


Измена Волынского полка или Сухопутные приключения т. Стриганова под Режом. Ф. Стриганов. Из воспоминаний.
І. ПОЗОРНЫЙ ПЕРЕХОД НА СТОРОНУ БЕЛЫХ ВОЛЫНСКОГО ПОЛКА.
Волынский полк был сформирован в Питере из добровольцев питерских рабочих, прибывший на Урал на помощь Уральским рабочим отстоять, поступив к столице Урала Екатеринбургу, и вместе с рабочими Урала защитить завоевания октября от выступившей в 18 году контреволюции, олицетворённой чехами. Волынцы в направлении Челябинск Екатеринбурга в ряде боев потеряли большую часть своего полка, особенно под Екатеринбургом, а затем и столица Урала была взята чехами. Волынскому полку пришлось пойти для пополнения полка в Егоршинский район с. Покровское, где путём объявления мобилизации ряда возрастов был полк пополнен из бывших волостей: Егоршинской, Б. Трифоновской, Покровской, Режевской и частично ещё из других. По окончанию формирования полк двинулся в направлении Реж-Екатеринбург. Фронт был закреплён верстах в 18 от Режа по линии ж. д. и правее реки Режа дер. Пачкун было брошено 2 роты. Но основные силы полка были сосредоточены на линии ж. д. Кроме того к полку была прикомандирована рота китайцев, которая также была расположена по линии. После пополнения полку приходилось иметь не более 2-х боёв, если не считать отдельные перестрелки с разведками противника, полк представлял определённую силу, и противнику пробить было трудно. Но проведённая мобилизация для пополнения полка была проведена без всякого подбора и отсева от классово-чуждых элементов – все были поставлены под ружьё. Кроме этого партийной организации полка ещё не было. Раз"яснительная работа не проводилась. Пользуясь этим, классово-чуждая часть полка, взятая по мобилизации, не исключая и бывших офицеров, сынков торговцев, кулаков повели разлагающую работу среди мобилизованных, и полк был подготовлен к сдаче, за исключением отдельных групп добровольцев кадрового состава полка и роты китайцев.
Момент перехода к белым был предназначен тогда, как 3-я рота этого же полка придёт из д. Пачкун, эта рота прибыла под вечер на линию ж. д. и на её долю выпало занять передовую позицию правого фланга. По прибытии 3 роты в этот же вечер было заметно, что в полку не всё обстоит благополучно. Это можно было видеть из того хотя бы, что несмотря на темноту и что фронт расположен в лесу, в окопах почти не было никого, а все группировались вокруг костров разведённого огня. И что характерно, так это то, что сгруппировались у костров, таинственно о чём то разсуждали. Достаточно только показаться около костра, как сейчас же разговор прекращался. Какие же меры были приняты со стороны командного состава, чтобы привести части в боевой вид и не дать возможности спокойно проводить контреволюционное дело? Комсостав не мог принимать мер, т.к. он был из тех-же классово-чуждых элементов – избран мобилизованными. Раз они являлись выборным начальством – разве они могли пойти против своих избирателей – это одно, и второе, они не могли пойти против этого ещё и потому, что они сами были классово-чуждым элементом. В эту же ночь была выбрана делегация человек из пяти самых махровых врагов советской власти и посланы к белым для переговоров о том, что полк готов перейти – всё подготовлено. С возвращением делегации от белых, узнав о том, что белые будут утром часов в 7-8, был затребован от штаба полка бронепоезд, который якобы потребуется утром, т.к. по всей вероятности противник будет наступать. Штаб полка находился в Реже и не знал, что творится в полку, понятно почему он не мог знать, т.к. об этом не было известно тем, кто бы мог сообщить полку.
И так настаёт роковое утро – рассвет начался, вот и солнце уже выходит, а в окопах по-прежнему беспорядок всё ещё, публика толпится у несгоревших костров. Я, будучи рядовым красноармейцем в пешей разведке, подхожу к командиру 3 роты – Вехонову и говорю: "В чём дело, Вехонов? Никого в окопах, где-то все толпятся у костров, в окопах пусто. Что же это за порядок". "Что же я сделаю", – говорит командир роты. "Давай, иди – агитируй". Я ещё обращаюсь к нему и говорю, что я всё же ничего не понимаю, надо какие то меры принять вам как командиру. Он тогда ответил, что этого делать незачем, т.к. скоро придут, и мы пойдём туда, указывая в сторону противника. Тут для меня стало ясно всё, сердце моё судорожно сжалось и временная растерянность – не знаю о чём говорить, а потом решил заявить, что выход ещё есть – осталось одно – инициаторов этого дела – сдачи – надо выдать и растрелять на глазах у всего полка, а противнику дать отбой.
На мой вопрос ответа не последовало ни от командира, ни от группы людей человек 10-15, которые были с ним. Тогда я решил побежать от линии ж. д. на фланг к своим товарищам. В это время уже пулемёты были направлены, поворочены не в сторону противника, а в сторону Режа. Не успел добежать до фланга, слышу, недалеко пыхтит паровоз. Это шёл бронепоезд, высланный из Режа, якобы на помощь полку. Только успел добежать до фланга группы своих ребят и сообщить что творится, вдруг к нашему флангу подбегает группа людей 10-12 человек и кричат: "Пошли вместе". "Да куда вы?" "Сейчас из Режа пришёл бронепоезд – ему надо с тыла со стороны Режа отрезать путь, наложить шпал и всё. Сейчас придут белые". Перемогнувшись с ребятами, видимость сделали, что мы тоже пошли с ними, отошли саженей 40-50, пользуясь густым лесом, мы свернули в сторону и побежали в сторону Режа. Нас побежало в штаб человек 10. После того, как мы пошли ускоренным шагом, насколько хватало наших сил, не прошло 15 минут, как белогвардейцы прибыли. Состоялась торжественная встреча; началась сортировка сил, производство за услугу белым в чины и [1] арест подозрительных. Характерно отметить, что командир 3 роты Вехонов был тут же произведён в чин офицера, арестована была команда бронепоезда, рота китайцев, были обезоружены все подозрительные лица, были посажены в вагоны, направленные в Екатеринбург. Рота китайцев обезоруженных – на ст. Крутиха, где была растреляна из пулемётов. А все враждебно настроенные против советской власти шкурники двинулись под командой для освобождения Режа, Покровки, Трифоновой и Егоршино, по их выражению, от красных разбойников.
Наша помощь штабу полка была тщетной, т.к. мы не успели дойти до Режа версты 2, как Реж и станция были окружены конницей белых, и штаб полка отступил на ст. Егоршино. Таким образом преступная сдача Волынского полка была совершена, которая способствовала сосредоточить свои силы в направлении Н. Тагила.
В день 10-летия освобождения Урала от Колчака надо сказать одно, что позор тем, кто во имя шкурных интересов предал интересы завоеваний октября и вечная память т.т. павшим за дело освобождения рабочего класса, растреляной роте китайцев на ст. Крутиха.
ІІ. БОРЬБА ПОЛКА КРАСНЫХ ОРЛОВ ЗА РЕЖ И ЕГОРШИНО.
Полк красных орлов во время сдачи Волынского полка дрался на станции Антрацит Северо-Восточной ж.д. Богданович-Егоршино. Как только получился прорыв в направлении Режа, полку красных орлов пришлось со ст. Антрацит в срочном порядке двинуться в направлении Покровское-Реж. Красные орлы за ночь передвинули свои силы со ст. Антрацит в с. Покровское и тот же день по приходу в Покровское двинулись на Реж. Штаб полка красных орлов находился на раз"езде у с. Покровского между Егоршино и Режем. Задание части полка получили двинуться для занятия Режа, на пути продвижения на линии ж. д. версте на 8-9 от Покровска встретились с предателями Волынского полка, со шкурниками, которые под командованием вновь испечённых белых офицеров шли освободить свою местность от красных. Без всякого боя шкурники дрогнули, побросав оружие, один пулемёт, бросились бежать – некоторые обратно в Реж, а часть, пользуясь тем, что они знали хорошо место, лесами пробрались в с. Покровское, где стоял полк красных орлов. Части нашего полка двинулись дальше по линии ж.д. и версте на 15 от с. Покровского и верстах 2-3 от Режа у Хвощевского окопались, одновременно проводили разведку расположения противника.
Ночь прошла спокойно, только разведка наша и противника, когда сходились, производили перестрелку. Утром к нам на фронт должен был прийти броневик с тем, чтобы напасть на Реж и выбить противника. Поэтому при штабе полка не подалеко от вагонов осталась батарея, которой в условиях леса делать было нечего, да десятка полтора ординарцев.
Настало утро. Часов в 6 утра показался броневик противника. К-р б-на т. Ослоновский звонит в штаб полка о том, что недалеко от наших окопов показался броневик противника, высылайте срочно наш. Не прошло 10 минут, в тылу у нас слышна артиллерийская стрельба. В чём дело? Почему в тылу артиллерийская стрельба, было непонятно. В этот момент броневик противника подходит к нашим окопам, как только сравнялся с окопами, открыл ураганный огонь из двух пушек 3-х дюймовых и с обоих бортов пулемётный. Наши части полка от этого не дрогнули, лежали в окопах в ожидании пехоты противника. Во время стрельбы с броневика белых из штаба полка красных орлов прискакал вестовой т. Анашкин, командиру батальона т. Ослоновскому вручил донесение от Ф. Акулова, что отступайте, с. Покровское занято белыми. Командир боевого участка т. Ослоновский дал распоряжение передать по цепи, по направлению окопов отступить. Отойдя по окопам в лес, где бы меньше было опасности от пулеметов броневика, двинуться по направлению в тыл. Одновременно последовало распоряжение одному из красноармейцев т. Таряеву В.С., чтобы он перебрался через линию ж.д. под огнём разрывающихся снарядов и градом пуль от пулемётов броневика белых, сообщить нашим частям, расположенным на левом фланге, об отступлении. Красноармеец Таряев поручение честно выполнил и вернулся обратно – доложил командиру, что Ваше приказание передал. Отступая в тыл по направлению к с. Покровскому, наша задача была пробраться на ст. Самоцвет. Как только вышли в поля, вдали виднелось с. Покровское, мы увидали, что село горит.
Прошли не менее 10 вёрст, обходя село Покровское с северной стороны, мы заметили, по направлению к нам двигается человек верхом. Мы полагали, что это разведка белых, нет, смотрим, всё ближе и ближе приближается прямо на нас. Не доезжая до нас метров 200, мы узнали, что это ординарец нашего полка. Бросились все его спрашивать, как и что, и почему Покровское пало, он сообщает, что Покровское снова в наших руках.
Дело было так. Когда мы силы полка двинули на Реж, белые составили сильную группу человек 300-400 из предателей, которые сдались в Волынском полку, как знающих все лесные тропинки. Он их послал брать свои сёла и деревни. Когда обходная группа зашла в обход, то с. Покровское им удалось взять без боя, т.к. в селе почти никого не было, за исключением отдельных красноармейцев, которые были около штаба полка. После занятия с. Покровского в самом центре села сгруппировались и двинулись в атаку на штаб полка красных орлов и батарею. Как только вылезли из села белые, Ф. Акулов приказал батарее бить в упор [1об] шрапнелью по белякам. В этот момент со станции Егоршино идущий броневик к нам на фронт под Реж вынужден был, не доходя до штаба полка, с северо-восточной части села встать и обстреливать село зажигательными снарядами. Командир полка Ф. Акулов, видя замешательство, панику в рядах белых, нанесённую в упор артиллерией, собрал всех, что только можно было собрать, всех вестовых, которых набралось человек 25-30, и ринул в атаку на ура. Противник дрогнул, началось бегство в село, а когда увидали (кавалерия) собранных вестовых под командой Ф. Акулова, ещё больше началась паника. А Ф.Акулову только этого и было нужно, вперёд ура, вперёд ура, и давай крошить эту бегущую банду. Большинство из обходной группы были побиты, просто изрублены лихой кавалерией 25-30 человек, часть ранены, село горит, и Покровское снова в наших руках. Когда мы прошли в штаб полка, Ф. Акулов гуляет на раз"езде около штаба, на вопрос т. Ослоновского – как дела, фронт? т. Ф. Акулов ответил: "Я их разбузовал – вот и всё".
ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.99.Л.1-2.

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6761
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.06.20 09:02. Заголовок: ВОСПОМИНАНИЯ ДАВЫДОВ..


ВОСПОМИНАНИЯ ДАВЫДОВА И.Г. О ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ
В конце февраля месяца 1919 года 23-му Верх-Камскому полку было приказано особой бригадой 3-й армии выбить противника из деревни Марсенки и Степаненки. Означенные деревни занимал Колчаковский 25 Тобольский полк. Два батальона 23 полка, первый под командой тов. Ольшевского, второй под командой тов. Дутырева на рассвете повели наступление. Первый батальон под командой Ольшевского пошёл на Марсенки, второй на Степаненки.
Первый батальон разбил противника, захватил штаб 25 Тобольского полка, взял в плен несколько офицеров. Командир 25 Тобольского полка, полковник, застрелился. Во время этой операции двумя пулями на вылет в грудь был ранен командир первого батальона тов. Ольшевский. После его ранения я был назначен командиром первого батальона. Одновременно, второй батальон выбил противника из деревни Степаненки. Обе деревни укрепили за 23 полком. Слева по фронту полк Красных Орлов занял мельницу. Оба полка 23 и Красных Орлов связались живой связью. Справа была связь с Волынским полком. Разбитый 25 Тобольский полк противник заменил 7 Кузнецким полком. Приказа на дальнейшее наступление не было, и 23 полк остановился на этих позициях, отбивая ежедневные разведывательные атаки Кузнецкого полка. [74]
Оперативный штаб 23 полка помещался в деревне Тимофеевке, а хозяйственная часть полка в дер. Жернаковой. При штабе полка не было никакой охраны, были одни писаря, адютант полка Подраменский, помощник командира полка Богданов Павел и оружейная мастерская во главе с мастером Симановым и несколько человек резервных пулемётчиков, вооружённой силы не было. От деревни Тимофеевки по реке от деревни Тимофеевки до занимаемой позиции полком Красных Орлов было три мельницы, последнюю третью мельницу занимали части полка Красных Орлов. Последние две мельницы были не заняты нашими частями, а время от времени посещались нашей конной разведкой. От штаба 23 полка от деревни Тимофеевки до позиции, занимаемой частями полка, было расстояние 4 километра до деревни Марсенки, от Марсенок да Степаненок – 3 километра и от Марсенок до Выселка – 2 километра. Вот эти населённые пункты занимали три батальона 23 полка, лыжная и конная разведка. После разгрома белых, 25 Тобольского полка, на этом участке мы держались дней десять.
Подошедший 7 Кузнецкий полк повёл на нас наступление, но был отбит нашими частями, и больше на нас наступление не вёл, кроме крупных разведок.
Штаб нашей бригады был расположен в районе села Медного. Командиром бригады Макаром Васильевичем Васильевым был вызван в штаб бригады наш командир полка тов. Пичугов для дачи ему дальнейших оперативных операций нашему полку. Комиссар нашего полка тов. Рычков был ранен и находился на излечении в деревне Жернаковой при хозяйственной части. Наши позиции и занимаемые нами участки были связаны телефонами, связь была и со штабом полка. Уезжая в штаб бригады, командир полка Пичугов командование полком передал Богданову, а меня назначил начальником боевого участка, занимаемым нашим полком.
Надо сказать, что в тот момент у нас в полку не было людей с офицерским образованием, за исключением 2 прапорщиков – ад"ютант полка Подраменский и пом. командира полка Богданов. Часа в 4-5 вечера было уже темно, перервалась связь телефонная между дер. Марсенками и Штабом нашего полка. Мною тотчас-же были посланы два телефониста восстановить связь. Телефонист Шалев Иван, второго не помню фамилии, вернулись обратно, не дойдя до Штаба километра 2, были обстреляны заставой белых. После их доклада была послана конная разведка под командой Ладоныча с определённым заданием выбить заставу и связаться с [75] Штабом полка. Но эта операция Ладоновичу не удалась, так как белые подтянули к заставе свои пулемётные и лыжные части. Наша конная разведка вынуждена была вернуться обратно: по докладу Ладоновича выяснилось, что в деревне Тимофеевке, где помещался наш Штаб, происходит пулеметная стрельба. Для меня стало ясно, что Штаб наш занят белыми. Я знал, что писаря, ад"ютант и Богданов и не вооружённые пулемётчики не в состоянии отбить части белых. Мне пришлось снять с позиции 1-ую роту под командой Панова и выставить её заслоном на Тимофеевскую дорогу, чтобы не дать возможности противнику напасть на нас с тыла. Сейчас же был послан отряд лыжников под командой Меньшикова для связи с Красными Орлами на третью мельницу. Лыжникам удалось пробраться до 3 мельницы не по дороге, а лесом. Не дойдя до мельницы ½ километра, на опушке леса их обстреляли, они вернулись обратно. Оказалось, что части Красных Орлов мельницу оставили, белые её заняли. Я понял, что я окружён с 3-х сторон. Решил разведать четвёртую сторону, посылаю Меньшикова и Трушкова и ещё 3 лыжников связаться с Волынским полком. Через час вернулась наша разведка и доложила, что Волынский полк отступил и занимаемая им деревня [75об] занята белыми. Таким образом, мы оказались в кольце у белых.
Тотчас-же собрал маленькое совещание командиров рот и батальонов, решили на своём совещании не об"яснять рядовым стрелкам, что мы находимся в кольце. Решили из деревни Степаненки снять второй батальон, взамен его на позицию поставить конную разведку и разведкой вести демонстрацию в пешом порядке наступления на позиции белых, а второй батальон посадить на подводы и подтянуть в деревню Марсенки, для чего мобилизовать всех лошадей в деревнях Степаненки и Марсенки и Выселках. Когда всех лошадей согнали в деревню Марсенки, и части наши были размещены на лошадей, Ладонович проделал демонстрацию наступления на белых и присоединился к нам. Сняли 1 роту тов.Панова, посадили на лошадей, наши пулемёты приспособили так на санях, что не снимая их с саней можно отстреливаться. Разбили наши части так: головным пошла 1 рота как более надёжная и командир роты тов.Панов был не трус, лыжная команда, как разведка человек 50 пошла по лесу с фланга, конная разведка прикрывала наше отступление. Пулемёты были расположены по всему нашему обозу через определённый промежуток длины нашего обоза. Сам я занял средину обоза с таким расчетом, если белые [76] нападут с тыла, мне ближе попасть к месту боя, если нападут на головную часть, для меня одинаково расстояние.
Часа в 4 утра всё было готово, и мы двинулись. Целый ряд рядовых стрелков задавали мне вопросы: "Тов. Давыдов, зачем мы отступаем, ведь белые на нас не наступают. Мы позиции им отдаём даром. Несколько дней тому назад мы их с боем брали и потеряли убитыми своих товарищей". Мне пришлось им врать об"яснить, что из тактических соображений эта позиция для нас не выгодна, и есть распоряжение нам отойти на село Медное. Они мне второй вопрос: "А почему с такими предосторожностями мы едем?" "Ну, тут ребята, война, а не гулянка. Надо быть всегда на чеку". Товарищи стрелки мне поверили, но когда мы пришли в Медное, тогда они поняли, в чём дело. А в 4 часа мы двинулись. Проехать нам до Медного нужно было 15 километров. Надо торопиться до свету поспеть. На наше счастье поднялся такой сильный буран, что впереди себя за 2-3 сажени ничего не видно. Нам пришлось ехать по дороге вдоль окопов белых; их окопы были очень близко у дороги, местами сажен 15-20, но так как был сильный ураган, нам удалось благополучно проскользнуть и, кроме того, демонстрация Ладоновича наступления на белых нам очень [76об] помогла.
После мне удалось выяснить точно, под селом Гординским, когда мы наступали в мае месяце, мы поймали одного офицера в плен 7 кузнецкого полка, и он нам рассказал их план уничтожения 23 полка. Он говорил, что наши части заметили отход с мельницы Красных Орлов, и они составили план обойти нас с тыла. Кроме того, они включились телефоном в наш провод, то-есть в провод Штаба полка Красных Орлов. Как раз в этот момент оперативный штаб Красных Орлов передавал распоряжение о том, чтоб части снимались и следовали в район ст. Чепца. Подслушав это распоряжение, белые сразу после отхода Красных Орлов заняли мельницу, а потом и место расположения штаба 23 полка и нас сразу окружили с 3-х сторон. Дальше их план был таков – нас оттеснить к деревне Тимофеевке и на проселочной дороге в лесу уничтожить. Демонстрация Ладоныча спутала их план. Они думали, что мы решили наступать и они стали перебрасывать свои части к месту демонстрации деревне Степаненки. Пока они передвигали свои силы, мы благополучно под их носом проскользнули в село Медное.
По прибытии в село Медное я встретился с Богдановым и комиссаром бригады – Миковым Михаилом Николаевичем, которые приехали в Медное с тем, [77] чтобы с помощью Волынского полка нас выручить из кольца. Тут я от них узнал, что есть приказ 3 армии из особой бригады выделить 2 полка в помощь потрёпаной тогда 29 Дивизии. В число этих полков входили 22-23 полки. Из Медного мы сразу в тот же день на подводах переехали в район станции Чепца в распоряжение 29 Дивизии. Во время этой операции мы потеряли убитыми лыжника Зенкова, коммунист, забойщик с Гуневских копей, из конной разведки мусульманина, не помню его фамилии, раненым в обе ноги пулеметчика Шарапова и телефонист Капустин сбежал к белым вместе с аппаратом. Пулемёты, винтовки, патроны, продовольствие – всё вывезли с собой.
Благодаря стойкости командного состава и революционной сознательности стрелков под руководством Политотдела Штаба бригады и полка нам удавалось выдерживать натиски белых и отбивать их. При выходе полка из вражеского кольца особо отличились самоотверженностью и выдержкой ком.роты 1-й Панов, командир конной разведки Ладонович, лыжника – Меньшевиков и командир пулемётной команды Рик.
Бывший пом.командира 23 Верх-Камского полка особой бригады 3-й армии Восточного фронта И.Г.ДАВЫДОВ. [77об]
ЦДООСО.Ф.41.Оп.2.Д.197.Л.74-77об.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6779
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 14.06.20 08:14. Заголовок: Яхонин Федор Иванови..


Яхонин Федор Иванович (1890-1954). Русский. В КП с 08.1918. Образование: среднее. Учился 6 лет в 2-х классном училище, Сормово, окончил; делопроизводитель; член ПСР 1906-1917; пред. Шадринского УИК 17- 18; служил в РККА 1918-1921; военком 1-й стр. бригады, 3-я армия 18- 19; военком 29-й стр. дивизии 19- 20; военком инспекции пехоты Западного фронта 20- 21; зав отделом Тюменского губ. СНХ 21- 22; прокурор Тюменского губревтрибунала 22- 23; прокурор Тюменской губернии 23- 12.23; прокурор Тюменского округа ? 12.23-01.27; член правления Нижегородской губ. кассы социального обеспечения 01.27- ; зав отделом снабжения завода «Гудок Октября», г. Горький -37; арестован 1937; осужден тройкой УНКВД Горьковской области в 02.1940 к заключению в ИТЛ; отбывал наказание в ИТЛ 02.40- 54; умер в заключении; решением Горьковского облсуда приговор отменен и дело прекращено за отсутствием состава преступления, реабилитирован.
Источники: РГАСПИ, ф.17, оп.9, д.2167.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6793
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.06.20 07:54. Заголовок: Моисеев Петр Констан..


Моисеев Петр Константинович (1896, с. Людиново Жиздринский район Калужская губерния-1.12.1977). Родился в семье рабочего. Русский. В КП с 1917. Образование: среднее. Токарь Людиновского завода, уволен 1916; токарь Брянского машиностроительного завода, г. Бежица 1916-03.1917; в 03.1917 приехал в г. Людиново; служил в Красной Гвардии 07.1917-1918; командир конной сотни; служил в РККА с 09.1918; военком роты; военком батальона; военком полка, 29-я стр. дивизия; на политической работе в Сибирском ВО; нач. полит. отдела стр. дивизии 29-; военком стр. дивизии; нач. полит. отдела Приморской группы войск, Отельная Краснознаменная Дальневосточная армия; уволен из РККА в 1940. Звание: бригадный комиссар 2.01.36.
Награды: орден Красного Знамени.
Источники: «Омская правда», №282, 3.12.77, Омск, с.4, некролог.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 12
Зарегистрирован: 24.05.20
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 19.06.20 17:26. Заголовок: pyrin пишет: – Обст..


pyrin пишет:

 цитата:
– август 1918 года.... Обстановка сейчас такова, что большие силы красных сосредоточились под селом Невьянским: со стороны Костино и со стороны Первуново, всего до полутора тысяч человек. На их вооружении имеется артиллерия. Штабс-капитан Цветков с частью отряда остаётся в Невьянском и там даст бой большевикам. – Николай сделал секундную паузу и внимательно посмотрел на друга. – Так что на тебя, Корнилий, возлагается главная задача! Поэтому возьми себя в руки! И пока батальон Цветкова ведёт бой, приготовьте оборону здесь и в селе Рудном.
Все единогласно поддержали штабс-капитана Казагранди. И когда стало темнеть, Корнилий, попрощавшись со всеми и обняв Казагранди, уехал в Невьянское.
Поздним вечером на площади села штабс-капитан Цветков устроил что-то вроде смотра. Собралось 250 человек, Вооружение: берданы, кое у кого есть и винтовки, шесть пулемётов. «Не густо, – подумал Корнилий, – но зато какие люди… Все, как правило, бывшие фронтовики». После смотра Цветков пригласил командиров.
– Ты, Мухин, и ты, Поликарп, – отвечаете за пулемётные команды! Один – на колокольню, другой – на кладбище. Остальные должны разбить отряд на команды человек по тридцать, сорок и быстро передвигаться по селу, обстреливая красных. Как там с моим приказом по местным жителям: все покинули село? Я думаю, сегодня ночью или завтра утром красные начнут.
– Все покинули! Несколько дедов отказались идти на Ирбит, так их в соседнюю деревню переправили, – ответил один из командиров.
Ночь прошла спокойно. Утром бойцы даже успели позавтракать. Часов в восемь к Корнилию прибежали с наблюдательного пункта на колокольне.
– Идут! Конница и пехота!
Цветков поднялся на пригорок к церкви. Поднёс к глазам бинокль, но уже невооруженным глазом было видно приближающуюся лаву наступающих. Конница перешла на галоп.
– Пулемётным командам приготовиться!
– Не хотел бы я оказаться на их месте! Что за командир?! Видимо, без разведки гонит своих прямо под перекрёстный огонь… – обратился к Мухину старший унтер-офицер Овчинников.
Он хотел еще что-то сказать, но раздавшаяся команда оборвала его на полуслове:
– Огонь!
Застрекотали пулемёты, с разных сторон раздались залпы. Быстро смешались нестройные ряды поредевшей конницы, продолжавшей под напором задних рядов и наступающей пехоты по инерции двигаться вперёд. Но вот ещё несколько очередей и залпов, и вся масса: люди, кони без всадников, – шарахнулась назад. Кони оставляли на земле своих хозяев, люди уносили раненых. Первый приступ нападающих был отбит.
Сейчас же заработала батарея красных. Вот один снаряд упал в Нейву, подняв вверх столб воды, второй ударил в стену церкви, но чудом отскочил. Стена осталась цела. Ещё несколько взрывов – и село загорелось.

Нашел фото Храма (Церковь) Собора Пресвятой Богородицы

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6992
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.08.20 11:18. Заголовок: Захаров Николай Павл..


Захаров Николай Павлович (1894, г. Холм, Псковская губерния-09.1919). Русский. Беспартийный. Образование: среднее. Учился в реальном училище, окончил; служил в Армии 1915-1918; учился в Петергофской школе прапорщиков, окончил 1915; прапорщик; мл. офицер полка; нач. пулеметной команды полка; подпоручик; комроты 1917-1918; поручик; награды: 4 ордена; служил в РККА с 02.1918; инструктор формирования войск, Выборгский район, г. Петроград 02.18- 09.18; комбат Выборгского отдельного, Восточный фронт 09.18-30.09.18; нач. Восточного боевого участка войск Лысьвенского направления 30.09.18- 10.18; комполка Лесновско-Выборгского стр. 10.18-01.19; комбриг 3-й, 29-й стр. дивизия 01.19-04.19; комбриг 2-й, 29-я стр. дивизия 04.19-09.19; попал в плен за Тоболом; повешен белогвардейцами.
Награды: орден Красного Знамени прик. РВСР №71 1919.
Источники: РГВА, справка.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 7078
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.08.20 17:00. Заголовок: Михайлов Николай Фил..


Михайлов Николай Филиппович родился 22 мая 1897 г. в д. Тростино (в какой именно установить пока не удалось, их три - минимум) Тверской губернии в крестьянской семье. Окончил 4-х классную сельскую школу (1911). Пять лет работал слесарем на заводе. Член ВКП(б) с 1921 г. (п/б № 449048). Умер 29 июня 1972 г. Похоронен в Москве на Химкинском кладбище.
Окончил 6-месячные курсы краскомов при Тверских кавалерийских КУКС (1919), повторные кавалерийские курсы при 5-й армии (1921), кавалерийские КУКС РККА в г. Новочеркасск (1931 и 1939), курсы усовершенствования командиров дивизий при Военной академии им. М. В. Фрунзе (1947).
В Русской императорской армии с мая 1916 г. по апрель 1918 г., старший унтер-офицер. Принимал участие в боевых действиях на фронтах Первой мировой войны. С 15 августа 1918 г. - красноармеец Тверского кавалерийского полка. С 12 февраля по 20 марта 1919 г. - курсант курсов краскомов при Тверских кавалерийских КУКС. С 20 марта 1919 г. - командир взвода 1-го Петроградского кавалерийского полка. Воевал на Северном фронте при обороне Петрограда, участвовал в боях с войсками генерала Н. Н. Юденича. На Восточном фронте участвовал в боях против войск адмирала А. В. Колчака от Вятки до Томска. С 16 марта 1921 г. - командир взвода отдельного кавалерийского дивизиона 29-й стрелковой дивизии. С 16 апреля 1922 г. - помощник командира 29-го кавалерийского полка 5-й кавалерийской дивизии. С 1 августа 1922 г. - помощник начальника дивизионной школы 5-й кавалерийской дивизии. С 4 июля 1923 г. - помощник начальника связи бригады 5-й кавалерийской дивизии. С 15 сентября 1924 г. для поручений при начальнике снаьжения 7-й кавалерийской бригады. С 14 апреля 1925 г. - Начальник административно-хозяйственного отделения 7-й кавалерийской бригады. С 21 июня 1927 г. - Помощник командира 79-го кавалерийского полка по хозяйственной части. С 16 января 1927 г. - вновь Начальник административно-хозяйственного отделения 7-й кавалерийской бригады. С 20 октября 1929 г. - Командир эскадрона 81-го кавалерийского полка. С 10 ноября 1930 г. июнь 1931 г. - слушатель Кавалерийских КУКС РККА в г. Новочеркасск. С 19 июня 1931 г. - вновь Командир эскадрона 81-го кавалерийского полка. С 11 июля 1932 г. - Командир, с 17 июля 1933 г. - командир-военком отдельного кавалерийского эскадрона 14-й стрелковой дивизии. С 9 января 1934 г. - Помощник командира 45-го кавалерийского полка 11-й кавалерийской дивизии. Приказом НКО № 561 от 15.02.1935 г. назначен Начальником 4-го отделения хозяйственного отдела Приволжского ВО. С 17 сентября 1925 г. - ид Начальника 5-го отделения продовольственно-фуражного отдела Приволжского ВО. Приказом НКО № 755 от 21.04.1936 г. утвержден в занимаемой должности. Приказом НКО № 1172 от 15.07.1936 г. назначен Старшим инспектором Обозно-вещевого отдела Приволжского ВО. С 22 января 1938 г. - ид Помощника начальника Обозно-вещевого отдела Приволжского ВО. В мае 1939 г. окончил Кавалерийские КУКС РККА. Приказом НО № 0410 от 01.05.1939 г. назначен командующим 76-м кавалерийским полком. Приказом НКО № 0013 от 12.03.1941 г. назначен заместителем командира 47-й танковой дивизии 18-го механизированного корпуса (Одесский ВО). С началом Великой Отечественной войны корпус в составе 9-й, затем 18-й армий Южного фронта участвовал в приграничном сражении, Уманской оборонительной операции. Во второй половине июля 1941 г. в составе 18-й армии, ведя упорные бои юго-восточнее г. Винница, обеспечил отход войск 6-й, 12-й и 18-й армий. В августе остатки дивизии вели тяжелые оборонительные бои южнее г. Никополь. С 11 августа полковник Н. Ф. Михайлов исполнял должность командира 47-й танковой дивизии. В сентябре 1941 г. дивизия в составе Юго-Западного фронта была переформирована в 142-ю танковую бригаду, полковник Н. Ф. Михайлов утвержден ее командиром. С октября бригада в составе 37-й армии Южного фронта участвовала в Ростовских оборонительной и наступательной операциях, в освобождении г. Ростов-на-Дону. 24 января 1942 г. бригада была преобразована в 5-ю гв. танковую бригаду, входившей в состав 6-й армии Юго-Западного фронта. Во время Харьковского сражения бригада совместно с другими соединениями Юго-Западного фронта 20 мая 1942 г. попала в окружение в районе города Изюм. В течение недели бригада вела бои в окружении, но 27 мая Михайлов был ранен в бою в правое плечо, после чего попал в плен. С мая 1942 по 1945 г. находился в плену. Содержался он в лагере военнопленных в г. Хаммельсбург и Флесенбургском концлагере. В конце апреля 1945 г. был освобожден американскими войсками, после чего направлен на сборно-пересыльный пункт репатриированных 1-го Украинского фронта в г. Дрезден. После войны до декабря 1945 г. находился на специальной проверке в органах НКВД, после чего был восстановлен на службе и направлен в распоряжение командующего БТиМВ Красной Армии. В марте 1946 г. зачислен слушателем курсов усовершенствования командиров дивизий при Военной академии им. М. В. Фрунзе, после окончания которых состоял в распоряжении ГУК НКО СССР. Приказом МВС CCCР № 0182 от 28.02.1947 г. уволен в отставку по ст. 43. Проживал в Москве. Воинские звания: майор (Приказ НКО № 0303 от 24.01.1936), полковник (Приказом НКО № 01015 от 05.03.1940), ген.-майор тв/в (Постановление СНК СССР № 2199 от 09.11.1941). Награды: Орден Ленина (05.11.1946), два Ордена Красного Знамени (06.05.1946, 06.11.1947).

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 7085
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.08.20 08:01. Заголовок: Коновалов Фёдор Иван..


Коновалов Фёдор Иванович 17.02.1901 - 30.12.1975 родился в д. Некрасова, Юргинской волости Ялотуровского уезда Тобольской губернии (ныне д. Некрасово, Юргинский район Тюменской области) в крестьянской семье. Русский. Окончил 3 класса учительской семинарии (1919). Член ВКП(б) с 1920 г. (п/б № 1012377). Окончил СТ КУКС «Выстрел» (1931), ВАММ (1937), АКУОС при ВА БТиМВ (1951).
С 25 сентября 1919 г. красноармеец и делопроизводитель Путиловского Стального кавалерийского полка 29-й стрелковой дивизии. С июня 1920 г. член комисси по борьбе с дезертирами 29-й стрелковой дивизии. С августа 1920 г. интернирован в Германии в составе 3-го стрелкового корпуса. С мая 1921 г. в резерве комсостава Ленинградского ВО. С августа 1921 г. военный комиссар Сибирской военной школы инструкторов физического образования. С октября (или декабря) 1922 г. член и председатель правления Томского губернского военно-потребительского общества. С января 1924 г. квартирмейстер Томского губернского военного комиссариата. С июля 1924 г. помощник уездного военного комиссара г. Кузнецка. С января 1926 г. помощник окружного военного комиссара г. Минусинска. С января (или августа) 1927 г. военный комиссар окружного военного комиссариата г. Тара Сибирского ВО. С августа 1929 г. военный комиссар Окружного военного комиссариата г. Свободный. С сентября 1930 г. по август 1931 г. - слушатель Стрелково-тактических курсов усовершенствования комсостава РККА имени III Коминтерна. С августа 1931 г. помощник начальника 1-го сектора Управления Укомплектации и службы войск ГУР РККА. С февраля 1933 г. по сентябрь 1937 г. - слушатель командного факультета Военной академии моторизации и механизации РККА им. И. В. Сталина. Приказом НКО № 3424 от 19.09.1937 г. назначен помощником начальника 1-го отделения штаба 7-го механизированного корпуса. С сентября 1938 г. врид начальника 1-го отделения штаба 7-го механизированного корпуса (с 1938 г. - 10-й танковый). Приказом НКО № 02250 от 03.11.1938 г. утвержден в занимаемой должности. Приказом НКО № 04866 от 30.11.1939 г. назначен начальником учебного отдела Харьковского БТУ. Приказом НКО № 05115 от 26.12.1939 г. назначен преподавателем тактики в Харьковском БТУ. С февраля 1940 г. заместитель начальника оперативного отдела Резервной ГВ Ленинградского ВО. Приказом НКО № 01122 от 26.04.1941 г. назначен Начальником Курса начсостава запаса Харьковского ТУ. С 29 июня 1941 г. начальник оперативного отдела 25-го мехкорпуса. С июля 1941 г. начальник штаба 219-й моторизованной дивизии. В УПК этого нет. Приказом ГАБТУ № 0121 от 28.11.1941 г. назначен начальником 1-го отделения АБТО 1-й Ударной армии. Приказом ГАБТУ № 0104 от 12.02.1942 г. назначен начальником штаба 50-й танковой бригады. Приказом Западного фронта № 0744 от 20.08.1942 г. назначен и.д. командира 51-й танковой бригады. Приказом НКО № 06335 от 12.10.1942 г. в должности утвержден. В ноябре 1942 г. - апреле 1943 г. непонятно где находился. Но бригадой не командовал! Приказом Юго-Западного фронта № 0407 от 02.04.1943 г. назначен и.д. командира 50-й танковой бригады. Приказом НКО № 03352 от 24.06.1943 г. в должности утвержден. В составе 3-го танкового корпуса 2-й танковой армии участвовал в Курской битве. На Курской дуге в июле был ранен, но остался в строю. В районе Севска 27 июля 1943 г. «за невыполнение боевой задачи» был снят с должности. С октября 1943 г. и.д. командира 38-й гв. танковой бригады. Приказом НКО № 03716 от 15.12.1943 г. утвержден в занимаемой должности. 8 сентября 1945 г. 38-я гв. тяжелая танковая бригада была переформирована в 38-й гв. тяжелый танковый полк, а Коновалов остался в должности командира полка. С 3 марта 1946 г. заместитель командира 27-й механизированной дивизии. С октября 1946 г. заместитель командира 27-го механизированного кадрированного полка. С июля 1947 г. в распоряжении ГУК ВС. С 9 сентября 1947 г. военный комиссар Челябинской области. С 20 июня 1949 г. заместитель командира 10-го стрелкового корпуса по БТВ. С 30 января по 1 ноября 1951 г. - слушатель Академических курсов усовершентвования офицерского состава при Военной академии БТиМВ с сохранением должности. Приказом МВ СССР № 05336 от 24.11.1954 г. уволен в отставку по ст. 60б. Проживал в г. Киев. Воинские звания: майор (Приказ НКО № 0622/н от 1938), подполковник (Приказ НКО № 0998 от 1942), полковник (Приказ НКО № 05838 от 14.09.1942), ген.-майор т/в (Пост. СНК № 1683 от 11.07.1945). Награды: Орден Ленина (06.05.1946), четыре Ордена Красного Знамени (18.02.1944, 14.09.1944, 03.11.1944, 17.05.1951), Орден Отечественной войны I степени (31.05.1945). Медали: «XX лет РККА» (1938), «За оборону Москвы» (01.05.1944), «За победу над Германией в ВОВ 1941-1945 гг.» (09.05.1945).

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 7226
Зарегистрирован: 11.10.15
Репутация: 1
ссылка на сообщение  Отправлено: 27.09.20 09:38. Заголовок: Григорий Иванович Шо..


Григорий Иванович Шолев. Родился 22 января (3 февраля) 1899 года в Вичуге (ныне — Ивановской области). В 1918 году работал молотобойцем в Екатеринбурге. Службу в армии начал в мае 1918 года рядовым 2-го Уральского добровольческого полка на Восточном фронте, где до 1919 года участвовал в боях против армии Колчака и подавлении бандитско-кулацких восстаний. В 1919 году окончил Высшую школу усовершенствования комсостава (Глазов), в 1920 — Первые сибирские пехотные курсы (Омск). Участвовал в разгроме белогвардейцев в Тюкалинском, Ишимском и Тобольском уездах. Был ранен в руку. В 1921—1928 годы — командир роты (253-й стрелковый полк 29-й стрелковой дивизии, Омск; 77-й стрелковый полк 26-й стрелковой дивизии, Ачинск, 76-й стрелковый полк той же дивизии, Канск), в 1929—1932 — командир батальона (35-й стрелковый полк 12-й стрелковой дивизии, Татарск, с 1930 — в Благовещенске), затем — начальник штаба 34-го стрелкового полка 12-й стрелковой дивизии (Благовещенск). В этот период окончил Повторные курсы усовершенствования комсостава (СибВО, 1923) и дважды — курсы «Выстрел» (1929, 1936).
В должности командира 272-го стрелкового полка 123-й стрелковой дивизии в 1939—1940 годы участвовал в советско-финской войне, затем служил заместителем командира 142-й стрелковой дивизии (ЛенВО).
В июле-августе 1941 года — командир 2-й стрелковой дивизии Ленинградской армии народного ополчения. С 25 августа по 28 декабря 1941 года командовал 281-й стрелковой дивизией, действовавшей на Ленинградском фронте. С января 1942 по апрель 1943 года — комендант 17 и 22 укрепрайонов Ленинградского фронта. Руководил подвозом снабжения Ленинградского фронта, был начальником обороны побережья Ладожского озера.
В 1943—1944 годах учился в Академии Генштаба, затем в составе 3-го Прибалтийского фронта командовал 198-й стрелковой дивизией[2] (9.5.1944 — 4.9.1944), 282-й Тартуской стрелковой дивизией; участвовал в операциях по разгрому фашистских войск в направлении Псков — Тарту. С 31 марта по 25 июня 1945 года исполнял должность начальника штаба 33-го гвардейского стрелкового корпуса на 1-м Украинском фронте в звании генерал-майора (13.9.1944). Участвовал в боевых действиях по освобождению городов Лигница, Дрезден, Прага.
После войны преподавал тактику на кафедре Военной академии им. М. В. Фрунзе, был старшим преподавателем оперативно-тактической подготовки на курсах командного состава этой академии; руководил Новосибирским пехотным училищем (1950—1954). В ноябре 1954 года окончил Высшие академические курсы Военной академии им. К. Е. Ворошилова. С февраля 1955 по март 1956 года руководил Тамбовским суворовским училищем. В марте 1956 года уволен в запас по состоянию здоровья. После ухода в запас проживал в Тамбове. Скончался 18 ноября 1972 года после инсульта.
Медаль «XX лет РККА» (1938), четыре ордена Красного Знамени (1940, …, …, 25.6.1944). Медаль «За оборону Ленинграда», орден Отечественной войны 1 степени (11.4.1945). Медаль «За освобождение Праги», орден Ленина

Спасибо: 1 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 80 , стр: 1 2 3 4 All [только новые]
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
большой шрифт малый шрифт надстрочный подстрочный заголовок большой заголовок видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки моноширинный шрифт моноширинный шрифт горизонтальная линия отступ точка LI бегущая строка оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  8 час. Хитов сегодня: 7
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет